Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодняшний факт. Стали известными имена лауреатов Пулитцеровской премии


Андрей Шарый: А сейчас я представлю вам заключительную рубрику программы - "Сегодняшний факт".
Стали известными имена лауреатов Пулитцеровской премии - одной из самых престижных американских наград в области журналистики и литературы. Эта премия вручается с 1911 года на средства фонда, основанного специально для этих целей американским предприниматель венгерского происхождения Джозефом Пулитцером. Главный лауреатом стала в этом году газета "Нью-Йорк Таймс", получившая премию в пяти номинациях. О том, почему Пулитцеровская премия пользуется особенно высоким реноме среди журналистов, рассказывает мой нью-йоркский коллега Александр Генис.

Александр Генис: Раздавая каждой сестре по серьге, Пулитцеровская премия отмечает достижения в разных видах искусства, но предпочитает смежные с родной ей журналистикой. Даже в абстрактной музыке приз достался Стиву Райху, мастеру звукового коллажа. В его опусах - вполне по-репортерски - звучат настоящие паровозы, автомобили и подслушанная речь. То же и с драмой. Победителям в этом году стала восходящая звезда, лауреат премии гениев Линн Ноттидж, чья пьеса идет сейчас в престижном Манхэттанском театральном клубе. В Конго, по разоренной гражданской войной стране, бродит, собирая несчастных девушек для своего заведения, хозяйка борделя Мама Нади. Это - сильный и противоречивый персонаж: она то ли эксплуатирует своих жертв, то ли спасает их. Соль пьесы - в почти газетной достоверности материала. Она написана по записям бесед с беженками, сумевшими вырваться в Америку из этого ада.
Однако даже такая изящная словесность - всего лишь обочина премии, созданной, чтобы возвеличить американскую прессу и отдать должное ее лучшим мастерам. Отсюда - разнообразие категорий, которые умеют вознаградить не только громкую тему или международный скандал, но и сугубо местный сюжет, расследование которого требует многомесячной настойчивости. Именно за это одну из премий получила 29-летняя Александра Берзон из "Лас-Вегас Сан". Она написала серию статей о высокой смертности среди строительных рабочих, торопящихся возвести новые казино. Жизнь в одной, отдельно взятой столице порока станет чуть лучше. Для всего остального есть "Нью-Йорк Таймс", добавившая к своим трофеям еще пять наград, что довело их общее число до заоблачного рекорда: 101 премия.
На этот раз, впрочем, главным был не список лауреатов премии, а она сама. Никогда за всю 92-летнюю историю награда не вручалась как сегодня - на передовой. Судьба бумажной прессы, задавленной сетевой конкуренцией, висит на волоске, который может перерезать кризис. В этой тревожной ситуации Пулитцеровская премия зовет Америку заново оценить свои газеты, напоминая стране мудрый урок Джефферсона: правительству без прессы он предпочитал прессу без правительства.

Андрей Шарый: Теперь - подробнее об экзотике Пулитцеровской премии. В номинации "Драматургия" победила автор пьесы "Разрушенные" Линн Ноттидж. Действие пьесы проходит на фоне гражданской войны в Конго; произведение рассказывает о страданиях женщин в публичном доме матушки Нади. Критики отмечают влияние драматургии Брехта на творчество Линн Ноттидж.
У микрофона - мой коллега Кирилл Кобрин.

Кирилл Кобрин: Набоков остался бы недовольным этим решением жюри Пулитцеровской премии. Впрочем, он скорее всего, просто не заметил бы его. Подумаешь, еще одна игрушка для социально ангажированных литераторов и политически воспаленных интеллигентов. К искусству это отношения не имеет.
Действительно, к так называемому "чистому искусству" ни пьеса Линн Ноттидж, ни многие другие лауреаты Пулитцеровской, не имеют. Фолкнер, к примеру, или Хэмингуэй, или Артур Миллер сказали бы, что искусство имеет прямое отношение к реальности, что оно - если и автономно - то уж точно не самодостаточно, что оно - о людях и для людей. Но именно за это Набоков и презирал как создателя саги о Йокнапатофе, так и автора "Фиесты". Любопытно, что Пулитцеровскую премию получали и другие выдающиеся американские писатели и поэты - Роберт Фрост или Теннеси Уильямс, а их уж точно в политической ангажированности не заподозришь. И Фрост, и Фолкнер, и Артур Миллер - американские авторы, они принадлежат великой американской литературной традиции, той, которую обычно называют - увы, обесцененным сегодня - словом "гуманистическая". Гуманизм - не прекраснодушие; это своего рода правда о человеке, пусть самая горькая. Вот по разряду этой самой горькой правды и проходит пьеса Линн Ноттидж.
Политический театр расцвел в двадцатые годы прошлого века; одним из его титанов был Бертольд Брехт, с пьесой которого "Мамаша Кураж и ее дети" часто сравнивают "Опустошенную" Линн Ноттидж. Женщина и война - действительно, тема одна; только место действия перенесено в страшное Конго времен гражданской войны. И здесь Брехта сменяет Джозеф Конрад - перед нами африканская трагедия, самое "сердце тьмы". Современность Ноттидж не в сюжете, а в точно выбранном месте действия - в сознании современного западного человека Африка предстает эдаким топосом ужаса, местом неискупаемых, невидимых миру страданий. Надежды нет. "Это не Америка, это Африка!" - как говаривал злодей из жюльверновского романа. Именно этим искусство отличается от политики: оно дает эстетическое искупление действительности, какой бы страшной та ни была.

Андрей Шарый: Гостями рубрики "Сегодняшний факт" были мои коллеги Кирилл Кобрин и Александр Генис. Стали известны имена лауреатов Пулитцеровской премии - одной из самых престижных наград в области журналистики и литературы.
XS
SM
MD
LG