Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Журналистка Роксана Сабери, осужденная в Иране к 8 годам тюрьмы, подала апелляцию на приговор


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Ян Рунов.

Андрей Шарый: Ирано-американская журналистка Роксана Сабери, осужденная на прошлой неделе в Иране к 8 годам тюрьмы по обвинению в шпионаж в пользу США, подала на апелляцию на этот приговор. США и Европейский союз призвали Тегеран освободить журналистку, которая настаивает на своей невиновности.

Ян Рунов: Роксане Сабери 31 год. У нее двойное гражданство - США и Ирана, поэтому в печати ее часто называют ирано-американской журналисткой. Она - внештатный корреспондент Национального общественного радио Америки, сотрудничала с новостным телеканалом "Фокс-Ньюс", а также с БиБиСи. Международный институт прессы потребовал немедленного освобождения Роксаны Сабери, которая, по мнению Института, на самом деле является политическим заложником в дипломатическом конфликте Ирана с США. "Этот арест и приговор ещё больше затрудняет попытки разрядить напряжённость в двусторонних отношениях и лишний раз подтверждает, что в Иране подавляется свобода печати", - говорится в заявлении Института.
А вот мнение Комитета защиты журналистов, выраженное координатором по странам Ближнего Востока Мохаммедом Абдель Дайемом.

Мохаммед Абдель Дайем: Мы, разумеется, были разочарованы и шокированы тем, что журналистку приговорили к 8 годам тюрьмы. Мы не считаем суд справедливым. Процесс не был открытым. Мы рады, что адвокаты подали на апелляцию. Обнадёживает также то, что президент Ирана направил письмо в прокуратуру с просьбой, чтобы процесс в апелляционном суде был более справедливым и открытым. Если у иранского правительства есть какие-либо доказательства шпионской деятельности или других преступлений против исламской республики, то такие доказательства должны быть предъявлены открыто. После ареста журналистку надолго изолировали, затем судили на закрытом процессе. Иранские власти не предъявили никаких доказательств.

Ян Рунов: Существует ли надежда на оправдание и освобождение журналистки, если президент Ирана просил пересмотреть дело? И не является ли его призыв попыткой смягчить свой имидж, показать себя защитником прав человека накануне президентских выборов? Вот что думает об этом эксперт по проблемам Ближнего Востока Дэниел Пайпс.

Дэниел Пайпс: Я думаю, важно помнить, что иранское правительство не монолитно. Это не сталинское политбюро и это не Ирак при Саддаме Хуссейне, когда один человек принимал все решения. В правительстве Ирана высказываются различные, порой противоположные мнения. Поэтому и решения правительства не всегда строго скоординированы. Очевидно, что, в основном, иранская реакция на дружественный жест со стороны президента США Барака Обамы была отрицательной. События в стране, в том числе арест американской журналистки, следует рассматривать в свете приближающихся выборов в Иране и внутренней политической борьбы. В этой борьбе огромную роль играет отношение того или иного кандидата к США. Я не верю в то, что нынешнее иранское руководство можно уговорить вести себя цивилизованно. Я считаю, что Тегеран понимает лишь язык жесткого ультиматума, особенно в том, что касается его ядерных программ. Причем, времени для этого остается все меньше. Это мое личное мнение, а не мнение американского правительства.

Ян Рунов: Госсекретарь США Хиллари Клинтон заявила, что освобождение Роксаны Сабери было бы расценено как жест доброй воли.
XS
SM
MD
LG