Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Россияне стали чаще жаловаться на правоохранительные органы


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Максим Ярошевский.

Кирилл Кобрин: Уполномоченный по правам человека в России Владимир Лукин сегодня представил доклад о деятельности своего ведомства за 2008 год. Лукин отметил, что ситуация с правами человека за последние пять лет заметно не изменилась. По словам соавтора доклада, Георгия Кунадзе, россияне стали чаще жаловаться омбудсмену на правоохранительные органы.

Максим Ярошевский: Доклад уполномоченного по правам человека за 2008 год является итоговым и обобщает деятельность омбудсмена за прошедшие пять лет. Взято 15 статей Конституции России, имеющие прямое отношение к правам человека: право на жизнь, достоинство, свободу и личную неприкосновенность, право на гражданство и свободу передвижения, право на свободу совести и вероисповедание, право на судебную защиту и справедливое судебное разбирательство, на свободу мысли и слова, право избираться и быть избранным. Говорит уполномоченный по правам человека при президенте Владимир Лукин.

Владимир Лукин: Предыдущие делались в основном с упором на злобу дня конкретного года, какие наиболее острые проблемы были отражены в жалобах трудящихся. Этот доклад немножко иной. Мы взяли 15 статей, главных статей Конституции нашей, в которой отражены основные права и свободы граждан, и решили посмотреть, во-первых, насколько эти статьи конкретизированы в нашем законодательстве, развернуты и приведены в такое состояние, когда они уже имеют какую-то правовую конкретность и определенность. Во-вторых, каким образом они реализуются на практике в нашей стране. Вот, собственно говоря, в ответах на эти вопросы и заключается наш доклад. Хочу сказать, что меня часто спрашивают, согласны вы или не согласны с тем или иным докладов и похож ваш доклад на другие доклады. Этим всем мы не занимаемся специально, потому что мы занимаемся своими делами. А вот эти вопросы скорее относятся к журналистам, нравится им наш доклад больше или меньше, чем другие, что они нашли в других лучше, а в нашем хуже и, наоборот. Это такая штука, которая является обобщением, оценкой, которые делают эксперты и журналисты.

Максим Ярошевский: Добавляет соавтор ежегодного доклада омбудсмена Георгий Кунадзе.

Георгий Кунадзе: Надо сказать, что количество ежегодно поступающих уполномоченному жалоб не изменилось. В основном это порядка 30 тысяч жалоб в год. Свыше 50 тысяч обращений, из них около 5 тысяч квалифицируются как жалобы и принимаются к рассмотрению. С этой точки зрения, можно говорить о том, что, в общем, изменений каких-то к лучшему или к худшему за эти пять лет не произошло. С другой стороны, конечно же, пять лет слишком небольшой срок для того, чтобы с уверенностью говорить о каких-то необратимых качественных изменениях в любую сторону. Произошли некоторые изменения в количестве жалоб, подаваемых по разным проблемам. Пять лет назад основной поток жалоб приходился на нарушение социально-экономических прав граждан. Последние два года лидируют жалобы, которые подаются в связи с действиями сотрудников правоохранительных органов в широком смысле слова, не только органов внутренних дел, но так же прокуратуры, Федеральной службы исполнения наказания и других.

Максим Ярошевский: По мнению президента Фонда защиты гласности Алексея Симонова, итоговый документ носит излишне сдержанный характер.

Алексей Симонов: Мне кажется, что сама должность уполномоченного становится потихоньку все более ритуальной, чем действенной. Естественно совершенно, что и диагноз им ставимый превращается тоже в некую ритуальность, то есть, есть люди, пишущие этот доклад, и есть определенная выделенная группа людей, читающая этот доклад. Причем, группа читающих, как правило, меньше группы пишущих. В основном читают его правозащитники, которые с той или иной долей скепсиса относятся к каждому из разделов этого доклада, которые относятся к непосредственной их деятельности, поскольку очень многие из этих данных идут от них. И смягчение формулировок, которое происходит в этом докладе, их в известной степени смущает.
В парламенте должен быть специальный день для обсуждения этого доклада. Но этого же нет! И добиться этого довольно трудно, потому что парламенту права человека до такой фени, что они даже не выберут двух часов для того, чтобы выслушать уполномоченного.
Владимир Петрович человек аккуратный, осторожный, разумный. При этом он старается, по крайней мере, не вылезать за отведенные ему рамки. Доклад, естественно, носит и этот, в общем, я бы сказал, излишне сдержанный характер, учитывая, что он выходит в условиях, когда все права человека в стране решительно и бесповоротно нарушаются.

Максим Ярошевский: Председатель движения "За права человека" Лев Пономарев уже прочитал доклад и сделал для себя предварительные выводы.

Лев Пономарев: Я так взглянул на этот доклад. Я должен сказать, что там, вообще говоря, правильные оценки делаются, на самом деле, в той ситуации, которая есть в России. Может быть, не такие резкие, какие я бы делал. В условиях, которые сейчас созданы в России, омбудсмен может быть выбран Государственной Думой. Государственная Дума у нас практически однопартийная. Поэтому я бы сказал, что нам повезло, что омбудсменом у нас является Лукин, который общается с правозащитниками и довольно тесно общается.
Другое дело, что я, например, не всегда обращаюсь к Владимиру Петровичу, потому что знаю, что по некоторым вопросам к нему обращаться не следует, скажем так, если какой-то вопрос политизированный. Приведу такой пример. Допустим, я и многие мои коллеги считают, что в России есть политзаключенные, суды политизированы. Эти вопросы мы не обсуждаем с Владимиром Петровичем Лукиным.
Немножко наивно надеяться, что документ может что-то и как-то сильно повлиять.

Максим Ярошевский: Правозащитник, директор Института прав человека Валентин Гефтер лично принимал участие в работе над докладом.

Валентин Гефтер: Я лично, по крайней мере, могу ответить, что мне нравится в этот раз такая итоговая за пять лет работы структура доклада. Она, мне кажется, разумно построена на том, что речь идет о пробеге по всем конституционным правам и свободам граждан и на том, как Европейская конвенция, которой мы участники, то же самое говорит. Поэтому это, с моей точки зрения, сделано разумно. Другой вопрос, кто и как это будет читать, я имею в виду в первую очередь во власти. Но очень полезно было бы просто это принять, как некое руководство к действию.
Что дальше? Это и есть главный вопрос. Институты типа института уполномоченного очень хорошо, что они развились, но они носят пока реактивный характер, то есть только на то, что происходит, с одной стороны, с другой стороны, такой рекомендательно-консультативный. А когда нужно изменить что-то, вот обратной связи ведомства на эту критику, на эти предложения вполне конструктивны и благожелательны. Это не какая-то огульная критика, что у вас тут все плохо. К сожалению, обратной связи нет. Это есть изъян не столько уполномоченного и его доклада, сколько того, как у нас построена система защиты прав человека.

Максим Ярошевский: Владимир Лукин в конце пресс-конференции пожаловался журналистам, что в этом году в связи с финансовым кризисом пока нет возможности перевести доклад на иностранные языки. "Поднимите руки. Если у кого есть лишние средства, мы будем благодарны". Желающих среди представителей СМИ не нашлось.
XS
SM
MD
LG