Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Чем живет детское здравоохранение на Среднем Урале


Программу ведет Светлана Кулешова. В программе принимает участие Светлана Татарева, начальник отдела по организации медицинской помощи матерям и детям Министерства здравоохранения Свердловской области.



Светлана Кулешова: Накануне Дня медицинского работника в Екатеринбурге в пятый раз вручают премию профессионального признания «Медицинский Олимп». Денег победителям не дают, но врачи конкурс все равно ждут. В этом году добавились две новые номинации. С подробностями - екатеринбургский корреспондент Радио Свобода Ирина Мурашова.



Ирина Мурашова: Пять лет назад, когда Управление здравоохранения Екатеринбурга решило организовать акцию «Медицинский Олимп», ничего подобного в других городах России не было. «Медицинский Олимп» – это премия профессионального признания, некоммерческая акция за счет благотворительных взносов. Победители получают диплом, подарок от спонсора – какой-нибудь нужный в работе прибор, и статуэтку греческого бога врачевания Асклепия, более известного под своим римским именем Эскулап. Фигура из металла стоит на каменной подставке и весит 9 килограммов. Тех, кому под силу поднять такую ношу, выбирают коллеги и пациенты, подчеркивает пресс-секретарь Горздрава Инна Абелинскене.



Инна Абелинскене: Это не столько конкурс, потому что никто и ни с кем не соревнуется. С каждым годом эта премия становится все популярнее и популярнее, несмотря на то, что это никакое не материальное подтверждение, а почетный знак лучшего из лучших.



Ирина Мурашова: Номинации «Медицинского Олимпа» отражают основные медицинские специализации, а также отмечают лучших организаторов здравоохранения и персональный вклад в дело охраны здоровья людей. В номинациях «Участковый терапевт» и «Педиатр» могут голосовать и пациенты. Обладатель премии «Медицинский Олимп-2004» в номинации «Лучший участковый педиатр Екатеринбурга» Ольга Коростелева в педиатрии уже 25 лет, на ее участке 900 детей.



Ольга Коростелева: Приятно, конечно, получать любую награду, и приятно, что ты – лучшая. А в общем-то, ничего не изменилось в жизни. То есть как я работала, так и работаю. Вот я считаю, что это правильно сделано для того, чтобы поднять престиж профессии. Когда мы оканчивали институт, мы все ушли в педиатрию. А сейчас отношение к педиатрии изменилось. Тяжело лечить детей.



Ирина Мурашова: Сначала на «Медицинском Олимпе» Екатеринбурга было 10 номинаций, потом 11. В этом году добавились еще две – «Лучший учитель» и «Лучший ученик» - специально для студентов и преподавателей Уральской медицинской академии.


Начальник Управления здравоохранения Екатеринбурга Александр Прудков – потомственный хирург. Он считает, что в последнее время выпускники медицинского вуза стали чаще работать по специальности. И премия здесь совсем не лишняя.



Александр Прудков: Тенденция положительная, в общем-то, она просматривается. Еще три года назад, если мы за 100 процентов возьмем количество выпускников нашей Медицинской академии, то 30 процентов оставались в здравоохранении. А остальные уходили либо в коммерцию, либо в другие какие-то отрасли. Теперь более 50 процентов приходят в здравоохранение.



Ирина Мурашова: «Медицинский Олимп» - праздник муниципального здравоохранения, частные и областные больницы в нем не участвуют. Специалисты надеются, что появится и общая профессиональная премия, которая в третье воскресенье июня поможет, действительно, почувствовать праздник всем медицинским работникам Свердловской области, а их 50 тысяч.



Светлана Кулешова: В Екатеринбургской студии Радио Свобода - начальник отдела по организации медицинской помощи матерям и детям Министерства здравоохранения Свердловской области Светлана Татарева.


Доброе утро, Светлана Викторовна.



Светлана Татарева: Доброе утро.



Светлана Кулешова: Всю правду о премии «Медицинский Олимп» мы только что узнали. А сейчас поговорим о звании «Лучшая больница России», которого по итогам 2005 года удостоилась Свердловская областная клиническая больница номер 1. Чем отличаются эти два мероприятия? И что это за звание?



Светлана Татарева: Вы знаете, я, наверное, начну с того, что поздравлю всех медицинских работников с Днем медицинского работника, с их профессиональным праздником. Хочу пожелать крепкого здоровья, счастья, любви, профессионализма и всего самого-самого наилучшего!


И в этот день мы получили еще один очень знаменательный подарок – областная детская больница получила премию в третий раз, я хотела бы это подчеркнуть, звание «Лучшей больницы России». Эта премия присуждается ежегодно. Она организована Ассоциацией детских больниц совместно с Министерством Российской Федерации. И наша областная детская больница в номинации «Лучшая больница России» из краевых, областных и республиканских больниц заняла в этом году первое место.



Светлана Кулешова: Вы сказали, что она получила премию в третий раз. Она третий раз стала лучшей детской больницей России?



Светлана Татарева: Да, именно в третий раз, третий год подряд. Но, единственное, предыдущие два раза выбирались от 3 до 7 номинантов – лучших больниц, а в этом году впервые областная детская больница из всех больниц, а их было 67, стала лучшей. Я считаю, что для Свердловской области это наилучший подарок ко Дню медицинского работника.



Светлана Кулешова: По каким критериям решалось, какая больница лучшая, а какая не совсем лучшая?



Светлана Татарева: Критерии здесь оценивались чисто профессиональные, кадровые. И надо сказать, что все-таки областная детская больница у нас имеет огромный потенциал на будущее. Это и прекрасные кадры. На территории этой больницы находятся пять кафедр. Это и качество работы. Это и новые технологии. И хотелось бы сразу сказать о технологиях, что введены две специализированные службы в 2006 году – это Центр онкогематологии, который признан лучшим не только в России, но и в Европе, и Центр гемодиализа, которые являются высокоспециализированными, и они будут оказывать помощь на федеральном уровне.



Светлана Кулешова: Чем лучшая российская больница отличается от остальных больниц, от средних российских больниц?



Светлана Татарева: Лучшая российская больница, наверное, вообще среди всех больниц любого уровня отличается тем, что это самая передовая больница, эта больница, которая не стоит на месте, а постоянно развивается и идет вперед. Это та больница, которая имеет перспективы развития, имеет четкий, комплексный план развития на первые три-четыре года.



Светлана Кулешова: А чем отличается лучшая детская больница России от лучшей мировой детской больницы, допустим? Или они абсолютно на одной ступеньке стоят?



Светлана Татарева: Ну, наверное, я скажу, что все-таки в последние годы наши лучшие российские больницы, они стали приближаться к мировым стандартам. И это, в общем-то, радует.



Светлана Кулешова: К мировым средним больницам?



Светлана Татарева: Ну, и к средним больницам. И, наверное, некоторые больницы, а особенно республиканского характера, они все-таки приближаются к мировому уровню.



Светлана Кулешова: Лучшая по технологическим показателям, лучшая по планам на будущее, лучшая по кадрам. Светлана Викторовна, насколько велик отрыв Свердловской областной клинической больницы номер 1 от, допустим, районной больницы города Красноуфимска, Артемовска?



Светлана Татарева: Ну, конечно, отрыв довольно большой. Каждая больница работает на своем уровне. И оценивать, и сравнивать вот эти больницы, конечно, очень сложно и, наверное, некорректно. Потому что областная детская больница – это то место, куда мы госпитализируем самых тяжелых детей, и не только из областных больниц, но и из крупных больниц города.



Светлана Кулешова: Если говорить о кадрах, то тоже получается, что лучшие врачи, лучшие специалисты сконцентрированы именно в областной больнице?



