Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Газпром»: монополия де-факто станет де-юре


«Газпром» де-факто контролируют львиную долю сырья в стране и владеет средствами поставки топлива потребителю

«Газпром» де-факто контролируют львиную долю сырья в стране и владеет средствами поставки топлива потребителю

Депутаты Государственной думы сегодня рассмотрят в первом чтении законопроект «Об экспорте газа». Согласно документу, исключительным правом на экспорт газа из России обладает собственник единой системы газоснабжения. Речь идет о концерне «Газпром», который де-факто уже давно пользуется такой привилегией в отличие от независимых производителей сырья. Концерн не только контролируют львиную долю добычи сырья в стране, но и владеет средствами поставки топлива потребителю.


На вопрос, зачем депутаты решили узаконить то, что и так является нормой в России Радио Свобода попыталась ответить кредитный аналитик рейтингового агентства Standart & Poor’s Елена Ананькина.


- Действительно, де-факто «Газпром» и был эксклюзивным экспортером российского газа. Исключением был только небольшой реэкспорт газа через Украину и тому подобные очень маленькие объемы. Доступ независимых производителей газа к трубе, в общем, всегда был ограничен, даже при поставках на внутренний рынок. Это связано с тем, что, несмотря на то, что закон требует от «Газпрома» предоставлять доступ независимым производителям газа к трубе, всегда есть технические ограничения и тому подобные вещи, которые очень трудно проследить внешним пользователям системы. Таким образом, если этот закон будет принят, то радикально ничего не изменится, все останется, собственно говоря, так, как оно есть.


Большие вопросы, которые возникают в связи с этим законопроектом, следующие. Во-первых, это транзит газа из Средней Азии. Не поменяется ли в связи с этим законом схема закупки газа в Средней Азии «Газпромом» и посредниками для потребителей Украины. Второй большой вопрос - это судьба новых проектов, таких как «Сахалин» и «Ковыкта». Эти проекты потенциально могут экспортировать большие объемы газа из России на азиатские рынки. Что же касается Ковыктинского проекта, то этот проект находится на более ранней стадии, там только идет разведка и разработка месторождения, окончательного плана того, как это месторождение будет работать, какие объемы на какие рынки будут поставляться, сколько будет поставляться на внутренний рынок, сколько на внешний рынок, пока окончательного плана нет. Вот на судьбу Ковыктинского проекта это может очень сильно повлиять, если для него не будет сделано исключение. Каким образом эта тема будет раскрыта в законопроекте - увидим.


- По мнению авторов документа, исключение предлагается сделать лишь для участников проектов «Сахалин-1» и «Сахалин-2». Доля независимых производителей составляет в России всего около 10% от общего объема поставляемого на рынок газа. Россия давно отвергает призывы Европейского союза присоединиться к транзитному протоколу международной Энергетической хартии, который предусматривает свободный коммерческий транзит энергоносителей от поставщика к покупателю через территорию «третьих стран», например - из Центральной Азии в Европу через Россию. Как нынешний законопроект отразится на взаимоотношениях Евросоюза и Москвы?


- Прежде всего надо отметить, что Энергетическую хартию Россия так и не ратифицировала. Поэтому никогда эти нормы в России не применялись. Собственно, это одна из причин, почему шел транзит среднеазиатского газа по той схеме, по которой он шел, а именно: шла закупка этого газа посредниками или «Газпромом» по достаточно низкой цене, дальше - транспортировка по территории России по системе «Газпрома» и продажа на Украине. Россия, естественно, руководствуется своими интересами. Не ратификация договора Энергетической хартии, транзитного протокола и тому подобных документов связана с тем, что многие в России считают, что это нарушит интересы страны и интересы принадлежащей государству большей частью компании «Газпром».


- На ваш взгляд, этот законопроект как-то повлияет на экспортные цены или он не затронет эти параметры, так как это не имеет отношения к документу?


- Экспортные цены на газ формируются либо на рынке, либо по тем долгосрочным контрактам, которые сейчас у «Газпрома» есть. Цены на долгосрочных контрактах «Газпрома» зависят от цены корзины нефтепродуктов в Европе. Поэтому никаким образом законодательно это отрегулировать невозможно, здесь действуют чисто рыночные силы.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG