Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экономическая панорама. Становятся ли кредиты в российской экономике более доступными


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Сергей Сенинский.

Андрей Шароградский: Средняя ставка по кредитам, которые российские банки выдают предприятиям, в течение марта снизилась с 17% до 16%, сообщил сегодня Центральный банк России. Получается, что кредиты становятся в российской экономике более доступными. Но при этом просроченная задолженность по банковским кредитам прирастает на четверть всего за один месяц, что, по идее, исключает саму возможность удешевления новых кредитов. Подробнее об этом - в очередном выпуске "Экономической панорамы", который сегодня подготовил Сергей Сенинский.

Сергей Сенинский: Речь идет о средневзвешенной ставке по корпоративным кредитам на срок до 1 года. По данным Центрального банка, она снизилась с 16,9% в феврале до 16% в марте. Хотя в целом по экономике и объемы кредитования сократились до минимума, и просроченная задолженность по ранее выданным кредитам только нарастает. Из Москвы - главный экономист "Альфа-Банка" Наталия Орлова.

Наталия Орлова: Снижение ставки, конечно, достаточно индикативно, потому что, во-первых, снижение ставки происходит за счет снижения ставок по коротким кредитам. Я имею в виду кредиты порядка трех месяцев. Понятно, что эти кредиты, они не слишком востребованы предприятиями, потому что совершенно не факт, что через три месяца их можно будет рефинансировать, и, соответственно, несмотря на снижение ставок, они достаточно дорогие, для того чтобы ими можно было профинансировать экономическую активность. Во-вторых, есть, наверное, немаловажный статистический эффект, он связан с тем, что сейчас многие банки реструктурируют кредитные портфели, иными словами, до даты погашения кредита они просто перезаключают со своим заемщиком новый договор. Понятно, что процентные ставки, пока там такие кредиты рефинансируются, они, конечно, не являются рыночными, потому что эти ставки не отражают такую минимальную способность заемщика обслуживать свои кредитные требования и, на самом деле, просто являются возможность для банка отсрочить появление проблемных кредитов на балансе.

Сергей Сенинский: Банковский аналитик инвестиционной финансовой компании "Метрополь" Марк Рубинштейн.

Марк Рубинштейн: Сейчас достаточно рано говорить о тенденции снижения процентных ставок по кредитованию, тем не менее, начало такой тенденции можно отметить. Связано это прежде всего с тем, что мы отмечаем признаки некой стабилизации в экономической ситуации, соответственно, те ставки, которые доминировали рынок последние 3-4 месяца, они, в общем-то, являются неприемлемыми для любого нормального уровня экономической активности. То есть банки, в общем-то, снизив очень сильно свою кредитную активность, сейчас все-таки начинают работать на этой почве, потому что это их основной вид деятельности, на котором они сейчас могут заработать, соответственно, конкуренция за заемщика, особенно если мы говорим о хорошем заемщике, она возрастает. Соответственно, это начинает отражаться на ставках. Я думаю, что 16%, которые давал ЦБ за март месяц, - это связано с каким-то одноразовым явлением. Я думаю, сейчас средняя ставка по кредитам до 1 года для заемщиков среднего уровня находится в районе 20%. Ну, а здесь, наверное, были выданы какие-то большие займы по более низкой ставке, госбанками каким-то большим предприятиям, в рамках программ помощи определенным секторам, и они, соответственно, попали в эту общую калькуляцию и занизили искусственно вот эту среднюю ставку.

Сергей Сенинский: Еще осенью прошлого года многие эксперты прогнозировали, что нарастание на фоне кризиса просроченной задолженности по банковским кредитам частному сектору опередит рост такой же задолженности по кредитам корпоративным, то есть российским компаниям и предприятиям. Вышло - наоборот.

Марк Рубинштейн: В отличие от того, что аналитики предполагали, более быстрый рост просроченной задолженности именно идет в корпоративном сегменте, в розничном сегменте как раз он остается очень и очень незначительным. Например, последние данные по ЦБ - в феврале корпоративная просроченная задолженность выросла на 225 процентов по сравнению с январем. Если мы посмотрим на розничную просроченную задолженность, она в феврале выросла на 6,5 процента по отношению к январю, то есть гораздо более низкий рост. Если посмотрим в общем на объем просроченной задолженности, то она в корпоративном секторе составляет сейчас в районе 3,5 процента от общего портфеля - это по данным ЦБ, а в рознице - в районе 4,4 процента от общего портфеля.

Сергей Сенинский: Эти данные рассчитаны по методике Центрального банка России и учитывают только уже просроченные платежи по тем или иным кредитам. Международные стандарты финансовой отчетности, на которые перешли и многие российские банки, предлагают учитывать всю сумму кредита. Логика проста: если появились первые просроченные платежи по нему, то и остальные оказываются, как минимум, под вопросом. И по этой методике, доля просроченной задолженности в общем объеме выданных кредитов оказывается значительно большей, чем отмечает статистика Центрального банка России. А к концу года она может вырасти еще больше. Наталия Орлова.

Наталия Орлова: Я думаю, что в целом по сектору мы говорим о том, что уровень просроченной задолженности сейчас составляет где-то около 10 процентов. Это видно по балансам тех банков, которые не реструктурируют досрочно портфели. Кроме того, есть еще такой показатель, называемый "проблемная задолженность". То есть в "проблемную задолженность" включаются кредиты тем предприятиям, которые испытывают проблемы в своем бизнесе, но график погашения для них еще не подошел. Может быть, они погасят свой кредит через год, но сегодня их бизнес, по сути, стоит или просто разрушен в результате кризиса. Ощущение, что порядка от 7% до 10% - это, по сути, может быть плюсом к рассрочке. Поэтому в целом, я думаю, что ожидания следует строить, исходя из уровня реально просроченной задолженности - 15-20%.

Сергей Сенинский: Такие прогнозы позволяют, скорее, оценить масштабы проблемы. В принципе 20% просроченных кредитов эквивалентны объемам собственного капитала всей российской банковской системы. Другими словами, отмечает Наталия Орлова, в этом случае государству пришлось бы восстанавливать этот капитал полностью - за собственный счет.

XS
SM
MD
LG