Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Политическая ведьма в джинсах и пиджаке". Против Немцова играют Доренко с Павловским


Дарья Гусева

Дарья Гусева

Елена Рыковцева: «Выборов в Сочи как будто нет. Разве что на здании мэрии висит единственная, кажется, на весь город растяжка с указанием, что голосование состоится 26 апреля. Другой рекламы нет вообще. Все семь радиостанций и три сочинских телеканала отказались предоставить кандидатам платное время», - это фрагмент из публикации в журнале «Русский Newsweek» специального корреспондента этого издания Дарьи Гусевой, которая сегодня у нас в гостях. Она побывала в Сочи и вернулась благополучно в Москву. С нами на связи из Сочи – директор Социологического краевого центра Николай Петропавловский. Может быть, к нам присоединится, ждем, пока не можем дозвониться, пресс-секретарь избирательного штаба одного из кандидатов, Бориса Немцова, Ольга Шорина.

И просьба к вам, уважаемые слушатели, рассказать о ваших впечатлениях по поводу избирательной кампании в Сочи, исходя из того, что вам о ней сейчас пишут или рассказывают газеты и телевидение. Потому что сами сочинцы, если верить тому, что пишут, не слишком в курсе того, что у них там происходит.

Николай, обращаюсь к вам в Сочи. Скажите, пожалуйста, как ведется информирование жителей Сочи о том, что происходит во время избирательной кампании? Достаточный ли доступ к газетам и телеканалам имеют все кандидаты, равный ли доступ, с вашей точки зрения?

Николай Петропавловский: Я вначале сказал бы о некой особенности города Сочи с точки зрения медийных ресурсов. Город Сочи, Большой Сочи, - это муниципальное образование длиной порядка 150 километров вдоль Черного моря, граница с Абхазией, до Туапсинского района и примерно шириной, ну, в зависимости от разных ущелий и прочих вещей. Поэтому в нем не существует, и никогда не существовало, единое медийное пространство, как, допустим, в других городах Российской Федерации. По сути дела, это анклав из нескольких десятков небольших поселений с явно выраженным центром, где, действительно, люди имеют возможность смотреть телевидение и покупать какие-то газеты. Поэтому если ехать на автомобиле по Сочи, то можно увидеть, что у большинства местных жителей на балконах, на крышах зданий стоят спутниковые антенны, и они ориентированы на спутниковые каналы – у них лучше картинка, у них интереснее определенные сюжеты и так далее. То же самое относится и к радио, и к газетам. Вот насколько мне известно, в Сочи обычные газеты общественно-политические выходят совершенно мизерными тиражами, ну, буквально 2-3 тысячи. А большими тиражами выходят газеты так называемых бесплатных объявлений, которые сочинцам кладут в почтовые ящики. То есть эта особенность города Сочи накладывает совершенно четкий отпечаток на ход того процесса, который сейчас идет в городе. И для того чтобы достучаться к сочинцу, ну, как бы до его восприятия информационного, традиционные СМИ в том понимании, которое есть, они и не подходят для этой задачи.

Елена Рыковцева: Понятно. И теперь я обращаюсь к Дарье Гусевой. Дарья, вы считаете, что доступ кандидатов к телевидению, к газетам ограничен по одной очень конкретной причине… Кстати, Николай, вы не считаете, что доступ ограничен для них, да? Вы считаете, что просто вот такая специфика восприятия сочинского обывателя, вот так его информируют – путем вот такого рода изданий? А сам по себе доступ к этим изданиям не ограничен.

Николай Петропавловский: Вот я видел своими глазами... Расскажу, что видел я. А я видел по телевизору избирательные ролики разных кандидатов. Я видел информационное освещение деятельности кандидатов в разной степени. И я видел огромное количество газет, как существующих, так и тех, которые выпускали штабы, которые просто сотнями тысяч разносили по ящикам избирателей. Если говорить о различных способах донесения, то там, действительно, есть разные возможности. Я видел коммунистическую газету, выпущенную 100-тысячным тиражом, видел газету бывшего кандидата Лебедева, огромным тиражом разнесенную по всем почтовым ящикам, видел агитационные материалы и Немцова, и Пахомова, видел разного рода такую литературу. Если мы говорим только о каких-то выделенных, допустим, каналах, то можно обсуждать, что у кого-то есть больший доступ, у кого-то меньший. Но информационное поле, оно не формируется, еще раз скажу, телевизионными средствами местными массовой информации.

Елена Рыковцева: Просто ваша идея в том, что, как бы то ни было, местное телевидение не влияет на умы и сердца избирателей так, чтобы они сделали осознанный (или бессознательный) выбор под влиянием этого телевидения.

Николай Петропавловский: Я изучаю город Сочи с 1996 года, вот еще были первые выборы господина Карпова в том году, и могу сказать, что на сегодняшний день доля местного телевидения в формировании общественного... ну, в информировании граждан составляет не более 10 процентов. Вот в этих рамках – да, а свыше – нет.

Елена Рыковцева: Спасибо, Николай.

Дарья, вы-то, судя по тому, что написали, считаете, что ограничен доступ к прессе у других кандидатов, не у кандидата власти, а у других кандидатов. И вы считаете, что есть этому причина. А причина в том – чтобы попытаться снизить тем самым явку. И в чем тут связь? Вот вы считаете, что если блокировать оппозиции доступ к прессе, то явка снизится.

Дарья Гусева: Видно, что доступ кандидатов к местным СМИ, действительно, ограничен. То есть федеральные СМИ, даже международные, пишут об этих выборах больше, чем местные.

