Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Решение Конституционного суда России по иску солдата-срочника


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Татьяна Вольтская.

Кирилл Кобрин: Сегодня Конституционный суд признал неконституционным положение 38-й статьи федерального закона о воинской обязанности и воинской службе, позволяющее удерживать военнослужащего в армии в случае проведения в отношении него уголовного расследования.

Татьяна Вольтская: В Конституционный суд обратился Ислам Куашев, призванный в июне 2006 года и с июня 2007-го по март 2008-го служивший в Астраханской области недалеко от села Капустин яр в звании младшего сержанта. Когда до демобилизации оставалось всего два месяца, в отношении Куашева было возбуждено уголовное дело по статье 163 российского Уголовного кодекса - вымогательство. Младшего сержанта обвинили в том, что в октябре 2007 года он потребовал от сослуживца две тысячи рублей, а когда тот денег не дал, начал избивать его и всячески преследовать.
Следствие длилось около года, его сроки несколько раз продлевались, и все это время Исламу Куашеву пришлось оставаться в своей части. При этом его адвокат Алим Батиров утверждает, что мера пресечения - наблюдение под командованием военной части - была избрана только в декабре 2008 года, а до этого Куашев был вынужден тянуть все ту же солдатскую лямку, хотя срок его службы давным-давно истек. Наконец, в декабре 2008 года действия следственных органов, так затянувших расследование, были признаны незаконными сочинским гарнизонным судом. 18 февраля 2009 года следствие было закончено и передано в Волгоградский военный суд. 24 февраля Ислам Куашев был демобилизован, теперь он дома в Кабардино-Балкарии. Он считает, что его права были серьезно нарушены, ведь по Конституции никого нельзя без разрешения суда задержать более чем на 48 часов, а ему пришлось прослужить лишние полгода. Говорит адвокат Ислама Куашева, его представитель в Конституционном суде Алим Батиров.

Алим Батиров: Все два года он служил в Сочи. В определенное время был командирован в Волгоград в другую воинскую часть. События, в которых его обвиняют, происходили в Волгограде. Дело возбудил командир части сочинской. Государство гарантирует, что срок службы не может быть безразмерным. На тот период для моего подзащитного срок службы составлял 24 месяца. Но вот та норма, которую мы пытаемся оспаривать в Конституционном суде, позволяет, в случае возбуждения уголовного дела, любого, который находится под следствием, не увольнять, а держать, практически бесконечно нельзя, но долгое время. Наблюдение командования предусматривает обязательно согласие того лица, в отношении которого применяется. Есть широкий спектр мер пресечения, которые можно применять. Почему-то именно в случае с военными это невозможно для них оказывается. В данном случае согласия Куашева не было. Мы обращались в сочинский гарнизонный суд по этому моменту, суд сослался на норму закона и признал, что на тот момент его нахождение в воинской части было законным.

Татьяна Вольтская: Во время рассмотрения дела в Конституционном суде против изменения спорной нормы закона выступил старший следователь по особо важным делам методико-криминалистического отдела Военно-следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации Александр Синицын. Он считает, что если тех, против кого возбуждено уголовное дело, отпускать из армии, то это поставит их в более выгодное положение по отношению к потерпевшим, создаст предпосылки для уклонения от уголовной ответственности, увеличит расходы федерального бюджета на само следствие и снизит его эффективность.

Александр Синицын: Деятельность военно-следственных структур направлена, прежде всего, на обеспечение правовыми средствами высокой боеготовности и боеспособности войск. Отсутствие в законе оспариваемой нормы не способствовало бы снижению преступности в войсках, поскольку эта норма имеет еще и превентивное значение. Военнослужащий, зная, что в случае совершения преступления в период нахождения под следствием не будет уволен с военной службы, еще задумается о своем поведении. В результате перед окончанием срока военной службы можно будет с большой степенью вероятности прогнозировать рост преступности среди военнослужащих. То есть может быть нарушена действующая система предупреждения преступности в войсках. Действующая ныне практика применения абзаца 9-го пункта 11-го статьи 38-й федерального закона способствует следственным органам прокуратуры оптимально и достаточно активно в сжатые сроки обеспечить выполнение задач по эффективному расследованию и раскрытию преступлений, совершаемых военнослужащими. Полагаю, нельзя ломать отлаженный, исторически сложившийся, эффективный с функционально-экономической точки зрения механизм расследования преступлений, совершенных военнослужащими.
Татьяна Вольтская: Адвокат Алим Батиров представил свои возражения.

Алим Батиров: Система предупреждения правонарушений в Российской армии никак не может быть в ущерб правовым интересам граждан Российской Федерации, которые закреплены в Конституции России. И ни в коей мере нахождение Куашева дома на весь период следствия, уволенного в соответствии с законом по истечении 24 месяцев службы, не было необходимо для обороноспособности страны и безопасности государства. Такие слова невозможно применить к этому отдельно взятому делу и к подобным многим тысячам дел. Никакой заинтересованности государства в своей безопасности нет в том, чтобы держать этих мальчишек в армии бессрочно практически.

Татьяна Вольтская: Конституционный суд установил, что если некоторые ограничения прав и свобод военнослужащих и допустимы, то лишь тогда, когда этого требуют цели военной службы. А солдата, находящегося под следствием, не увольняют только в связи с задачами предварительного расследования, поэтому только суд может избрать меру пресечения из перечня, предусмотренного Уголовно-процессуальным кодексом. В частности наблюдение командования воинской части. А норма закона о военной службе нарушает равенство граждан перед законом, судом и право военнослужащих на судебную защиту.
Конституционный суд особо подчеркнул, что именно практика сделала эту норму не соответствующей Конституции. С этим абсолютно согласна председатель организации "Солдатские матери Петербурга" Элла Полякова.

Элла Полякова: В нашей практике тоже были обращения военнослужащих, срок службы которых закончен, а их заставляли служить принудительно, оправдываясь тем, что он обвиняемый или свидетель преступления. Конечно, эта практика неправильная, она не соответствует российской правовой системе, и сегодняшнее решение Конституционного суда нас очень обрадовало.

Татьяна Вольтская: Солдатские матери так же собираются обратиться в Конституционный суд с тем, чтобы искалеченных в армии и комиссованных солдат тоже перестали удерживать в воинских частях.
XS
SM
MD
LG