Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В 2009 году в Москве, да и в других городах России, был торжественно совершён обряд призывания людей на субботник.

Казалось бы, субботник противоречит всему, что провозглашается идеологией современной России. Обряд субботника, однако, совершается, пусть уже в совершенно рудиментном виде. Повесили объявление у подъезда – и довольно. Довольно, чтобы говорить именно о символе, обряде. Практическое значение ничтожно. Тем интереснее, что же тут символического.

Субботник – праздник свободного труда.

Теоретически.

Фактически в трёх словах ("праздник свободного труда") налицо две ошибки.
"Праздник" - от слова "праздный", "порозжий", то есть по определению день, свободный от труда.

"Труд" по определению несвободен. Любой, даже самый добровольный. Библия объясняет эту подневольность труда тем, что он – ради выживания.

Можно считать, что труд на себя "свободнее" труда на дядю. Только "свобода" тут нечто абсолютно относительное. Свободно лишь творчество, отличное от труда хотя бы непредсказуемостью и результата, и процесса, да и судьбы творца. Труд ради жизни, творчество готово и на смерть.

Икар не был легкомысленным дураком, а творцом – был. Что именно он сотворил, не объяснить тем, для кого полёт есть труд, полезная работа по перемещению объекта из одного пункта в другой, для кого нет разницы между "сотворил", "натворил", "претворил".

Коммунизм, даже в идеальном своём виде, не знает творчества, он целиком – в плоскости труда. Тем более это относится к социальному деспотизму, который в России щеголял в шкуре коммунизма, но уже давно перестал. Попытка обобществить выживание оборачивается, во-первых, вымиранием общества, во-вторых, превращением труда в единственное содержание бытия, жизни, политики.

Труд – единственная валюта несвободы, синтез оброка и барщины. От каждого – по потребностям власти, каждому – по её прихоти. Субботник есть такой же обряд поклонения власти, исповедания её легитимности и своей лояльности, как возжигание фимиама перед статуей римского императора.

Власть вознаграждает тех, кто трудится во имя её, признавая её источником жизни, возможностью не работать. Щедро вознаграждает: почти никто толком не работает, хотя легитимность у волынщиков разная. Однако, с конца декабря до середины января, февраль вокруг 23-го и март вокруг 8-го, май, лето, ноябрь, это уж непременно.

Сменив коммунизм на православизм, власть решила возблагодарить Бога на привычный себе манер. Но тут вышел облом. То есть, Рождество нерабочим днём объявили, а вот Воскресение Христа – оно и есть воскресенье. Вот при Сталине была одно время шестидневника, тогда воскресенье были нерабочими изредка, а тут…

Выход найден: объявить понедельник после Пасхи нерабочим днём. В 2009 году это проделали на Украине и всерьёз обсуждают в российской Думе. Оне каются: раньше у нас понедельник начинался в субботу, а теперь компенсируем: воскресенье заканчивается в понедельник.

При этом коммунистический обряд остаётся, так что идеальный "россиянин" в 2010 году будет, видимо, в Лазареву субботу идти на субботник, а в Светлый понедельник, напротив, будет не идти на работу. Чем будет подчёркнуто, что "идеальный россиянин" есть раб – он трудится не тогда, когда нужно выжить, а когда власти угодно. А выжить…

Как метко охарактеризовала кремлёвскую власть Евфросиния Керсновская: жить не дадут, но и умереть не позволят. Христос победил смерть Своей смертью, "эти" победили смерть равнодушием к жизни.

Никого, конечно, нельзя убедить, что Христос воскрес (хотя – воскрес). Наверное, нельзя и убедить людей, что ни работа, ни отдых не приносят пользы, если свобода мертва. А всё-таки скажем: Христос воскресе! А воскресить свободу – это уже наша… нет, не забота, не труд, не работа – наше творческое призвание.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG