Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Особенности политических систем стран Южного Кавказа


Ирина Лагунина: Согласно Основным законам всех трех южно-кавказских стран, Азербайджан, Армения и Грузия – демократические правовые республики с президентской формой правления. Однако политики в каждой из них время от времени поднимают дискуссии об изменении формы государственного правления, как правило, в сторону усиления парламентской власти. Подобное требование, например, выдвигает сегодня грузинская оппозиция. Некоторые политические силы в Тбилиси так же поднимают вопрос об установлении в стране конституционной монархии. Об особенностях политического устройства стран Южного Кавказа наш корреспондент Олег Кусов побеседовал с экспертами из Баку, Еревана и Тбилиси.

Олег Кусов: В первые годы после распада СССР Конституции Азербайджана и Армении фактически оставались скорректированными юридическими документами советского периода. В Грузии в апреле 1991 года решили вернуться к Конституции 1921 года. Новые Конституции были приняты в Азербайджане, Армении и Грузии почти одновременно в 1995 году. В них подчёркивается демократическая форма правления стран. Во главе южно-кавказских стран находится всенародно избранный президент. Оппозиция в Грузии в эти дни проводит массовые акции протеста в том числе и с лозунгом о необходимости перехода к парламентской форме правления. Ситуацию анализирует едущий эксперт Грузинского фонда стратегических и международных исследований Арчил Гегешидзе.

Арчил Гегешидзе:
Их аргументы по каждому типу системы. Одни говорят, что президентская нужна, потому что страна находится в сложном периоде своего развития, внешние и внутренние угрозы, все это требует оперативного принятия решений и только президентская власть может это обеспечить. С другой стороны, эти же люди говорят, что у нас партийная система не так развита, чтобы страна была готова к переходу к парламентской республике. Культура и опыт партийного строительства или существование, или сотрудничества в стране нет. Очень много партии так называемые партии, которые созданы отдельными личностями, а настоящей партийной инфраструктуры за этими личностями нет. Нет опыта партийной жизни. Все это используется как аргумент против того, чтобы Грузия перешла к президентской системе государственности. Оппоненты этой позиции говорят, что нет, нужно перейти на парламентскую систему, чтобы навсегда отказаться от единоличного управления страной, чтобы было больше плюрализма в процессе принятия решений. Если будет многопартийная система и парламентская республика, тогда и правительства будут формироваться на основе плюрализма, будет коалиционное правительство, они взаимно уравновесят друг друга и качество принятых решений будет выше. То есть разные аргументы и контраргументы слышатся с обеих сторон, поэтому мне сложно предпочтение отдать одной или другой системе.

Олег Кусов: В Грузии, как утверждают эксперты, сильны монархические тенденции. С предложением о введении в Грузии конституционной монархии выступил ещё два года назад Католикос Патриарх Всея Грузии Илиа Второй. Его поддержали многие политические силы в стране. В Тбилиси даже была создана партия под названием "Наша Грузия", которая выступила за строительство в стране конституционной монархии. Политолог Арчил Гегешидзе считает, что эта идея если и будет осуществлена, то не в обозримом будущем.

Арчил Гегешидзе: Да, звучат предложения, но, думаю, что, возможно, перспектива более отдаленного будущего. Потому что еще в большей степени нужно дорасти. И если когда-нибудь монархия состоится, может быть не при нашей жизни - это перспектива лет на 10-15 в будущем. То есть не сейчас. Но вообще исключать ничего нельзя, может быть так и будет. Но в обозримом будущем я больших шансов не вижу.

Олег Кусов: Конституция Армении была принята на референдуме 5 июля 1995 года. По словам политического обозревателя информационного агентства "Ноян Тапан" Давида Петросяна, в целом она напоминает французскую Конституцию.

Давид Петросян: Но есть некоторые различия. И как показали 10 лет работы этой конституции, которая была принята в 95 году на референдуме, главных недостатка было два. Первое - это то, что президент имел право отправить в отставку премьер-министра тогда, когда ему заблагорассудится и без каких-либо причин. Второй недостаток, что президент имел право на роспуск парламента тоже немотивированно. С конца 91 года до 2000 года сменилось 10 премьер-министров. То есть это неустойчивость правительства, нестабильность определенная при проведении реформ и так далее. Новая конституция учла эти недостатки, то есть президент больше не имеет права, ничем не оговаривая, права на роспуск парламента. Президент не может отправить в отставку премьер-министра, который фактически является представителем правящего парламентского большинства. Реально правительство формирует по конституции премьер-министр за исключением двух постов - пост министра обороны и министра иностранных дел назначает президент. Но главная проблема в том, что эта система, насколько она хороша, могла быть проверена в том случае, если бы в стране проводились демократические транспарантные выборы, чего мы не видим.

Олег Кусов: Армянская Конституция в полной мере отвечает демократическим принципам, но в действительности политическая система имеет свои особенности, полагает Давид Петросян.

