Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Иранский президент в центре внимания на саммите Шанхайской организации сотрудничества


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Александр Гостев.



Андрей Шарый: В Китае открылся сегодня юбилейный двухдневный саммит Шанхайской организации сотрудничества. Это собрание привлекает внимание, в первую очередь, участием в нем иранского президента Махмуда Ахмадинеджада. В мае Иран, имеющий пока статус наблюдателя в ШОС, заявил, что хочет стать полноправным, седьмым членом организации, которая сейчас включает в себя Россию, Китай, Казахстан, Киргизию, Таджикистан и Узбекистан.


Основные темы переговоров лидеров стран, входящих в ШОС, - сотрудничество в экономике и энергетике и борьба с терроризмом, а также ядерная программа Тегерана.



Александр Гостев: Главная цель китайской встречи, по мнению большинства международных политологов, - на долгое время, если не навсегда, превратить ШОС в единственное глобальное объединение в Евразии, несущее ответственность за все региональные политические, военные и экономические процессы. Вот что заявил на церемонии открытия сегодня президент России Владимир Путин.



Владимир Путин: За период с момента принятия Шанхайской декларации наша организация приобрела солидный политический вес и авторитет, и она на деле стала весомым фактором стабильности и безопасности на евразийском пространстве. Внимание и отдельных государств, и целых региональных объединений в деятельности Шанхайской организации сотрудничества сегодня неуклонно растет. Этот интерес свидетельствует: конструктивная и открытая позиция стран-участниц, равноправный и взаимовыгодный характер нашего партнерства обладают большой притягательной силой.



Александр Гостев: На два дня в Шанхае введены чрезвычайные меры безопасности, район, где проходит форум, превращен в запретную зону. Правительственные здания и школы закрыты, передвижение жителей почти полностью ограничено.


Сейчас на саммите работает постоянный автор Радио Свобода, журналист Аркадий Дубнов.



Аркадий Дубнов: Здесь, в Шанхае, пять лет назад была ШОС учреждена, а 10 лет назад было здесь же подписано соглашение между пятью странами - Китаем и пограничными с ним Россией, Казахстаном, Киргизией и Таджикистаном - об укреплении доверия в военной области в районе границы, что стало отправной точкой для создания многостороннего объединения, к которому спустя пять лет присоединился и Узбекистан. За последние годы в качестве наблюдателей к ШОС присоединились Монголия, Пакистан, Индия и Иран. Сегодня лидеры этих стан, а, кроме них, еще и президент Афганистан Хамид Карзай приглашены для участия в саммите. Но в первую очередь появление среди лидеров ШОС президента Ирана Махмуда Ахмадинеджада вызывает обостренный интерес.


Представители кремлевской администрации дают понять, что ШОС настойчиво будет позиционировать себя как организация, способная самостоятельно решать проблемы, возникающие в зоне ее ответственности, в которой проживает более половины населения земного шара, при этом не отказываясь на равноправной основе от сотрудничества со всеми внерегиональными силами, с которыми не собирается конкурировать. Но при этом, как подчеркивается, ШОС не намерено слушать подсказки со стороны в решении стоящих перед ней задач. Нет нужды говорить, что подобный месседж направлен в первую очередь Соединенным Штатам.



Александр Гостев: Сегодня в Шанхае, после заседания в "узком" составе лидеров государств - членов ШОС, а потом - при участии наблюдателей - глав Индии, Ирана, Монголии, Пакистана и Афганистана было подписано большинство из подготовленных к саммиту соглашений. Председательство в секретариате ШОС переходит от Китая к Казахстану. Пост исполнительного директора ШОС упраздняется - теперь организацию возглавит генеральный секретарь. Среди самых важных из подписанных или утвержденных документов - программа сотрудничества по борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом на 2007-2009 годы, в том числе соглашение о сотрудничестве "в области выявления лиц, причастных к террористической, сепаратистской и экстремистской деятельности".