Светлана Татарева: То, что касается областных больниц, то есть больниц районных, клинических больниц, которые находятся на территории Свердловской области, там кадры хорошие, профессиональные. Но в основном по научному потенциалу, по профессионализму, учитывая то, что областная детская больница работает с наиболее тяжелыми больными, конечно, эти кадры немножко превосходят областные кадры.


Что касается кадров города, то в больницах города работают не менее профессиональные люди, и чаще всего это те люди, которые работают и в областной детской больнице, и работают в городских клинических больницах – это наши кафедральные работники научные, это наши главные специалисты, которые работают сразу на нескольких базах. Поэтому, в общем-то, кадровый потенциал города Екатеринбурга, он, наверное, объединенный, можно так сказать.



Светлана Кулешова: Теперь давайте перейдем к финансовым вопросам. Медицинские работники получают деньги по единой тарифной сетке. Одинаковую зарплату получают и специалисты, работающие в лучшей больнице России, и в районных больницах, или все-таки есть какие-то надбавки специальные?



Светлана Татарева: Специальных надбавок никаких нет. Тем более, в рамках национального проекта мы немножечко имеем разницу в зарплате у участковых врачей-педиатров и врачей, работающих в стационарах. А разница оценивается буквально по качеству работы, по категории, по стажу работы, и отличается только этим.



Светлана Кулешова: То есть никаких особо больших зарплат...



Светлана Татарева: Нет-нет.



Светлана Кулешова: И продолжая финансовую тему, звание «Лучшая больница России» - это только звание или это и какие-то деньги тоже?



Светлана Татарева: Это только звание.



Светлана Кулешова: И никаких денег?



Светлана Татарева: Нет-нет. Это престижное звание.



Светлана Кулешова: А что помимо престижа оно дает? Может быть, право решать какие-то вопросы на консультативном уровне, давать какие-то рекомендации другим больницам, что-то еще? Или просто звание, просто диплом на стенку?



Светлана Татарева: Нет, этот диплом означает очень многое. Во-первых, это действительно организационно-методическая работа на территории всей Свердловской области. Это формирование стандартов. Это формирование мнения. Это консультативные, специализированные, коллегиальные приемы. Ну а самое главное, что это, конечно, больница, которая на сегодняшний день может участвовать в конкурсах на уровне Федерации, и опять же по федеральным программам, опять же по высокотехнологичной помощи.



Светлана Кулешова: В конкурсах, за победу в которых уже деньги дают, или нет?



Светлана Татарева: Ну, в некоторых случаях, наверное, да.



Светлана Кулешова: Свердловское здравоохранение, здравоохранение Среднего Урала может гордиться только детской больницей или взрослая больница и поликлиники тоже на высоком уровне?



Светлана Татарева: Ну, то, что касается взрослых больниц, которые находятся на территории города Екатеринбурга, это тоже высококлассные больницы и там работают высококлассные специалисты. Поэтому я думаю, что Свердловская область может гордиться как и своими детскими больницами, так и своими больницами для взрослых.



Светлана Кулешова: А какая больница названа по итогам 2005 года лучшей взрослой больницей России? Или такого звания нет?



Светлана Татарева: Я думаю, что пока такой конкурс не проводился. Педиатры немножечко всегда идут впереди авангарда.



Светлана Кулешова: А в чем еще педиатры идут впереди, помимо проведения конкурсов?



Светлана Татарева: Ну, наверное, по своему отношению к своей работе, по тому, что есть желание работать дальше, оно не перегорело в связи со всеми нашими финансовыми трудностями на сегодняшний день. И все-таки есть желание помогать нашим детям и развивать эту службу дальше.



Светлана Кулешова: Мне кажется, это в вас педиатрический, так сказать, патриотизм говорит.



Светлана Татарева: Ну, может быть, конечно.



Светлана Кулешова: Итак, Светлана Викторовна, чем живет свердловское здравоохранение за пределами образцовой больницы? Какие радости и какие горести, какие проблемы?