Елена Рыковцева: Вот мы, например.

Дарья Гусева: Да, и мы. Явка снижается... это такая избирательная технология, довольно часто используемая и известная, когда при снижении явки основной кандидат, который пользуется административным ресурсом, набирает больше процентов. Это просто общеизвестный политтехнологический «прикол», который, видимо, попытались использовать в этот раз. Николай говорил о том, что сочинские избиратели могут прочитать о кандидатах из их газет, но это как раз не имеет отношения, мне кажется, к кампании в СМИ. Потому что именно все официальные СМИ сочинские отказались от участия в кампании, хотя некоторые опубликовали сначала расценки, а потом отказались по неизвестным причинам заработать деньги. Николай говорит, что, мол, сочинцы могут узнать из газет, которые им разбрасывают в ящики и раздают на улицах. Но это просто ответ кандидатов на то, что они не могут попасть в официальные СМИ.

Елена Рыковцева: Вынужденный ответ. То есть если он эту газету покупает, свою газету местную, то он...

Дарья Гусева: Ну, которую он постоянно покупает, он там ничего не видит.

Елена Рыковцева: Да, действительно. Я хочу поделиться своими впечатлениями от этих изданий. Я вчера посмотрела по нашей информационной базе, что же пишут в местной прессе. Действительно, очень мало, какой-то минимум информации об этих выборах. Я смотрела именно региональные, сочинские газеты. Я вижу, что только газета «Черноморская здравница» из Сочи как-то касается выборов, печатает письма своих читателей. Причем, судя по этим письмам, картина там просто ужасающая. Прочитаю одно письмо жителя Сочи. «Народ не слушают и не хотят слышать. Преобразования на курорте носят уродливый характер, что привело к упадку хозяйственной деятельности и лечебных факторов былой здравницы: сокращение зеленого фонда, загрязнение воздуха, незаконная бессистемная застройка мест общего пользования и придомовых территорий, распродажа земель курорта, проблемы доступа к морю и мацестинским ваннам и грязелечению. Порочная стратегия управления привела к тому, что фактически курорт потерял продовольственную базу - разрушен молокозавод, консервный комбинат, совхозы, в упадке садоводство, питомники», - это все пишут читатели вот этой «Черноморской здравницы». И я замечаю, что из статьи в статьи проводится мысль, что нужен какой-то договор избирателей с тем, кто придет на должность мэра. Такие наивные, в общем, обращения в воздух: давайте с ними что-нибудь подпишем, с этой властью, чтобы они хоть что-то такое нам пообещали в письменном виде.

И та же «Черноморская здравница» регулярно, из номера в номер публикует сообщения о том, что Анатолий Пахомов, кандидат номер один, скорее всего, как считают (ну, нам скажет точнее уже Николай Петропавловский об этих опросах), он исполняет обязанности мэра Сочи сейчас, встретился со своими избирателями там, там и там. И также после длинного сообщения о встречах с избирателями Анатолия Пахомова следует короткое сообщение из избирательного штаба Александра Лебедева. Александр Лебедев, в частности, до того, как его еще сняли с выборов, подал заявление в УВД города Сочи о возбуждении уголовного дела по факту уничтожения его агитационных материалов. И дальше очень любопытная фраза в газете: «Сообщений из других штабов в редакцию газеты не поступало». Следующий материал о выборах формируется точно по той же схеме: сначала большое-большое сообщение о встречах Анатолия Пахомова с избирателям, потом какая-то короткая информация опять-таки об Александре Лебедеве и снова: «Сообщений из других штабов в редакцию газеты не поступало». То есть как мы это должны понимать, я не знаю. То ли неактивны настолько штабы, что они не предоставляют информацию о своих кандидатах, то ли газеты не очень-то спешат обратиться к этим штабам по поводу вот этой кампании. Но мне кажется, Даша, судя по практике московской прессы, вы в газете у себя (вы когда-то работали в газете, а сейчас в журнале) не сидите и не ждете, когда к вам придет сообщение из штаба, а сами ходите на эти встречи с избирателями кандидатов. Правильно я понимаю задачу журналиста, по идее-то?

Дарья Гусева: Да. И я хотела бы еще сказать о том, что я видела на местном телевидении, когда я была в Сочи, что новостные выпуски строятся примерно по той же схеме: это блок региональных новостей и блок новостей, посвященных непосредственно господину Пахомову, который встречается с благодарными жителями одного района, с благодарными жителями другого района. Причем в некоторых случаях он не указывается как кандидат, а просто как и.о.мэра, хотя он теоретически должен находиться в отпуске на время избирательной кампании. А других кандидатов просто не существует. И видимо, в некоторых «Новостях» даже не говорится о том, что он кандидат и что есть выборы вообще. Вот некто Пахомов участвует...

Елена Рыковцева: Вот Пахомов участвует, а остальные – нет.

Дарья Гусева: Причем самого Пахомова найти, кстати, достаточно сложно журналистам. И нормальное желание поприсутствовать на этих встречах Пахомова с избирателями журналистам очень сложно реализовать, потому что в штабе, например, не признаются, где эти встречи проходят, кто на них присутствует из журналистов. И что самое смешное, ролики об этих встречах, сюжеты об этих встречах в «Новостях» на разных каналах даются одни и те же.

Елена Рыковцева: Николай Петропавловский, скажите, пожалуйста, по вашим опросам, по опросам вашего Центра, какая сейчас картина предвыборная складывается в Сочи?

Николай Петропавловский: Вот я не соглашусь с Дарьей по поводу того, что идет процесс снижения явки. По нашим данным, в Сочи еженедельно интерес к выборам у граждан увеличивается. И планируется явка на сегодняшний день 50 либо более процентов избирателей. И это очень хорошая явка, а особенно в начале сезона, для курортного города, вполне достойная и дающая полную легитимность при избрании. Причем рост желающих принять участие буквально еженедельный. Не было ни одной недели, чтобы провалился рост явки. Это первое.

Второе. Информированность жителей Сочи о выборах, ну, если не стопроцентная, а стопроцентной информированности никогда не бывает, но все те, кто хочет о них знать, знают. Я так скажу, процентов 80-90 сочинцев знают о том, что в городе проходят выборы. Кто-то к ним относится нормально, по-граждански, а кто-то относится к ним совершенно спокойно, прохладно. Потому что в Сочи, как известно, за последнее время было несколько смен власти, и жители как бы уже вяло реагируют на очередную замену, но это часть. А часть совершенно активно собирается прийти и проголосовать. Я еще раз подчеркну, что специфика Сочи – это много-много небольших поселений, растянутых на узкой полосе прибрежной на 150 километров. И в Сочи есть территории, которые друг с другом не общаются просто никогда, ну, за всю жизнь, может быть, один раз всего съездили в другой угол, и то не факт. Они живут совершенно автономно, и внутри себя у них есть автономные источники информации. И по нашим оценкам, главный источник формирования общественного мнения сочинцев – это так называемые встречи с избирателями. Вот те кандидаты, которые встречи проводят... а на сегодняшний день, я знаю, активно встречи проводят два кандидата – это Пахомов и Немцов, потому что остальные, даже коммунисты, к нашему большому удивлению, не очень злоупотребляют своим конституционным правом проводить встречи. И информированность населения о том, что есть такие кандидаты, очень высока. Сказать, что жители не знают о кандидатах, не знают, кто это такие, нельзя.

Елена Рыковцева: Николай, я, может быть, что-то упустила из вашего ответа. Все-таки скажите, по опросам, кто сейчас на первом месте, на втором, кто на третьем?

Николай Петропавловский: Насколько я знаю, для того чтобы публиковать, а мы сейчас находимся с вами в прямом эфире, и это средство массовой информации...

Елена Рыковцева: Да-да, за неделю нельзя. Давайте старые опубликуем, с прошлой недели. А с прошлой недели можно сказать?

Николай Петропавловский: Примерно за неделю до выборов публиковать данные...

Елена Рыковцева: Нельзя. Даже старые.

Николай Петропавловский: Я могу ошибаться. Поэтому чтобы не создавать как бы проблем ни у себя, ни у вас...

Елена Рыковцева: Да, правильно.

Николай Петропавловский: ...я могу просто сказать о тенденциях происходящих выборов здесь, в городе Сочи.

Елена Рыковцева: Хорошо. Но сначала Дарья вам ответит коротко, а потом уже о тенденциях.

Дарья Гусева: Я хотела бы у Николая, на самом деле, спросить о том, чем пользуется он, какими данными, какой организации, как проводятся опросы, как проводились опросы, о результатах которых он не может сейчас сказать? Потому что никаких официальных опросов не существовало на тот момент, когда я там была. Говорят, что проводились закрытые опросы ФОМ заказные, данные которых, естественно, не открываются. И каждый штаб проводил свои опросы, но это, как правило, очень тенденциозная вещь.

Елена Рыковцева: То есть когда вы были в разрешенные дни, вы тоже не видели никаких...

Дарья Гусева: Я вот просто у Николая хотела бы спросить.

Елена Рыковцева: Пожалуйста, Николай.

Николай Петропавловский: Я опираюсь на данные исключительно тех опросов, которые проводила моя организация под моим руководством в городе Сочи. Мы провели несколько опросов в полном соответствии со всеми критериями проведения подобных опросов на такой территории. Но я вам могу сказать, что выборка у нас всегда была более тысячи человек. Мы никогда не проводили опросы по телефону, как это делают кандидаты, мы не ходили по домам.

Елена Рыковцева: Николай, я даже не вижу большого смысла рассказывать, как вы делали опросы, если мы не можем опубликовать их результаты. Сейчас мы заинтересуем слушателей, а в итоге они не получат никакой информации, кто же у вас там все-таки выигрывает, кто проигрывает.

Я прочитаю сообщения, которые присылают наши слушатели. «Зимние игры в субтропиках – это круто! Толковая программа у Немцова, но не хочется, чтобы он был камикадзе. Пусть выбирают того, кого партия прикажет. А Олимпиада нужна, в первую очередь, вороватым чиновникам, инвесторам и спортсменам-миллиардерам, живущим за рубежами», - это слушатели Майоровы.

Кстати говоря, по поводу Немцова-камикадзе мы поговорим во второй части нашей программы. Я познакомлю вас, уважаемые слушатели с образцом той «черной» продукции, которая была направлена непосредственно против Бориса Немцова.

Федор Максимович пишет: «Причем здесь выборы? Сочинские проблемы начались гораздо раньше. Мысли сделать Сочи местом проведения Зимней Олимпиады пришли в голову известному любителю краснополянской лыжни только для того, чтобы после Олимпиады превратить всенародный курорт в «черноморскую Рублевку», недоступную для простых россиян». Кто же это такой любитель, интересно, лыжни? Не расшифровывает нам Федор Максимович.

«Если пройдет Немцов, то купит еще один самолет», - предрекает Вл.Берлинов.

