Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Швеции растет популярность "Пиратской партии"


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Сергей Джанян и Вероника Боде.

Андрей Шароградский: Вердикт Стокгольмского городского суда по делу создателей крупнейшего в мире файлообменного сайта The Pirate Bay привел к неожиданным изменениям в шведской политике. Возросла популярность созданных в 2006 году для обеспечения свободного доступа к любой информации в интернете шведской "Пиратской партии". По численности она обогнала несколько крупных шведских политических организаций и рассчитывает на успех на скорых выборах в Европейский парламент.

Сергей Джанян: Истцами на этом процессе выступала Международная федерация звукозаписи (IFPI), а также известные мировые кинокомпании и рекорд-лейблы. Сайт The Pirate Bay, запущенный в 2003 году, является самым популярным в мире bit -torrent - трекером. Количество пользователей "Пиратской бухты" составляет более двадцати миллионов человек, а всего на сайте выложено свыше миллиона торрент-файлов. The Pirate Bay, в отличие от своих предшественников, таких как WinMX или Napster, формально не нарушал закона о защите авторских прав: сервис не размещал у себя защищенные копирайтом материалы, а лишь предлагал посреднические услуги в поиске требуемых файлов. Компании-правообладатели пытались отстаивать свои права - в 2006 году шведская полиция совершила рейд по адресам, где работали серверы "Пиратской Бухты", и конфисковала аппаратуру. Однако вскоре торрент-трекер вновь возобновил свою работу, переехав на серверы, размещенные за пределами Швеции.
Судебное разбирательство по делу "пиратов" началось в феврале этого года, и мало кто верил, что владельцев сайта удастся привлечь к ответственности. Ведь согласно законам Евросоюза, провайдер информационных услуг несет ответственность за передаваемые данные лишь в случае, если сам инициировал их передачу. Но администраторы The Pirate Bay этим не занимались, информацией обменивались пользователи - именно на этом строила свои доводы защита. Сторона обвинения же настаивала на том, что создатели сайта выступали посредниками в краже интеллектуальной собственности, заработав на рекламных услугах не менее 2 миллионов евро. Суд внял доводам прокурора: обвинение было переквалифицирована из "хищения" в "пособничество", а владельцев "Пиратской Бухты" приговорили к году тюрьмы и солидарной выплате компенсации в размере 30 млн. шведских крон (около 3 миллионо евро).
Еще до начала процесса создатели торрент-трекера не раз подчеркивали, что каким бы не было решение суда, оно никак не повлияет на работу портала, так как его узлы разбросаны по всему миру и закрыть их одновременно невозможно ни технически, ни в законодательном порядке. Комментаторы сходятся в том, что победа кино- и звукозаписывающих компаний имеет скорей символическое, а не прикладное значение. Шведские интернет-операторы отказались блокировать торрент-трекер, сославшись на отсутствие законодательных оснований для этого. Более того, в ответ на вступление с 1 апреля в действие закона, позволяющего шведской полиции отслеживать участников "пиратского" файлообмена, заработала программа анонимизации уникальных адресов Ippredator, позволяющая всего за 5 евро в месяц сохранять свое инкогнито в сети.
Приговор по делу создателей "Пиратской Бухты" был встречен молодежными демонстрациями протеста по всей Швеции.

Бьорн Одлунд: После оглашения приговора приток сочувствующих моментально возрос. Лишь за один день у нас на сайте зарегистрировалось несколько тысяч новых членов партии. Так что сегодня "Шведская Пиратская партия" уже обогнала по численности либералов, христиан-демократов, левых и партию "зеленых". Фактически решение суда для нас огромный подарок. В июне состоятся выборы в Европарламент, и там нам уже обеспечены места.