Светлана Татарева: Свердловская область... я буду касаться только вопросов детства и материнства, в принципе, идет вперед, старается не отставать от всех наших приоритетных направлений. И в рамках наших национальных проектов, в принципе, есть уже кое-какие изменения.


О хорошем, наверное, я скажу чуть позже. А о проблемах скажу буквально пару слов. Проблемы такие же, как и по всей России, - это не стопроцентная укомплектованность кадрами, это вопрос по финансированию службы. Допустим, если сейчас по национальным проектам участковая служба, участковые педиатры имеют у нас достойные зарплаты, то, к сожалению, зарплата узких специалистов и врачей стационара пока отстает. И то, что касается отдаленных районов, к сожалению, у нас существует на сегодняшний день ситуация, что пока врачи у нас не хотят ехать в отдаленные районы. Если у нас все-таки будет укомплектованность кадрами и в районных больницах, и в далеких областях более-менее хорошая, то я думаю, что, в общем-то, проблемы с вопросами детства мы будем решать намного лучше.


Кроме этого, проблема по качеству службы. Учитывая то, что Свердловская область довольно большая, то очень часто встают вопросы о перевозке детей в более крупные больницы. То есть учитывая то, что вот такая территориальная отдаленность. Ну, на сегодняшний день эта проблема решена, и решена, я считаю, очень неплохо. Потому что у нас существует и медицина катастроф, и реанимационная бригада той же областной детской больницы, которые осуществляют и консультативную помощь, и мониторинг, и перевозку более тяжелых детей опять же в областную детскую больницу.


Достижений достаточно в областной детской больнице и по всем детским больницам, и в целом по детству, и в Екатеринбурге, и в Свердловской области тоже у нас немало. Развивается наука. Уральская медицинская Академия, которая находится на территории Свердловской области, кует, как говорится, кадры - и докторов наук, и кандидатов наук. И мне бы хотелось еще здесь сказать о том, что в областной детской больнице на сегодняшний день у нас пять кафедр и один курс повышения квалификации, шесть профессоров и 24 кандидата. И только в 2006 году было защищено уже шесть кандидатских диссертаций.



Светлана Кулешова: Но это вы снова вернулись к образцовой больнице.



Светлана Татарева: Да. И что я еще хочу сказать по положительным моментам. Все-таки наметилась тенденция к тому, что врачи-педиатры хотят работать. У них есть желание не бросать свою работу, продолжать свою работу, ну и помогать нашим детям.



Светлана Кулешова: Неужели был такой момент, когда врачи-педиатры не хотели работать? По-моему, хотели всегда, но возможность работать не всегда имели.



Светлана Татарева: Ну, педиатры, конечно, они всегда стоят на своем боевом посту. Но, к сожалению, когда финансовые проблемы стоят перед человеком, то человек ищет, наверное, более удобные пути решения, более финансовые пути решения. Поэтому, конечно, укомплектованность кадрами, наверное, зависела в прошлом и от этого тоже.



Светлана Кулешова: Вы так скромно сказали о том, что не стопроцентная укомплектованность кадрами. Не стопроцентная укомплектованность – это 98 процентов или это 15 процентов?



Светлана Татарева: Если мы говорим о крупных городах Свердловской области и городе Екатеринбурге, то укомплектованность врачебными кадрами достигает практически 100 процентов. То, что касается области, то укомплектованность кадрами достигает от 60 до 80 процентов.



Светлана Кулешова: Светлана Викторовна, как на детском здравоохранении сказываются идущие в России реформы здравоохранения? В какую сторону сказываются?



Светлана Татарева: По реформе в Свердловской области, в принципе, принимаются определенные решения, выполняются все рекомендованные Министерством России направления. И на сегодняшний день выплаты по участковой службе, участковым педиатрам выплачиваются так, как положено и в полном объеме. То, что касается получения аппаратуры, которая должна была быть направлена в Свердловскую область, в принципе, все проходит в полном объеме. Третий этап – это неонатальный скрининг, который мы будем проводить, начиная с июля. Свердловская область, наверное, одна из первых уже готова к этому. Обучены кадры, подготовлены, и не только на территории Екатеринбурга, но и практически на всей территории Свердловской области. И уже по пяти скрининговым методикам мы будем обследовать наших новорожденных детей.



Светлана Кулешова: Светлана Викторовна, я спросила о том, как сказывается, а вы мне ответили: все делаем так, как говорят – выплачиваем, выполняем, закупаем.



Светлана Татарева: Я хотела бы сказать, что дело в том, что те направления национальных проектов, которые мы сейчас с вами видим, в Свердловской области по программе «Мать и дитя» практически выполняются, начиная с 2000-2001 года.



Светлана Кулешова: То есть оценку реформе здравоохранения вы категорически давать отказываетесь.


И у нас есть звонок от нашего слушателя. Доброе утро.



Слушатель: Здравствуйте. Вас беспокоит Сургаев Петр Иванович, город Подольск. Во-первых, поздравляю медицинских работников с Днем медицинского работника? И у меня вопрос вот какого характера. Почему наша российская элита, миллионеры, миллиардеры, предприниматели, которые имеют возможность лечиться за границей, сами не лечатся и не лечат своих детей у нас в России, а лечатся на Западе? Вот в чем тут дело?



Светлана Кулешова: Отличный вопрос. Отвечайте, Светлана Викторовна. Если в Свердловской области есть лучшая детская больница России, которая, по вашим словам, абсолютно на уровне лучших мировых больниц, то почему не едут в Свердловскую область? Или уже сейчас едут?



Светлана Татарева: Наверное, я начну с первого вопроса. Почему все-таки элита у нас наблюдается и старается своих детей пролечить, допустим, за границей. Ну, я думаю, наверное, выбирает здесь каждый для себя и по финансированию, наверное, это и условия проживания, ну и, может быть, какие-то другие мысли возникают у таких людей.


То, что касается высокоспециализированной помощи, та, которая на сегодняшний день существует в России в целом и в Свердловской области, в принципе, мы можем оказывать практически по всем направлениям, за исключением редких заболеваний и технологий. Но и то, в принципе, за последние годы, я думаю, что Россия стала по высокоспециализированным технологиям догонять стандарты мирового уровня.



Светлана Кулешова: То есть по технологиям можем, а вот сервиса не хватает, да?



Светлана Татарева: Наверное, скорее всего, так. Но и в последнее время опять же, я хочу сказать, все-таки сервис в некоторых больницах достигает уже достаточного уровня. И, наверное, в тех больницах, которые называются лучшими на сегодняшний день, можно, в общем-то, получить и какие-то сервисные услуги.



Светлана Кулешова: Есть специальное направление в развитии больницы в плане сервиса, в плане оказания услуг людям, которые способны за них платить? Или вы все-таки нацелены на среднего потребителя, чтобы всем помочь?



Светлана Татарева: Ну, наверное, если все-таки мы говорим о современном уровне, должно быть и то, и другое. Потому что в основном это бесплатная медицина, и средний уровень, как говорится, доходов нашего населения не позволяет говорить о каких-то невиданных условиях. Но то, что касается людей, которые хотели бы именно комфортные для себя условия пребывания, – это одноместные палаты с полным сервисом, в некоторых больницах и опять же в крупных больницах нашей Свердловской области такие палаты есть.



Светлана Кулешова: Светлана Викторовна, не буду настаивать. Если хотите, то скажите, как вы относитесь к реформе здравоохранения. Если не хотите, то промолчите. Только не говорите, что «мы все делаем так, как нам указывают».



Светлана Татарева: Я, конечно, скажу. Дело в том, что, конечно, реформы приносят свои плоды. Во-первых, то, что касается зарплаты участковых педиатров. Здесь не подлежит сомнению то, что это очень большой прорыв. И если все-таки у нас будет такое финансирование продолжаться, то я думаю, что участковую службу мы укомплектуем, и не только укомплектуем, но и достигнем очень высокого качества, то, которое должно быть.


