Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Брюсселе лидеры стран ЕС отложили решение вопроса о Европейской Конституции до 2008 года


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Юрий Векслер.



Александр Гостев : Без принятия Европейской Конституции дальнейшее расширение Европейского Союза невозможно. К такому выводу пришли лидеры государств ЕС на саммите в Брюсселе. Ожидается, что Болгария и Румыния вступят в Евросоюз в следующем году. Однако прием других стран может оказатья под вопросом. Участники саммита поручили еврокомиссии изучить до каких пределом может расширяться Евросоюз. А принятие Конституции решено отложить до конца 2008 года.


Напомню, Конституцию должна четко установить - как будет работать ЕС в расширенном составе, как будут приниматься решения. Дипломаты говорят, что главным противником расширения является Франция, чьи граждане считают ошибкой и недавний прием в ЕС новых членов. Сторонницей Франции выступают Нидерланды. В обеих странах граждане сказали "нет" на прошлогоднем референдуме по вопросу Конституции, выразив, таким образом, и протест против расширения. Наблюдатели говорят, что ЕС способен в будущем "переварить" лишь малые страны, такие как Хорватия с ее 5-миллионым населением.


Для Германии, которая будет председательствовать с 2007 году в Европейском Союзе, выход из кризиса с Европейской Конституцией очень важен. О перспективах единой Европы и Европейской Конституции корреспондент Радио Свобода в Германии Юрий Векслер побеседовал с профессором Александром Гариным из Международного центра стратегических исследований имени Маршалла, расположенного в немецком городе Гармиш-Партенкирхен .



Юрий Векслер : Проект Европы в части проекта Европейской Конституции находится в некоем тупике. Все-таки, где выход из кризиса? Он в работе правительств тех стран, где, как и Англия, которая, кстати, отложила решение, где наибольшие сомнения в борьбе с брюссельской бюрократией, сокращения ее, как думает, в частности, Ангела Меркель, каких-то больших проектах общеевропейских, которые показали бы населению некую пользу от общеевропейского проекта? Где выход из этого кризиса, на ваш взгляд?



Александр Гарин : Я думаю, что надо здесь разделить уровни стратегии и тактики. Потому что эта неудача, мне кажется, с референдумами лежит не на стратегическом уровне, а на тактическом. На стратегическом уровне хорошо вспомнить, о чем идет речь. Интересная здесь напрашивается аналогия. Тем как из феодального государства, которое было построено на привилегиях традиционных на отдельных областях под своими законами и так далее, создавалось единое государство. Если мы вспомним французскую ассамблею, вот этот взлет энергии первой волны Великой французской революции, лозунг был такой - надо себя конституировать! Так они говорили, то есть надо изложить разумные принципы, из которых должна исходить наша жизнь и наше законодательство. Насколько это было необычно тогда.


Вот этот процесс сегодня такой новый тогда на уровне государства сам собой разумеется. Кто сейчас возражает против Конституции? Никто. Англия - единственная в этом смысле исключение, что у нее до сих пор нет писанной Конституции. Так что, вот эта стратегическая цель как на уровне государства, что она необходима, так и на уровне европейских элит (именно элит, а не народа), мне кажется, более или менее понятна.


Единая Европа, которая требует гармонизации законодательства (без этого туда не вступить, в единую Европу), она постепенно, как крот историю роет медленно, она создает единую культуру людей. Я думаю, что мы подошли к тому пункту, когда, действительно, нам важно сказать - какова ведущая культура, где тот корень, так сказать, культурных ценностей, о которых мы могли бы сказать, что вот это европейские ценности? Потребность большая именно в виду того, чтобы интегрировать потоки миграционные. Например, в Германию турки. Вы помните, говорили "ведущая культура". Должна ли она быть? Отдельному государству из демократических соображений трудно об этом говорить. Немедленно посыпятся обвинения, я не знаю, в шовинизме и так далее. Но в этом и такая хитрость международных организаций, что, если это сформулировать как общеевропейские ценности, возражать не будут. Поэтому, мне кажется, что вот это стратегическое направление сохраняется.


Теперь другой аспект - почему такая неудача, несмотря на это? Я бы ее рассматривал более на тактическом уровне. Нам сказали, что что-то там разумное написано. Исходя из здравого смысла, надо согласиться с этим. Вот вам - голосуйте. В основном, протест мотивировался этим фактором участия демократического. Нас не спрашивали, с нами не советовались - это, во-первых. Во-вторых, это сильно напоминало в каждой стране такие же процессы уже внутри стран. Скажем, во Франции, там возражая на это внутри страны, люди автоматически возражают и против продолжения такой же ситуации в общеевропейском процессе. Поэтому я думаю, что это хороший удар палкой, чтобы не забывать обе стороны.


Я думаю, что конституционный процесс очень важный - это стратегически. Но тактически надо уметь говорить с людьми. Надо подождать, надо затратить время. Уже затраченное время показывает, что за людьми поухаживали. Их воспринимают всерьез. Это непросто вертикаль административная, это, действительно, демократический процесс. Поэтому я думаю, что, на самом деле, этот процесс пойдет вперед, но растянется на время. Нужно, чтобы проект отлежался. Конечно, надо будет сказать, что мы изменили что-то там в нем, есть новый вариант, уже задним умом крепки. Мы его пропустим через большие фильтры такого процесса согласования, поиска демократического консенсуса.


Теперь, насколько мы уже здесь привыкли к евро. Вспомним. Германии понадобилась жертва стабильности валюты первоначально. Требовались жертвы. Требовалась политическая воля, чтобы толкнуть свои народы по этому направлению. Сегодня мы уже к этому привыкли. Попробуем мы вернуться в свои национальные валюты или в то, чтобы опять возникли таможни. Я думаю, что уже и широким массам это не понравится.



Юрий Векслер : Один из популярных в Голландии противников голосования "за" - писатель де Винтер. Он вчера говорил в немецком интервью, что давайте не спешить. Пройдет 20, 30, 40 лет. Возможно, и образуется нечто вроде того, что можно назвать европейской душой. Но ведь, по большому счету, не такой-то большой срок и 40 лет, если, действительно, эта Европа возникнет. Или вы думаете, что это будет раньше?



Александр Гарин : Нет, я думаю, что это будет раньше. Я думаю, что на протяжении лет 10. Все-таки это даже не Конституция, а конституционный договор. Я предполагаю, что на протяжении лет 10 элиты протолкнут все-таки вот этот конституционный договор.



XS
SM
MD
LG