Марина просит: «Расскажите, какую пакость Доренко сочинил о Немцове. Это была телепередача или журнальная статья? Вроде он считался другом Березовского». Про Доренко, Марина, во второй части программы. Савельева пишет: «Насчет кампании по выборам мэра Сочи полностью доверяю характеристике, которую определил Немцов этим бесчестно организованным выборам. При диктатуре сегодняшней власти удивляться тому, что происходит в Сочи, не приходится, так как бесчестные выборы происходят по всей стране. И без оппозиции, так как оппозицию не допускают ни на ТВ, ни в прессу, ни в информацию по городу».

И Владимир пишет: «Мужики сцепились за мешок с деньгами, чтобы урвать свою долю». Вот так он воспринимает сочинские выборы.

С нами на связи пресс-секретарь штаба одного из кандидатов, а именно – Бориса Немцова, Ольга Шорина. Ольга, почему вы опоздали к нам в эфир, скажите, пожалуйста?

Ольга Шорина: Потому что сейчас, в эти минуты в штабе Бориса Немцова проходит «круглый стол» с участием общественных деятелей города Сочи и с участием Бориса Немцова и Михаила Касьянова. Они обсуждают проблемы города Сочи, обсуждают также ситуацию, связанную с выборами. Потому что «информационная война», которая развязана, в общем, против всех оппозиционных кандидатов в эфире, она нарастает с каждым днем.

Елена Рыковцева: Ольга, я как раз хочу сразу попросить вас, чтобы вы не только о Борисе Немцове... вы тут представляете, наверное, всех остальных кандидатов. Поэтому - что происходит вокруг информационной, с точки зрения Дарьи, блокады других кандидатов? А с точки зрения нашего собеседника Николая Петропавловского, у них более-менее все в порядке. Каков ваш взгляд на это?

Ольга Шорина: С моей точки зрения, во-первых, очевидно, что все телекомпании отказываются работать с оппозиционными кандидатами. Они не приходят на мероприятия, несмотря на все приглашения, они не показывают в эфире то, что мы им предоставляем с удовольствием. Они показывают одни и те же сюжеты, которые получают из Краснодара. Очень удивительная ситуация сложилась с вечерними выпусками «Новостей» на всех телеканалах: четыре местных телеканала показывают один и тот же сюжет, иногда они даже не начитывают его разными голосами. Сюжет совпадает по картинке, по синхронам, по порядку, то есть это один сюжет, сделанный в одном месте, присланный сверху на все четыре телекомпании.

Елена Рыковцева: Хорошо. Ольга, я поняла вашу точку зрения на это.

Николай, я к вам теперь снова обращаюсь. Мы никак ведь не афишируем вашу связь со штабом главного кандидата Анатолия Пахомова, хотя такая связь есть. Правильно? Просто она неофициальная.

Николай Петропавловский: Я не являюсь сотрудником штаба Анатолия Пахомова. Я его видел последний раз месяц назад живьем.

Елена Рыковцева: Да, его вообще мало кто видит, это мы поняли. Но как-то вы его кампании сочувствуете.

Николай Петропавловский: Да. Я сочувствую больше не ему, а сочинцам, которые хотят очень быстро начать курортный сезон и иметь не исполняющего обязанности, а выбранного главу города. И жить, и зарабатывать себе совершенно нормальную ситуацию. Я больше им сочувствую.

Елена Рыковцева: Да, я поняла. И вы считаете, что таким человеком, скорее всего, лучше стать Пахомову?

Николай Петропавловский: Понимаете, моя точка зрения здесь мало играет роли, потому что я живу в другом городе. Пускай сочинцы сами выберут того, кто им интересен в этой ситуации.

Я хочу сказать о другом. Вот очень часто, посещая, допустим, страницы в Интернете, блоги кандидатов разных, оппозиционных, я очень много прочитал точек зрения и высказываний, и штабов, в том числе, и Лебедева, и Немцова, и других, о том, что им не нравится в этой ситуации. И очень мало видел того, что надо сделать для того, чтобы стало хорошо. Вот меня подобного рода подача информации – через абсолютно немодерируемые источники информации, доступные всем во всем мире, навела на мысль о том, что здесь происходит... вот такая метафора – происходят два разных процесса в городе Сочи: процесс электоральный и процесс политический, - которые друг к другу имеют очень косвенное отношение.

Елена Рыковцева: Ну, ладно. Знаете, Николай, давайте мы не будем в теорию впадать. Потому что электорального процесса в Сочи пока что вообще никакого, я так понимаю, не происходит до 26 апреля. А каким он будет 26 апреля, мы посмотрим. Я почему задала-то свой вопрос вам. Потому что в Сочи очень необычная, уважаемые слушатели, ситуация, связанная с тем, что избирательного штаба у главного кандидата Анатолия Пахомова фактически не существует. Его избирательной кампанией, как я понимаю, неформально занимается первый заместитель губернатора края Ткачева Ахеджак Мурат Казбекович, причем никто этого особенно не скрывает. Вот я вчера звонила в сочинскую администрацию, и они мне сразу сказали: «Какой может быть начальник штаба? Штаба нет. А вот помощники Мурата Казбековича – пожалуйста, вам телефоны мобильные...». Я всех их обзвонила. Даже звала его сегодня в эфир, но он занят, он участвует в избирательных встречах, он участвует в переговорах, как я понимаю (мне об этом рассказал мой коллега), с другими кандидатами. То есть полуформально ведет эту кампанию, не называя себя начальником этого избирательного штаба. Очень необычно.

Николай, правильно ли я описываю, что формально штаба у Пахомова нет, просто как бы на добровольных началах его поддерживают, так?

