Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Иерархия прав человека в представлении российских граждан


Программу ведет Андрей Шарый.

Андрей Шарый: Уполномоченный по правам человека в России Владимир Лукин сегодня представил ежегодный доклад о деятельности своего ведомства. Документ состоит из 15 основных глав, в нем проанализировано российское законодательство и указано, как именно в России соблюдаются права человека. В ближайшее время этот документ попадет к губернаторам, министрам, сотрудникам правоохранительных органов и правозащитникам. Президент уже этот доклад, как сообщил Владимир Лукин, получил.
О некоторых причинах, по которым в работе уполномоченного по правам человека в России не так много внимания уделяется политическим правам граждан, я беседовал с известным московским социологом, сотрудником Левада-центра Борисом Дубиным.
Владимир Лукин, об этом говорят и многие эксперты, и ведомство его известны своей такой осторожностью. Они не лезут в те дела, которые могут вызвать очень сильное раздражение власти. Однако, судя по всему, та тенденция, о которой Лукин говорит не первый год, это то, что граждан России больше заботит охрана и защита своих экономических, социальных прав, чем политический комплекс прав человека. Верно это?

Борис Дубин: Это верно, да, но в первом приближении, по крайней мере. Основные права, которыми дорожат сегодня россияне, это право на жизнь, право на бесплатную медицину и образование, обеспечение социальное и поддержку старости и право на достойно оплачиваемую работу по специальности. Вот основные права, которыми больше половины россиян сегодня дорожат. Возможность избирать и быть избранным, свобода слова и так далее, в общем, это значительно менее важные для россиян сегодня права, в особенно, конечно, по мере того, как разворачивается финансовый и экономический кризис.

Андрей Шарый: Этот комплекс вопросов российских граждан просто не интересует или они считают, что их права не нарушаются?

Борис Дубин: За последние полтора-два года, как ни удивительно, как раз внимание к свободе слова несколько выросло. Обычные наши ответы где-то давали порядка 16-18 процентов тех людей, которые озабочены этими правами, сегодня это 28. Все-таки, видимо, отсутствие какого бы то ни было другого голоса, кроме официального, в основных медиа все-таки начинает народ немножко задевать. Но нарушения прав все-таки, так получается, что едва ли ни главным нарушителем прав являются либо бюрократы, либо милиция. Куда обращаться, к начальству бюрократии или к начальству милиции? Вот такой замкнутый круг.

Андрей Шарый: То, что касается не слишком большой заинтересованности в соблюдении политических прав человека, гражданских прав, это национальная особенность России? Социологи дают на это ответ? Или во всех странах это более-менее одинаково, но власти разные?

Борис Дубин: Все-таки комплекс страны, выходящей из тоталитарного строя и, в общем, по-настоящему свобод гражданских, как и гражданской ответственности по сути дела не знавшей. Конечно, дело нескольких десятилетий в лучшем случае, а может быть и более того, для того чтобы какое-то представление о своем гражданском достоинстве, о механизмах защиты прав основных, о возможности солидаризироваться с себе подобными в защите этих прав, чтобы все это возникло. Пока этого почти нет.

Андрей Шарый: Означает ли это, что на протяжении нескольких десятилетий власть в этом отношении может не беспокоиться, или ситуация может поменяться?

Борис Дубин: Нет, я не думаю, что она может не беспокоиться. Потому что, скажем, даже за последние месяцы и, кстати сказать, в связи с проблемами финансовыми, экономическими, но, тем не менее, очень ухудшились представления россиян о политическом будущем. В частности похоже на то, что полетел миф о стабильности. Сегодня россияне достаточно мрачно смотрят и в смысле экономических своих проблем, ну и в смысле политического спокойствия и стабильности. Так что я не думаю, что властям стоит так уж рассчитывать на полное равнодушие и неисчерпаемое терпение населения.
XS
SM
MD
LG