Сергей Джанян: Говорит руководитель одного из региональных отделений Piratpartiet, 23-летний Бьорн Одлунд. "Шведская Пиратская партия", объединяющая более 21 тысячи человек, была создана в 2006 году на волне преследований The Pirate Bay, и цель у этой политической организации одна - обеспечение свободного доступа к любой информации в интернете. Согласно опросам общественного мнения, до 80 процентов молодых шведов в возрасте до 30 лет поддерживают идею нелегального скачивания информации из Сети.

Андрей Шароградский: Вообще, судебный вердикт в Стокгольме вызвал широкую дискуссию еще и потому, что, по мнению многих экспертов, это решение вынесено прежде всего в интересах крупных корпораций - распространителей информации, а не автором и исполнителей. Моя коллега Вероника Боде беседовала об этом с известным российским экспертом по проблемам информационного права, доктором юридических наук, автором книги "Право и кибепространство" Ильей Рассоловым.

Илья Рассолов: Есть специальная глава в Уголовном кодексе Швеции, посвященная компьютерным преступлениям, и довольно, в общем-то, разработанное законодательство о защите авторских прав. Законодатель, в общем, подкован, в отличие от российского законодателя. Случай впервые произошел такого масштаба, и санкция довольно приличная. Впервые суд вынес решение и осудил данных лиц не за размещение, не за представление, не за представление вредной информации, а только лишь за ссылки на сами ресурсы, нарушающие авторские и смежные права. Второй момент связан с тем, что суд посчитал, что дело находится в его компетенции, несмотря на то, что многие из информационных ресурсов, которые включены в эту эффективную систему поиска и предоставления ссылок на вредную информацию, были размещены на других площадках, не шведских площадках Интернета.

Вероника Боде: В России существуют подобные интернет-ресурсы?

Илья Рассолов: Разумеется, и они активно развиваются. Позитив в том, что эти файлообменники, они не всегда носят вредный характер, и, собственно, виртуальная, так скажем, "кража" - это не кража из магазина. Если, так скажем, предполагаемый преступник совершает кражу книги в магазине, то в магазине на полке становится меньше на одну книгу. Если кража совершается в интернет, то не факт, что количество книг уменьшится. Поэтому файлообменники иногда способствуют эффективной продаже лицензионного продукта. Другой вопрос - какова цена, и в России в том числе, на лицензированную продукцию. Если бы правообладатели снизили эту цену хотя бы на 30-40 процентов, возможно, и не было бы столько пиратов. Второй момент связан с тем, что виртуальную "кражу" очень трудно доказать.

Вероника Боде: Скажите, а каким законодательством регулируется эта ситуация в России? Вот могут ли привлечь к ответственности создателей таких ресурсов?

Илья Рассолов: Можно, но это не первоочередная проблема. Правоохранительным органам хватает работы, в том числе в сфере защиты информации и информационной безопасности. Поэтому я не думаю, что с завтрашнего дня Управление "К" или другие правоохранительные органы начнет жесткую борьбу с этими сетями. У России нет уже и такого пробела, хотя стоило бы и восполнить некоторые нормы. Есть 4-я часть Гражданского кодекса, который регулирует вопросы авторского права, есть, в общем, закон о связи, закон об информации.
Вся система авторского права была, так скажем, заточена и придумана не просто для прошлого века, а для позапрошлого века и в основном касалась защиты издательского дела, но никак не, в общем-то, новых информационных продуктов. Сегодня в интернете автор может быть и издателем, и распространителем, и продавать себя лично и получать от этого прибыль. Поэтому если система авторского права будет каким-то образом пересмотрена, а она должна быть пересмотрена, в том числе посредством и таких решений судов, то я думаю, что сегодня мы должны идти в сторону защиты именно автора, а не издателя и крупных корпораций. Крупными врагами, теми, кто мешает сегодня развитию интернета, является отнюдь не государства, тем более такие слабые, допустим, в информационной сфере, как Россия, Белоруссия, наши коллеги по СНГ, а именно крупные корпорации, они сегодня устанавливают правила игры и лоббируют на этом рынке. И это решение является, в общем-то, доказательством того, что я говорю.
XS
SM
MD
LG