Николай Петропавловский: Насколько я знаю, нет у него ни штаба, ни места, где висела бы вывеска. Здесь какие-то общественные приемные есть. И Пахомов ездит, встречается в разных местах города по несколько раз в день с избирателями. Вот это как бы и есть тот процесс, о котором вы говорите. Я не видел здания с надписью «Штаб господина Пахомова». Вот у Немцова есть, например. У Лебедева был, например. А вот у других я не видел.

Елена Рыковцева: Спасибо вам большое, Николай, за эту информацию.

И сейчас, уважаемые слушатели, мы хотим познакомить вас с образцом предвыборной продукции, который был показан на всех сочинских телеканалах с интервалом в полчаса, как утверждает начальник избирательного штаба Бориса Немцова Илья Яшин. Фильм называется «Нижегородский миф, или Приключения попрыгунчика». Яшин выложил это видео в своем «Живом журнале». На телеканале НТК, сочинском канале, перед этим фильмом прошел выпуск информационной программы «Факты», ведущая которого сказала, что «сейчас вы увидите фильм о том, что думают о Борисе Немцове жители города на Волге». Имеется в виду Нижний Новгород, где Немцов когда-то был губернатором. Однако по мере просмотра выясняется, что жители города на Волге – это, главным образом, Глеб Павловский и Сергей Доренко. Потому что именно их комментарии красной (или, точнее сказать, черной) нитью проходят через этот продукт. Фильм положен на музыку из кинофильмов «Приключения Буратино» (музыкальная тема кота Базилио и Лисы Алисы), «Граф Калиостро» и «Тот самый Мюнхгаузен». Мошенник, еще раз мошенник и враль – вот что хотели подчеркнуть, видимо, его создатели, немного недосообразив, что Мюнхгаузен в фильме, из которого взята музыка, – персонаж вполне благородный. Мы предлагаем вам сейчас послушать этот 20-минутный фильм в кратком, 4-минутном изложении. Я сделала этот маленький фильм из самых ярких цитат большого фильма. Все начинается действительно с Нижнего Новгорода, который, если верить авторам и участникам фильма, Борис Немцов загубил на корню.

Звуковой фрагмент фильма:

Диктор: И вот тут-то и проявляется он – гений великого хозяйственника.

Глеб Павловский: Он просто заморозил там строительство ветки метро, которая с трудом теперь заканчивается сегодня, и без которой город задыхается.

Диктор: Речь идет о знаменитом проекте под названием «Метромост». Он был разработан в 1987 году, и по замыслу градо- и метростроителей, должен был решить главную проблему Горького – транспортную. Стройку останавливают личным решением Бориса Ефимовича в виду нецелесообразности. Подобная «дальновидность» Немцова вскоре скоро дорого обходится городу: количество автотранспорта увеличивается, Нижний Новгород задыхается в пробках. Но в полную силу управленческий гений «младогубернатора» разворачивается в сельском хозяйстве. Современные, по мнению Немцова, методы управления сельским хозяйством, им внедряемые, практически добивают отрасль. За время его правления посевные площади сокращаются в 1,5 раза, животноводство ликвидируется почти полностью.

…Идея продвижения наверх Бориса Ефимовича принадлежит Борису Березовскому. Он лично приезжает в Нижний Новгород обсудить с Немцовым его будущую карьеру. Немцов с удовольствием соглашается. Идея покинуть неблагодарную область посещает его все чаще. А с такими влиятельными друзьями у него большие перспективы. Он все чаще появляется в Москве, все чаще встречается с Борисом Ельциным. Придворные аналитики уже неофициально называют Немцова «Борис II».

Сергей Доренко: Ну, хорошо, ребята. А что парень сделал в Нижнем? Зарплаты не платят, безработица, раздербанили там всю собственность. Дурдом! И что этот человек может воспроизвести на федеральном уровне? Ровно то же самое, вот ровно то же самое.

Диктор: Немцов стремительно теряет популярность среди населения. По данным Фонда «Общественное мнение», в 1997 году ему доверяют 55 процентов россиян, однако уже через год только 7 процентов оценивают его работу положительно.

…После провала СПС на выборах Немцов уходит в бизнес – становится председателем совета директоров концерна «Нефтяной». Через два года налоговая проверка обнаруживает на предприятии хищений на 57 миллиардов рублей. Генеральный директор спасается бегством в Израиль. А «попрыгунчик» отделывается легким испугом, утверждая, что ничего о махинациях не знает. Теперь за Немцовым в политических кругах навсегда закрепляется репутация человека, приносящего несчастья. Ходячее проклятье, политическая ведьма в джинсах и пиджаке, сбежавшая в реальность из самой страшной сказки.

Даже если гипотетически предположить, что кто-нибудь вроде Немцова, ну, или сам Немцов выиграл бы выборы на пост мэра Сочи. Дальше-то что? А ведь дальше пришлось бы работать – взаимодействовать с главой субъекта Федерации, с правительством, с президентом, в конце концов.

Глеб Павловский: Ну, балерина Волочкова, хотя бы и под руку с Борисом Немцовым, приходит в Кремль. Ну что им скажет Медведев? «Вы красивые ребята. Но, извините, у меня работа». А что им скажут в Белом доме, я даже не решусь воспроизвести.

Диктор: В любом случае, и с этим согласны все эксперты, после того, как Немцов проиграет, он окончательно уйдет в небытие.