Давид Петросян: Реальная форма управления очень сильно напоминает ту форму, которая существовала в салазаровской Португалии, то есть корпоративная, система корпоративного права. То есть салазаровская Португалия была не президентской, а парламентской республикой. Реальная демократическая конституция и реальная форма управления не имеют друг другу практически никакого отношения. В течение последних 17-18 лет он освободится к тому, что в стране сформировалось несколько корпораций, которые на самом деле конкурируют друг с другом, вытеснив с политической площадки политическую идеологию как таковую, то есть они защищают корпоративные интересы. Есть какие-то корпорации силовиков, группы олигархов, объединенные своими общими интересами по проталкиванию каких-то льгот для поступления импорта в страну. Есть другие корпорации, которые заняты завозом углеводородов, как жидких, так газовых и так далее. Корпорации, представляющие интересы силовиков. Каждая из них имеет свою долю во власти. И есть корпоративные интересы у криминала тоже, которые тоже присутствуют во власти.

Олег Кусов: Армянская оппозиция, в отличие от грузинской, практически не поднимает вопроса о переходе к парламентской форме правления. Политолог Давид Петросян убеждён, что форму правления каждой стране должны продиктовать политические реалии.

Давид Петросян: Я не считаю, что для того, чтобы быть демократической страной, нужно быть обязательно парламентской или обязательно президентской республикой. Каждая страна должна подобрать форму правления, исходя из каких-то и внутренних и внешних интересов.

Олег Кусов: Это был политический обозреватель информационного агентства "Ноян Тапан" Давид Петросян.
Конституция Азербайджана была принята 12 ноября 1995 года тоже на всенародном референдуме. В Азербайджанской Республике, как говорится в Основном законе страны, единственным источником государственной власти является народ Азербайджана. Однако азербайджанский политолог, глава Центра исследований "Восток – Запад" Арастун Оруджлу полагает, что на практике всё обстоит иначе.

Арастун Оруджлу: Сегодня в Азербайджане существует, если исходить из современной классификации режимов, авторитарный режим, но он светский. Фактически власть находится в руках одного правящего клана, причем на всех уровнях управления государственным аппаратом. И в то же время правящий клан пытается свою навязанную систему управления государством в Азербайджане, политическую систему адаптировать под свои интересы. Фактически эти интересы узаконить. О чем свидетельствует последний референдум по изменениям и дополнениям конституции Азербайджана.

Олег Кусов: В результате проведения референдума нахождение главы азербайджанского государства на его посту отныне не ограничено сроками. Продолжает Арастун Оруджлу.

Арастун Оруджлу: Насколько существующая система соответствует общественным отношениям в Азербайджане и общественному сознанию? Это, честно говоря, трудно сказать, потому что считают, что в принципе эта система уже адоптировала, подстроила под себя общественное сознание и общественное мышление. Хотя, я думаю, что нет, это не так. Потому что в отдельности люди выражают свой протест, они всего лишь боятся выразить свой протест открыто из-за того, что естественно правящий режим в большей степени для самосохранения опирается на физическую силу, прежде всего через полицейские структуры. Проблема заключается в том, почему люди не протестуют, почему не пытаются изменить эту систему, действительно тут отсутствие стройной оппозиционной силы, силы оппонентов власти. Потому что власть постепенно в течение последних особенно шести лет, конечно, разрушала политическую систему страны. Вакуум - это значит прежде всего отсутствие плюрализма, то есть плюрализма в области политики, плюрализма в области средств массовой информации, свободы слова и плюрализм в такой области, как институты гражданского общества. Если эта структура разрушена, то организовать или мобилизовать недовольство против власти фактически некому. Хотя, еще раз замечу, что люди перед последним голосованием 18 марта по изменениям конституции Азербайджана проявили свое отношение, такое пассивное сопротивление. Потому что дана оценка, более-менее объективная оценка экспертов: на эти голосования явились в пределах 15% избирателей. Это уже, по-моему, показатель пассивного сопротивления.

Олег Кусов: По мнению Арастуна Оруджлу, среди южно-кавказских стран сегодня наиболее приближена к европейским формам правления Грузия.

Арастун Оруджлу: При всех критических отношениях к грузинским властям все-таки по сравнению с моделями, существующими в Азербайджане и Армении, наиболее близкая к европейской модели - это все-таки грузинская модель. Я считаю, там существует вполне авторитарная система, но эта система не ограничивает права своих оппонентов повсеместно. Конечно, в определенной принципиальной сфере полномочия, возможности влияния оппонентов власти предельно ограничены. Но даже если мы возьмем последние дни, начиная с 9 апреля, те массовые мероприятия, которые сегодня происходят в Тбилиси, в Баку и в Ереване это невозможно. Особенно жестко в Азербайджане, где даже пикеты с участием 15 человек просто не разрешены. Официально приводятся разные доводы против проведения таких мероприятий, но фактически это запрещено.

Олег Кусов: Так считает глава Центра исследований "Восток – Запад" Арастун Оруджлу.
Как подчёркивают эксперты, именно грузинское общество, начиная с периода советской перестройки, постоянно требует новых реформ государственно-политического устройства.
XS
SM
MD
LG