Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Это не административная вертикаль. Нужно поухаживать за людьми»


Традиционное фотографирование на память. Европейских лидеров становится все больше, и на общем фото они почти неразличимы

Традиционное фотографирование на память. Европейских лидеров становится все больше, и на общем фото они почти неразличимы

Без принятия общеевропейской конституции дальнейшее расширение Европейского Союза невозможно. К такому выводу пришли лидеры государств ЕС на состоявшемся в Брюсселе саммите. Ожидается, что Болгария и Румыния вступят в Евросоюз в следующем году. Однако прием других стран может оказаться под вопросом. Участники саммита поручили еврокомиссии изучить, до каких пределов может расширяться Евросоюз. А принятие конституции Союза решено отложить до конца 2008 года.


Конституция должна четко установить, как будет работать ЕС в своем нынешнем расширенном составе, как точно будут приниматься решения. Главными противниками расширения Европы дипломаты называют Францию и Голландию, чьи граждане считают ошибкой недавний прием в ЕС новых членов. В обеих странах граждане сказали «нет» на прошлогоднем референдуме по вопросу конституции, выразив, таким образом, и протест против расширения Евросоюза как такового. Наблюдатели говорят, что ЕС способен в будущем «переварить» лишь малые страны. Например, Хорватию с ее пятимиллионным населением.


Для Германии, которая будет председательствовать в Европейском Союзе в будущем году, выход из нынешнего кризиса особенно важен.


Профессор Александр Гарин из Международного центра стратегических исследований имени Маршалла в немецком Гармиш-Партенкирхене полагает, что европейский проект одновременно столкнулся с трудностями разного порядка. И для их преодоления требуется разделить стратегические и тактические задачи: «Неудача с референдумами лежит на тактическом уровне. На стратегическом же уровне напрашивается интересная аналогия. Вспомним, как из феодального государства, которое было построено на традиционных привилегиях в отдельных областях, создавалось единое государство. Лозунгом первой волны Великой французской революции был такой - надо себя конституировать, то есть изложить разумные принципы, из которых должна исходить наша жизнь и наше законодательство.


Это было необычно тогда, а сегодня этот процесс сам собой разумеется. Кто сейчас возражает против конституции? Никто. Эта стратегическая цель как на уровне государства, так и на уровне европейских элит (именно элит, а не народа), мне кажется, более или менее понятна. Единая Европа, которая требует гармонизации законодательства (без этого туда не вступить), постепенно, как крот, медленно роет историю, создает единую культуру людей. Я думаю, что мы подошли к тому пункту, когда нам действительно важно сказать - какова ведущая культура, где тот корень культурных ценностей, о которых мы могли бы сказать, что вот это европейские ценности?»


Наш собеседник отмечает, что существует большая потребность в интеграции миграционных потоков. После притока в Германию турецких рабочих там стали говорить о «ведущей культуре», то есть культуре большинства. «Должна ли она быть? – задается вопросом профессор Гарин. - Отдельному государству из демократических соображений трудно об этом говорить. Немедленно посыпятся обвинения в шовинизме и так далее. Но в этом и хитрость международных организаций, что если это сформулировать как общеевропейские ценности, возражать не будут».


Таким образом, полагает эксперт Радио Свобода, стратегическое направление европейской интеграции сохраняется.


Подъем протестных настроений в странах «Старой Европы» он называет тактическим феноменом: «Нам сказали, что там (в конституции – РС) что-то разумное написано. Исходя из здравого смысла, надо согласиться с этим. Вот вам - голосуйте. В основном протест мотивировался этим фактором демократического участия. Нас не спрашивали, с нами не советовались - это, во-первых. Во-вторых, это сильно напоминало в каждом случае такие же процессы уже внутри стран. Скажем, во Франции, там возражая на это (обособление по этническому признаку – РС) внутри страны, люди автоматически возражают и против продолжения такой же ситуации в общеевропейском процессе. Надо уметь говорить с людьми. Надо подождать, надо затратить время. Уже затраченное время показывает, что за людьми поухаживали. Их воспринимают всерьез. Это не просто вертикаль административная, это действительно демократический процесс. Нужно, чтобы проект отлежался».


Сотрудник центра имени Маршалла напоминает, с каким сопротивлением в свое время столкнулись инициаторы введения единой европейской валюты : «Требовались жертвы, требовалась политическая воля, чтобы толкнуть свои народы по этому направлению. Сегодня мы уже к этому привыкли. Попробуем мы вернуться в свои национальные валюты? Я думаю, что широким массам это уже не понравится».


Одним из популярных в Голландии противником продолжения интеграции ЕС в прежнем темпе является писатель Леон де Винтер. По его словам, со следующим шагом можно повременить и 20, 30, 40 лет, когда, возможно, и образуется нечто вроде европейской души. Профессор Гарин полагает, что так долго ждать не придется, и в течение ближайшего десятилетия политические элиты европейских стран смогут «протолкнуть этот конституционный договор».


XS
SM
MD
LG