Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Путин заявил, что Иран готов к диалогу


Президент Ирана Махмуд Ахмадинеджад на встрече с президентом России Владимиром Путиным в Шанхае

Президент Ирана Махмуд Ахмадинеджад на встрече с президентом России Владимиром Путиным в Шанхае

Президент Ирана Махмуд Ахмадинеджад провел в кулуарах шанхайского саммита переговоры с президентом России Владимиром Путиным. Главным пунктом повестки дня переговоров был спор Ирана с Западом по поводу ядерной программы Тегерана, привлекающий к себе пристальное внимание во всем мире.


По сообщению иранского информационного агентства «Мехр», встреча обоих лидеров продолжалась примерно час.


Согласно ИТАР-ТАСС, Путин заявил, что переговоры произвели на него «очень положительное впечатление».


По словам российского президента, Ахмадинеджад сказал ему, что его страна «положительно» оценивает пакет предложений, представленный Тегерану 6 июня верховным представителем ЕС по внешней политике и политике безопасности Хавьером Соланой.


Эти предложения были одобрены пятью постоянными членами Совета Безопасности ООН – Великобританией, Китаем, Францией, Россией и Соединенными Штатами, а также Германией. Их содержание не обнародовано. Однако, как полагают, они содержат ряд поощрительных мер в области экономики и промышленности, включая постройку в Иране по крайней мере одного ядерного реактора на легкой воде.


Молчание Ахмадинеджада


По словам Путина, Ахмадинеджад заверил его, что Иран готов возобновить диалог по поводу своей спорной ядерной программы и «в ближайшем будущем» предложит расписание возобновления международных переговоров.


Никаких комментариев от Ахмадинеджада или других членов иранской делегации в Шанхае не последовало.


Обращаясь к Ахмадинеджаду перед началом переговоров, Путин вновь обозначил позицию России в отношении ядерного противостояния с Ираном. По его словам, любая страна, в том числе Иран, имеет право пользоваться передовыми технологиями в интересах своего развития, но она должна дать гарантии мировому сообществу относительно нераспространения ядерного оружия.


Россия помогает Ирану в строительстве атомной электростанции в Бушире на берегу Персидского залива и является одним из ведущих экономических партнеров Тегерана. Москва пытается снять напряженность, возникшую между Исламской республикой и ее западными критиками, которые обвиняют Иран в попытке создать ядерное оружие.


Деликатное давление


Настаивая на том, что Иран имеет право обзавестись собственной программой обогащения урана, Москва, тем не менее, призывает Тегеран к сотрудничеству с Международной комиссией по ядерной энергии ради устранения недоразумений по поводу ядерной программы Ирана.


Путин вновь повторил свое предложение о создании совместного предприятия, которое позволило бы Ирану обогащать уран на российской территории под международным наблюдением. По его словам, если этот проект удастся претворить в жизнь, он может стать образцом для создания аналогичных центров переработки урана без дискриминации в отношении потенциальных партнеров.


Реакция Ирана на это предложение была противоречивой: вначале он его приветствовал, но затем отверг.


Президент Ахмадинеджад никак не отозвался публично об этом новом предложении Путина, заявив лишь, что Москва и Иран «имеют общие позиции» по ядерным вопросам.


Ранее вчера президент Ирана выступил перед лидерами Шанхайской организации сотрудничества. Он осудил «дискриминацию и запугивание» в международных отношениях.


«Сотрудничество – культурное, политическое и в области безопасности, в дополнение к установлению спокойствия и мира в регионе, - может сыграть важную роль в укреплении мира и стабильности во всем мире и превратить ШОС в сильную и влиятельную организацию в политической, экономической и коммерческой области на региональном и глобальном уровне», - сказал Ахмадинеджад. – «А это предотвратит угрозы господствующих держав и их незаконное и насильственное вмешательство».


По словам Ахмадинеджада, Иран готов провести на своей территории встречу министров энергетики ШОС для изучения методов создания совместных нефтяных и газовых проектов.


Ахмадинеджад ни разу не упомянул о международных спорах по поводу его ядерной программы – некоторые западные эксперты усматривают в этом уступку Китаю, который хочет, чтобы саммит сосредоточился на проблемах безопасности и экономики.
XS
SM
MD
LG