Накануне шанхайского саммита международная правозащитная организация Human Rights Watch заявила, что члены ШОС под прикрытием борьбы с терроризмом грубо нарушают права граждан своих стран. Речь идет о вооруженном конфликте в Чечне, преследованиях оппозиции в Казахстане и Таджикистане, кровавом подавлении антиправительственных выступлений в узбекском городе Андижан в прошлом году и жестоких репрессиях в Китае против уйгурского меньшинства, требующего национальной независимости.


Главной же интригой саммита остается присутствие в Шанхае президента Ирана Махмуда Ахмадинеджада и его встречи с президентом России Владимиром Путиным и председателем КНР Ху Цзиньтао. Заметно, что и Ахмадинеджад, и Путин с одинаковой готовностью выступили с одним предложением - создать энергетический клуб государств-членов ШОС. В том числе, для взаимодействия в области разведки, добычи и эксплуатации природных ресурсов.


Идет ли речь, в том числе, о пресловутых иранских разработках в ядерной области? Вот что заявил сегодня официальный представитель МИДа Китая.



Официальный представитель МИДа Китая: Конфликт вокруг ядерной проблемы Тегерана - в повестке дня нашей встречи. "Евротройка" - Великобритания, Франция и Германия - представили Ирану пакет предложений. Мы знаем, что Иран внимательно его изучает, и надеемся, что все стороны займут прагматичную и гибкую позицию, что позволит вернутся к продуктивному диалогу.



Александр Гостев: Президент Махмуд Ахмадинеждад, выступая по национальному телевидению за день до поездки в Китай, отметил, что считает Шанхайскую организацию сотрудничества важнейшим гарантом стабильности в Азии.



Махмуд Ахмадинеждад: Единство и авторитет государств - членов ШОС неизменно способствуют укреплению мира, процветанию и безопасности региона. Они оказывают заметное влияние на распространение по всему земному шару идей политического ненасилия и умиротворения.



Александр Гостев: Во время встречи с Владимиром Путиным сегодня иранский президент уже попросил "защитить его страну от незаконного вмешательства Запада", и поблагодарил Россию дипломатическую поддержку. Путин же подчеркнул, что Иран - это давний исторический партнер России.


Какие реальные политические выгоды может получить Иран от членства в Шанхайской организации сотрудничества? На этот вопрос в интервью Радио Свобода ответил профессор Мохаммед Реза Джалили из Высшей школы международных исследований в Женеве.



Мохаммед Реза Джалили: Разумеется, в первую очередь это означало бы конец эпохи изоляции Ирана международным сообществом. Другая причина - стратегическая попытка сделать Азию главным центром мировой политики. В Тегеране ведь любят повторять: "Смотри на Восток!" Таким образом, с помощью Шанхайской организации сотрудничества Иран стал бы гораздо более активным игроком и на международной политической арене, и особенно на евразийском пространстве.



Александр Гостев: Стремление Ирана стать полноценным членом ШОС беспокоит западные страны, по мнению которых тесные экономические связи с Тегераном двух основных членов организации - России и Китая - могут быть определяющим фактором. Москва и особенно Пекин последовательно противятся попыткам США инициировать процедуру введения жестких международных санкций против иранского режима. Соединенные Штаты по-прежнему обвиняют Иран в попытках создания оружия массового поражения и поддержке террористических движений, в первую очередь, в соседнем Ираке, поэтому каждая попытка Тегерана усилить свое политическое влияние в любой точке земного шара немедленно вызывает отклик Вашингтона.


Вот как на днях отреагировал министр обороны США Доналд Рамсфелд на вопрос журналиста о возможном членстве Ирана в ШОС.



Доналд Рамсфелд: Мы имеем дело с Ираном - с государством, открыто поддерживающим международный терроризм, по общему мнению. Они поддерживают ХАМАС. Они поддерживают "Хизбалла". Существует длиннейший перечень доказательств их связей с террористами по всему миру. Сама мысль о том, что Иран может быть принят в эту организацию, с тем, чтобы он, якобы, внес свой вклад в борьбу с терроризмом, причиняет мне боль!



Александр Гостев: Как США в целом относятся к саммиту Шанхайской организации сотрудничества? Об этом корреспондент Радио Свобода в Вашингтоне Аллан Давыдов побеседовал со старшим сотрудником неправительственного аналитического Фонда "Наследие" Питером Бруксом.