И то, что я сказала по аппаратуре, это тоже большой плюс реформы. Потому что та аппаратура, которая придет, она в первую очередь пойдет в область, то есть в те больницы, которые раньше этого не имели. То есть это тоже большой плюс.



Светлана Кулешова: А пресловутое сокращение койко-мест?



Светлана Татарева: То, что касается сокращения койко-мест, то здесь надо подходить к этому очень разумно. Во всем мире существует практика, что те стационарные койки, которые являются плановыми, в принципе, не должны оказывать вот такую стационарную суточную помощь. Поэтому вся стационарная помощь, то есть койки, они должны быть нацелены на оказание неотложной помощи, на оказание помощи детям с острой патологией. Допустим, если возьмем гастроэнтерологические койки, нефрологические койки, те, которые могут находиться в дневных стационарах или стационарах на дому, либо лечиться просто амбулаторно, я думаю, что это разумно сделать. Вот за счет этого койки сокращаются. Не за счет того, что мы не можем обеспечить эти койки, а за счет того, я думаю, что это будет разумнее по части расходования финансовых средств.



Светлана Кулешова: Просто удивительно, вот говорят, что за последние пять лет заболеваемость детей увеличилась на 20 процентов в среднем, а количество койко-мест сократилось, уж не знаю, во сколько раз. Здесь нет никаких противоречий? Это нормальная ситуация?



Светлана Татарева: Я объясню. Во-первых, в рамках того, что все-таки медицина развивается, разумнее сказать, наверное, что заболеваемость должна вырасти. За предстоящие пять лет, которые будут идти семимильными шагами, мы рассчитываем на то, что заболеваемость еще должна подрасти. Но это не потому, что у нас впервые выявлены дети именно с этими заболеваниями. А это те дети, которые должны были быть, наверное, выявлены и ранее, просто мы стали, действительно, более качественно их обследовать, более четко работать именно на этапе выявления групп риска. Это нормально. Поэтому то, что заболеваемость у нас подросла, наверное, это нужно расценить как положительный факт. Потому что это дает возможность оказывать профилактику в формировании хронических заболеваний.



Светлана Кулешова: Не заболеваемость подросла, а диагностика усовершенствовалась.



Светлана Татарева: Да, конечно.



Светлана Кулешова: Между тем, на 10-ом Конгрессе педиатров России прозвучало такое мнение: «Реформа образования, увеличивающая нагрузку на школьников, дает и прирост заболеваемости». Это было только мнение или все-таки какая-то правда в этом есть?



Светлана Татарева: Да, правда в этом есть. Потому что та нагрузка, которую испытывают наши школьники на сегодняшний день, к сожалению, она непомерная. И в первую очередь в плане заболеваемости страдают органы зрения и нарушение осанки. Потому что по нашим данным по Свердловской области и по российским данным, нарушение зрения к 10-11-му классу мы имеем практически у 80 процентов детей, нарушение осанки – около 85-98 процентов.



Светлана Кулешова: Каковы ваши прогнозы развития педиатрии в России?



Светлана Татарева: Ну, я думаю, что все-таки педиатрия развивается, и есть перспективы развития. Мы добиваемся новых успехов. Постоянно внедряются новые технологии.


И самое, наверное, приятное, потому что я сама являюсь научным работником, я бы хотела сказать, что все-таки за последние два-три года наметилась тенденция к тому, что наука у нас стала развиваться. И если раньше, допустим, не было студентов, которые хотели бы заниматься наукой, то сейчас очень резкий скачок, то есть, действительно, появилась категория студентов, которые хотят заниматься наукой.



Светлана Кулешова: Спасибо больше, Светлана Викторовна, за участие в программе.


XS
SM
MD
LG