Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экспортный монополизм закрепят законодательно


Юридическое оформление понадобилось, чтобы не было вопросов, почему монополия не допускает к своим трубам независимых экспортеров

Юридическое оформление понадобилось, чтобы не было вопросов, почему монополия не допускает к своим трубам независимых экспортеров

Государственная дума России одобрила сегодня в первом чтении законопроект, закрепляющий за «Газпромом» эксклюзивное право на экспорт газа, существующее де-факто. Россия отвергает призывы Европейского Союза присоединиться к транзитному протоколу международной Энергетической хартии, который предусматривает свободный коммерческий транзит энергоносителей, хотя и не обязывает.


Авторы законопроекта полагают, что такая монополия предотвратит конкуренцию поставщиков российского газа на внешних рынках. Исключение делается лишь в отношении того газа, который будет добываться в рамках проектов «Сахалин-1» и «Сахалин-2», соглашения по которым были подписаны еще десять лет назад.


На долю независимых производителей газа в России, вместе взятых, приходится не более 10% всей его добычи. Но даже теоретической возможности договориться о его продаже, например, оптовому покупателю в Европе – с тем, чтобы этот газ в некий оговоренный срок был поставлен через экспортные трубопроводы «Газпрома» - у них, по сути, нет. При любых переговорах с любыми зарубежными потребителями первый вопрос, который будет задан любой российской независимой компании, а есть ли у неё гарантии, что «Газпром» допустит их к своей трубе? И таких гарантий ни одна компания дать не может, говорит аналитик инвестиционной компании «Проспект» Дмитрий Мангилев: «Пару лет назад возникла подобная ситуация, когда компания «Итера», крупнейшая из независимых производителей газа в России, поставляла его на Украину. Но и это случилось только тогда, когда сам "Газпром" фактически предложил "Итере" подобные поставки».


Такими же гарантиями должны заручаться и страны Центральной Азии, если с ними договариваются о закупках газа компании из стран Западной Европы, отмечает руководитель исследовательской группы по России и странам СНГ расположенного в Берлине Немецкого института международной политики и безопасности Роланд Гётц: «Не признавая международную Энергетическую хартию, Россия однозначно дискриминирует производителей газа в Центральной Азии. В большей степени это касается Туркменистана и Казахстана, в меньшей - Узбекистана. Свой отказ признать Транзитный протокол Энергетической хартии Россия обосновывает техническими аргументами, которые, на наш взгляд, не выдерживают никакой критики и служат лишь предлогом, чтобы не подписывать документ».


Энергетическая хартия: транзит – не обязательство


Представители Европейской комиссии ведут переговоры, в частности, с Казахстаном о строительстве нового газопровода через Закавказье и Турцию, в обход России. ЕС готов почти полностью финансировать проект, который в Брюсселе оценивают примерно в 5 миллиардов евро. Строительство планируется начать в 2007 году, а завершить – в 2010, утверждает Роланд Гётц.


Со своей стороны, Россия стремится к тому, чтобы эти планы так планами и остались. «Чтобы отвлечь среднеазиатских поставщиков газа от самих переговоров с ЕС о строительстве нового газопровода, «Газпром» сейчас повышает цены, по которым она закупает газ в этом регионе», - говорит Дмитрий Мангилев.


Интересно, что международный договор Энергетической хартии, который Россия подписала еще в 1994 году, но до сих пор отказывается ратифицировать, вовсе не обязывает ту или иную страну предоставлять, например, свои трубопроводы для транзита нефти или газа через её территорию. Это положение прямо зафиксировано в тексте договора, там, где речь идет о «равноправных условиях доступа» к тем же трубопроводам, говорит заместитель генерального секретаря секретариата Энергетической хартии Андрей Конопляник: «Более того, договор предусматривает набор возможностей для отказа в доступе либо к наличным мощностям транспортировки, либо отказа в строительстве новых трубопроводов. То есть, когда мы говорим о “равноправном доступе”, это не значит, что такой доступ должен предоставляться всегда и на любых условиях. Следует понимать, что заинтересованной стороне в этом может быть отказано, но - на основании аргументированных, “прозрачных” объяснений».


Газ – не нефть


В российской нефтяной индустрии доступом к трубопроводам, принадлежащим отдельной государственной компании «Транснефть», в том числе «экспортным», пользуются многие нефтяные компании, большинство которых - частные. Такая же модель, видимо, могла бы существовать и в газовой отрасли. Если бы не её нынешняя структура, в которой доминирует лишь один игрок. Выделение газотранспортной составляющей из общей структуры «Газпрома» обсуждалось уже не раз – в рамках планов так и не состоявшейся реформы «Газпрома». Но в итоге от этой модели отказались, напоминает Дмитрий Мангилев: «Необходимые инвестиции в ремонт существующих газопроводов и в строительство новых, при нынешнем состоянии отрасли, может осуществлять исключительно «Газпром». Независимой от него газотранспортной компании, если такая вдруг появится, необходимо будет значительно повысить тарифы на транспортировку газа. Что вряд ли будет выгодно как независимым производителям (хотя при этом они все же получили бы возможность транспортировки своего газа), так и, в первую очередь, самому «Газпрому», говорит Мангилев.


В нефтяной отрасли России на долю частных, то есть независимых от государства компаний, приходится не менее двух третей всей добычи сырья. В газовой индустрии, наоборот, - полное доминирование государственного «Газпрома»: почти 90% всей добычи газа и полный контроль над всеми газопроводами. То есть монополией на экспорт любого газа из России «Газпром» уже сегодня обладает де-факто. Более того, в ряде стран Восточной Европы компания владеет местными газопроводами, через которые идет газ в Западную Европу. Тем не менее, эту монополию теперь закрепят де-юре. По мнению Дмитрия Мангилева, юридическое оформление понадобилось «исключительно для того, чтобы впоследствии не возникало самих вопросов, а почему, собственно, “Газпром” не допускает к своим трубам независимых производителей и экспортеров».


XS
SM
MD
LG