Сергей Доренко: Вице-премьер – провал. Нижний Новгород – провал торжественный, оглушительный. Потом приходит в банк «Нефтяной» - все в бегах, какие-то криминальные дела. Черт поймет! Председатель банка в бегах, банк закрыт... Какой-то ужас опять! Понимаете? Я уже начинаю думать, что он – это какая-то несчастливая примета. То есть куда парень приходит, то и гниет как бы. То есть это некий червячок, который внедряется в яблочко. То есть это парень, который портит все, к чему прикасается, реально портит. У царя Мидаса, кроме ослиных ушей, была дивная привычка превращать все в золото, как вы знаете. Вот у Бориса Ефимовича... я не хочу никого обидеть, но вот все, к чему он прикасается, превращается в говно (слово звучит в телеэфире – ред). Почему? Почему?!»

Елена Рыковцева: И дальше большие буквы на экране: «А ВАМ НУЖЕН ТАКОЙ МЭР?». Ну, понятно, что такой мэр сочинцам не нужен.

Ольга, только что нам говорил Николай Петропавловский, что местные каналы ведь не оказывают такого влияния на умы избирателей, ну, прошел этот фильм, ну, подумаешь... Я уж не говорю о репутации Доренко и Павловского, которая, я надеюсь, существует в Сочи у обывателей. Как вы считаете, каково было отношение людей к этому фильму? И как вы считаете, способна ли такая продукция все-таки повлиять на мнение избирателей?

Ольга Шорина: Естественно, он повлиял. Потому что он был показан по всем каналам как некая общая позиция, и естественно, он был воспринят негативно. Хотя есть и другая точка зрения у жителей Сочи. Мы со многими из них уже после этого фильма говорили. Они говорят о том, что, значит, его, действительно, боятся, раз такой фильм показывают про него. Есть и такое отношение.

И я еще хочу сообщить, что сегодня в связи с появлением этого фильма в эфире Борис Немцов написал письмо генеральному прокурору Российской Федерации. Он обращает внимание на то, что в эфире четырех каналов был показан видеофильм продолжительностью 20 минут, и данный фильм был показан в период проведения выборов мэра, что нарушает избирательное законодательство и наносит ущерб чести, достоинству и деловой репутации, а также содержит заведомо лживую и клеветническую информацию. Вот это письмо для проверки, для того, чтобы Генпрокуратура провела проверку по обстоятельствам подготовки и выпуска в эфир этого фильма на всех четырех каналах, сегодня направляется генеральному прокурору Российской Федерации.

Елена Рыковцева: Спасибо, Ольга.

Николай Петропавловский, каково ваше отношение к этому фильму? И как вы считаете, кто его создавал, чей заказ был?

Николай Петропавловский: Я фильм этот видел. В общем-то, воздействие его на какую-то часть избирателей негативное, а у какой-то части, может быть, был повышенный интерес по поводу Бориса Ефимовича. Тем не менее, подчеркну, основываясь на собственных знаниях точных о том, что аудитория сочинского телевидения очень небольшая...

Елена Рыковцева: Нет-нет, это вы уже сказали. А вот что вы лично подумали об этом фильме, когда его увидели?

Николай Петропавловский: Честно сказать?

Елена Рыковцева: Да, честно.

Николай Петропавловский: Я скажу следующее, что в нашей жизни все возвращается. Вот когда Борис Ефимович был губернатором Нижегородской области, и когда баллотировался известный сейчас заключенный Климентьев на должность мэра города Нижнего, там показывали против Климентьева, по указанию Немцова, со слов Климентьева опять же, ролики с гораздо более жестким содержанием, основанные на неприязни, на сексуальных и прочих делах. И этот фильм по сравнению, например, с теми очень благообразный. Здесь нет никаких намеков грязных, здесь нет антисемитизма, то, о чем, к примеру, говорили, что будет использоваться, - ничего этого не было. Были некие факты, компиляции, мнение Доренко, Павловского, каких-то людей и так далее. И в законности этого фильма пускай разбирается прокуратура. А как инструмент оказания влияния на избирателей, ну, очевидно есть влияние, я не буду отрицать. Но это возвращается. Это моя точка зрения.

Елена Рыковцева: Но сами вы в этом фильме не видите ничего особенного, ничего недостойного, ничего «черного», фильм как фильм, достаточно объективный, с вашей точки зрения?

Николай Петропавловский: Вы знаете, формулировка «черный пиар», извините, придумана журналистами.

Елена Рыковцева: И не подходит к этому фильму, да?

Николай Петропавловский: Нет, не подходит. Есть информация соответствующая, к примеру, действительности, а есть лживая. Вот лживая информация есть в рамках закона, а есть за рамками закона. А если там есть что-то незаконное, то прокуратура пусть даст оценку этому...

Елена Рыковцева: Да. Но то, что в этом фильме подобрана исключительно негативная информация по поводу Бориса Немцова, вас не смущает? Вы считаете, что всего лишь предоставляет телевидение возможность для избирателей задуматься над тем, кого же они выбирают, так?

Николай Петропавловский: Я могу, к примеру, согласиться отчасти с вами. К примеру, если была бы возможность выступить Немцову, дать комментарий к этому фильму...

Елена Рыковцева: Да, например.

Николай Петропавловский: ...вот это было правдой, это неправда, появились бы некие дебаты с разъяснениями своей позиции. Если у него нет эфира, то пускай он это сделает (еще время есть) через другие, более эффективные возможности донесения информации до избирателей. А они сделают выбор. Ну да, фильм этот был, а мнение Немцова, допустим, услышано не было. Да, может быть, это несколько однобоко. Но других возможностей донесения у него никто не отнимал. И пусть он их использует.

Елена Рыковцева: А телевидение отняли все-таки?

Николай Петропавловский: Я не знаю, я не специалист по телевидению.