Питер Брукс: Соединенные Штаты, безусловно, пристально наблюдают за саммитом ШОС. Значимость ее возрастает, учитывая желание Ирана, Индии, Пакистана и Монголии быть на нынешней встрече наблюдателями. Многие американские аналитики удивлены тем, что, в то время, как Устав этой организации характеризует ее как "борца с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом", на встречу в верхах приглашается Иран, который в ряде стран Запада считают одним из ведущих спонсоров терроризма. Важен для нас и вопрос о дальнейших намерениях этой организации, каково ее политическое и экономическое будущее. Нельзя пройти и мимо военного аспекта. В прошлом году Россия и Китай в рамках ШОС провели первые совместные военные учения с участием 10 тысяч военнослужащих. Уже прозвучали намерения провести подобные учения в будущем году с участием ряда центральноазиатских стран и даже некоторых стран-наблюдателей. Я не исключаю, что на сей счет из Вашингтона могут последовать официальные заявления.



Аллан Давыдов: На прошлогоднем саммите Шанхайской организации сотрудничества его участники настаивали на выводе американских военных из Центральной Азии. Многие наблюдатели склонны видеть в ШОС откровенно враждебное Западу формирование, наподобие Организации Варшавского договора.



Питер Брукс: Я не думаю, что сейчас дело обстоит таким образом. Шанхайскую организацию сотрудничества даже называют "ОПЕК с ядерным оружием", имея в виду огромные запасы энергоносителей у ряда ее стран-членов. Но и это сравнение хромает. С другой стороны, очевидно, что ШОС развивается как региональный противовес Соединенным Штатам. Возможно, прежде всего это актуально для России, которая озабочена расширением НАТО, особенно возможностью вступления в этот альянс Украины. Но я не вижу здесь явной враждебности к США. Иногда та или иная страна-член ШОС предпринимает не вполне дружественные акции, такие как закрытие американской военной базы в Узбекистане и пересмотр условий содержания такой базы в Киргизии. Но, повторяю, я не думаю, что в целом ШОС - антиамериканская организация. Многое указывает на то, что не все ее страны-члены готовы соглашаться с политикой таких больших держав, как Россия и Китай. Так что у Соединенных Штатов остаются возможности влияния в Центральной Азии.



Аллан Давыдов: Вы упомянули присутствие Ирана на саммите ШОС. Что стоит за данным фактом?



Питер Брукс: Это один из наиболее важных вопросов саммита, поскольку он касается иранской ядерной программы. В настоящее время Иран рассматривает соответствующий пакет предложений от четырех стран Запада, России и Китая. Вызывает озабоченность заявление Китая о том, что он не рассматривает Иран как государство, поддерживающее терроризм. То есть в Пекине не понимают или делают вид, что не понимают озабоченности других стран присутствием Ирана на этом саммите, декларирующем приверженность борьбе с терроризмом.



Александр Гостев: Так старший сотрудник вашингтонского Фонда "Наследие" Питер Брукс по просьбе Радио Свобода прокомментировал открытие пятого саммита Шанхайской организации сотрудничества.


По мнению большинства независимых наблюдателей, шансы Ирана в ближайшие годы стать полноправным членом Шанхайской организации сотрудничества на самом деле весьма невелики. Главная причина - в том, что само присутствие Ирана в составе ШОС мгновенно изменило бы статус всей организации и восприятие ее мировым сообществом - возможно, далеко не в лучшую сторону. Проще говоря, несмотря на возможные выгоды, вряд ли Москва и Пекин в будущем захотят делить с Тегераном ответственность за регулярные, как показало время, выходки его руководителей - будь-то оскорбления Израиля, отрицание Холокоста или же снисходительно-презрительные выпады в адрес некоторых европейских и американских политиков. Внутри ШОС и внутри каждого из государств, входящих в ШОС, достаточно своих проблем, для того чтобы Шанхайская организация сотрудничества готова была сейчас принять новых членов, тем более, столь неоднозначно воспринимаемых в мире.


XS
SM
MD
LG