Елена Рыковцева: Понятно. Хорошо. Послушаем Дмитрия из Москвы, как он видит это все отсюда. Здравствуйте, Дмитрий.

Слушатель: Здравствуйте. Глеба Павловского я знаю еще со времен Одессы, и жили там и я, и он, поэтому знаю его. А ему оказалась Одесса мала, и вот он здесь, у нас тут. Но я хочу сказать другое, что...

Елена Рыковцева: Но и вы здесь, у нас тут тоже.

Слушатель: Ну, это несравнимо. И можно пренебречь. Я хочу сказать, то, что было с Немцовым, или что с кем-то было – это одно. Но то, что он предлагает, это имеет здравый смысл. Проводить Олимпиаду в Сочи – это или же «черный» юмор, или «черный» пиар. У нас же страна – не Африка, а все-таки северная страна. И в этом, я считаю, есть здравый смысл. И если он это будет осуществлять при выборе, то, что, действительно, просто открытие провести в Сочи, а все остальные мероприятия провести в других городах, где уже есть все Ледовые дворцы и так далее, по крайней мере, в северных городах…

Елена Рыковцева: Дмитрий, мы поняли вашу точку зрения, которая состоит в том, что надо поддержать Немцова, по крайней мере, по части его «борьбы» с этой Олимпиадой или какого-то критического отношения к этому мероприятию. Галина Петровна из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Я хочу сказать, что я когда-то жила в Сочи и работала в санатории «Кавказская Ривьера». И я знаю климат, я знаю все остальные перипетии. Конечно, делать Зимнюю Олимпиаду летом и в Сочи – это нонсенс, как говорил...

Елена Рыковцева: И что?

Слушатель: Но я считаю, что заказчиком для «черного» пиара на Немцова является только Путин. И все-все «серые», так сказать, дела через него делаются. Я бы поддержала Немцова. И на месте жителей Сочи подумала бы: вот если кого-то, как говорится, начинают клевать по радио, по телевидению, то это обязательно порядочный человек. Всего доброго! Спасибо.

Елена Рыковцева: Спасибо, Галина Петровна.

А Татьяна пишет так: «Пока премьером будет Путин (что-то у нас сегодня Путин на главных ролях), а Центризбиркомом будет руководить Чуров, надеяться на справедливые выборы не приходится, и мэром будет назначен Пахомов». Это мнение Татьяны. Интересно, где она живет.

«Все это – продолжение общероссийского сплошного кошмара», - пишет Александр из Сызрани.

Хочу обратиться теперь к Дарье Гусевой. Даша, вы видели людей в Сочи и их настроения. Когда я абсолютно со стороны смотрю на сочинскую ситуацию, мне кажется, что главное там сейчас (может быть, я очень ошибаюсь) – спасать людей от того, что у них отбирают недвижимость, земли и так далее. Мне-то казалось, что это будет главной движущей силой при голосовании. «Кто тот кандидат, который нас спасет от этого разворовывания, от этого ужаса, который обрушился на нас из-за этой Олимпиады?». Так мне казалось. А что вы увидели, какой там мотив у избирателей, кого они себе хотят выбрать – спасителя или представителя правящей партии?

Дарья Гусева: Вот я хотела бы обратить внимание на то, что в фильме эксплуатируется идея, которая эксплуатируется, в принципе, в частности, несуществующим штабом Пахомова и властью, о том, что будущий мэр Сочи, если он будет из оппозиции, кто бы он ни был, он не сможет договориться с краснодарскими властями, не сможет договориться с федеральными властями, не сможет провести Олимпиаду, как-то достойно помочь ей. Но федеральный интерес на этих выборах – это именно Олимпиада, чтобы человек, который возглавит Сочи, представлял на международном уровне город, в котором проводится Олимпиада. А для местных жителей, мне кажется, и это видно из цитируемой вами газеты...

Елена Рыковцева: Да, жуть!

Дарья Гусева: ...для местных жителей гораздо более важны проблемы, которые, собственно, мэр, то есть как глава местного самоуправления, и должен решать. У мэра нет, грубо говоря, денег на проведение Олимпиады. Там деньги федеральные, инвесторов и так далее.

Елена Рыковцева: И к нему это не имеет никакого отношения.

Дарья Гусева: Да, к нему, по большому счету, Олимпиада не имеет отношения. Он, единственно, будет разруливать в одной из частей Сочи какие-то земельные отношения, которые касаются Олимпиады. А все остальное, что он должен решать, - это внутригородские сочинские проблемы, которые перечислены в письме читателей. И собственно, этим руководствуются, видимо, при выборе, то есть неспособностью договориться с федеральным центром.

Елена Рыковцева: Ну, так а как же, скажем, эта несчастная Имеретинская долина, где сейчас отбирают дома? Как вы считаете, процент таких голосов людей велик, у которых собственность отнимают, на самом деле, сейчас на фоне Олимпиады? Какую роль при голосовании может сыграть их мнение?

Дарья Гусева: Честно говоря, у меня сложилось впечатление с течением времени, что это все-таки не очень большой процент.

Елена Рыковцева: Понятно. Ольга Шорина, каково ваше впечатление? Вот люди, которых лишают собственности... Для нас-то это очень яркие истории здесь, если из Москвы смотреть на это. А там, может быть, это несколько человек всего.

Ольга Шорина: Нет, я не могу сказать, что это несколько человек. Это несколько тысяч человек. Но в основном эти проблемы касаются жителей Адлерского района города Сочи. Центральный район уже дальше от Олимпиады, а Лазаревский район, который находится от Адлера на расстоянии больше 100 километров, там вообще ничего не собираются строить. И поэтому там жители про Олимпиаду думают меньше и про проблемы Олимпиады думают меньше. А там людей больше волнует как раз тот факт, что засилье краснодарских властей дошло до максимальной стадии. Их волнует то, что бюджет забрали, волнует то, что бензин в городе дороже, чем в Москве, например. Вот такие проблемы, они касаются внутригородской ситуации, но они их очень волнуют.

Елена Рыковцева: Дарья, что же касается того, что городской бюджет не получает этих «олимпийских» денег, Глеб Павловский внятно разъяснил жителям Сочи в этом фильме: вот Немцов сейчас выступает против Олимпиады. А на какие деньги он будет строить дороги? Олимпиада – это, соответственно, дороги из этого олимпийского бюджета. А если не будет Олимпиады, то крутитесь, пожалуйста, сочинцы сами, и сами придумывайте, за чей счет эти дороги будут сделаны». Вот вам, пожалуйста, аргумент, например.

Дарья Гусева: Действительно, часть денег должна пойти на инфраструктурные какие-то проекты в Сочи. Но я согласна с Ольгой, что, в принципе, сейчас Олимпиада пока еще не коснулась никак жителей всего Сочи, за исключением Имеретинской долины, из которой выселяют людей под олимпийские объекты. И жители, в принципе, хотят видеть дорогу новую, но ее все равно еще нет, и никто ее не начал строить, и ничего не изменилось в городе.

Елена Рыковцева: И вот смотрите, какие два разных мнения пришли по поводу фильма. Первое. «Почему так много хамской информации против Немцова? А ведь против Путина никто не возражает», - Талгат пишет.

А Станислав считает так: «Даже в этих четырех минутах нет ни слова лжи. Именно так все и было. Все думали, что Немцов с Хакамадой улетели навсегда, ан нет, возродились из пепла».

Людмила Михайловна из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Я так думаю, что если у сочинцев есть мозги, чувство собственного достоинства и желание бороться за свой выбор, то они выберут Немцова, а если нет, то они его просто недостойны.

Елена Рыковцева: Вот такое мнение у Людмилы Михайловны. Понятно. Даже и не знаю, что тут...

Дарья, что вы скажете по этому поводу? Вы бы за кого проголосовали, если бы были жительницей Сочи, кстати?

Дарья Гусева: Я бы проголосовала за кого-нибудь из представителей оппозиции, скорее.

Елена Рыковцева: За какого-то из них – ЛДПР, КПРФ... Я немножко комплексую из-за того, что мы никому больше не уделяем внимания. Получилось, что Немцов у нас главный герой, а также Пахомов, которого тут в каком-то смысле представляет Николай Петропавловский, потому что он считает, что хорошо это будет для города. Николай, я еще раз к вам обращусь. Я вчера звонила одной сочинской жительнице. Вообще-то, мне хотелось, чтобы в эфире был человек из Сочи, просто житель, просто обыватель, обычный пенсионер. И мне дали такой телефон, племянница дала телефон своей тети. Но та сказала, что она категорически не приемлет никакой политики, она не видит никакого смысла в этих выборах, она на выборы не пойдет, потому что считает, что ни один из кандидатов не спасет ее из того положения, в котором она сегодня находится, а именно – маленькая пенсия и так далее. Как вы такие настроения сочинцев оцениваете, Николай, как социолог?

Николай Петропавловский: На сегодняшний день у сочинцев существует порядка 30 основных вопросов, которые являются для них приоритетными. И вопросы строительства олимпийских объектов находятся практически... ну, проблемы, связанные с ними, в «хвосте» этого перечня. Это не является самым важным, самым актуальным для большинства жителей. Тема номер один – это рост цен, это проблемы, связанные, так или иначе, с кризисом, это рост цен на продукты питания, на коммунальные услуги. Вопрос номер два – это состояние города с его дорогами, пробками. Ну, я не буду сейчас все рассказывать, это очень долго. И как бы пятые с края – это проблемы, связанные с олимпийской стройкой, и я здесь соглашусь с коллегами, только у той части сочинцев, которые живут в непосредственной близости с пресловутой, мифологизированной Имеретинской долиной. А для большинства сочинцев проблемы, связанные с Олимпиадой, они отсутствуют. Больше мифов на эту тему.

Елена Рыковцева: Вот так. «В Москве «Яблоко» набрало 18 процентов, СПС – 17 процентов, а средний показатель по России – 2-3 процента. Так же будет и в Сочи, - прогнозирует наш слушатель Цветков. - Адлер, Сочи и Лазаревское проголосуют за Немцова, а показатель по району будет, или сделают, мизерным».

Дарья Гусева, вы считаете это мнение обоснованным?

Дарья Гусева: Честно говоря, когда я выезжала в командировку в Сочи, я была практически уверена в том, что будет второй тур, в котором будет участвовать Пахомов и кто-то из оппозиционных кандидатов. А через довольно небольшой промежуток времени я поняла, что, скорее всего, к сожалению, второго тура не будет, и в первом туре с большим отрывом победит кандидат от партии власти.

Елена Рыковцева: Это ваш прогноз. И я еще раз хочу сказать, что, может быть, справедливость по отношению к другим кандидатам восстановит, в конце концов, Владимир Жириновский, который вечером придет в эфир. Кандидат от ЛДПР тоже участвует в выборах. И мы будем с нетерпением и с интересом ждать результатов этих выборов, хотя эти результаты уже понятны, по крайней мере, гостям нашей программы.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG