Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Отмена режима контртеррористической операции - это пиаровский шаг"


Программу ведет Лейла Гиниатулина. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Вероника Боде.

Лейла Гиниатулина: О ситуации в Чечне наш корреспондент Вероника Боде побеседовала с политологом Сергеем Маркедоновым, заведующим отделом Института политического и военного анализа.

Вероника Боде: Как вы полагаете, связана ли активизация боевиков в Чечне с отменой режима контртеррористической операции?

Сергей Маркедонов: Во-первых, мне кажется, самому факту отмены режима контртеррористической операции придается слишком большое внимание, неоправданно большое, в СМИ и экспертном сообществе. Это, в общем-то, пиаровский шаг, который мало имеет отношения и какое-то касательство к реальной ситуации в Чечне. То, что Чечня оазисом мира не была и в 2008, и в 2007 году, для меня это очевидно. Потому что там были и столкновения, и какие-то боевые действия кратковременные. Отмена - это, в общем, пиаровский шаг. Во-вторых, это отражение определенного, скажем так, внутрибюрократического расклада. Это усиление на бюрократическом российском административном рынке Кадырова и его группы в Чечне и определенное ослабление федеральной власти. Это, в общем, мало имеет касательство к каким-то реальным ситуациям, которые в Чечне происходят.
Но я бы не стал говорить о том, что с отменой режима контртеррористической операции начинается какая-то новая фаза, как это называют модно - национально-освободительной борьбы и чего-то такого. Определенная турбулентность в Чечне была, есть и будет. Будет там режим контртеррористической операции или нет. Главный вопрос для Чечни - насколько эта территория интегрирована в состав общероссийского социума или нет. На мой взгляд - нет. Вот главная проблема. А определенная турбулентность там есть. Если сравнивать, допустим, эту ситуацию с Дагестаном и Ингушетией, может быть, меньше, чем в Дагестане и в Ингушетии, но это не значит, что там наступил какой-то реальный мир.

Вероника Боде: А с чем вы связываете нынешнюю активизацию боевиков?

Сергей Маркедонов: С чем? Со временем года. Весна наступила - более удобно действовать. Вот и все. Это раз. Во-вторых, символический, конечно, сюжет есть. Вот отменили режим контртеррористической операции, а мы показываем, что мы есть, несмотря ни на что.

Вероника Боде: Все-таки вы находите эту связь?

Сергей Маркедонов: Я еще раз говорю - это опосредовано. У нас к этому отнеслись так, как к какой-то важной вехе. А это все-таки пиаровский шаг. Это не отражение некоей качественной ситуации в самой республике.

Вероника Боде: Как вы полагаете, как дальше будет развиваться ситуация в Чечне?

Сергей Маркедонов: Во-первых, я не думаю, что произойдет активизация боевиков, скажем, на уровне 90-х годов. Вряд ли! На сегодняшний момент, чеченское движение, скажем, если говорить о сепаратистком, националистическом движении, на некотором спаде, прежде всего, идеологическом, оно трансформируется. Если в 90-е годы это движение было сепаратистским и националистическим, главным образом, сейчас оно, в принципе, является частью общекавказского исламистского проекта, радикально исламского проекта. У него другая идеология. Тот факт, что даже два года назад Доку Умаров трансформировал Чеченскую республику Ичкерия в часть Кавказского эмирата, об этом говорит. Это уже немного другой идеологический проект, немного другая угроза. Я считаю, что теперь и надо рассматривать ситуацию в более широком контексте - общекавказском. Мы можем говорить о том, что определенная смена идейно политических вех произошла. Если светский национализм определял повестку дня в 90-е годы, то сейчас радикальный политический ислам является главным вызовом российской государственности, да и вообще в целом безопасности даже на евразийском пространстве. Надо смотреть, что меняется несколько идейно-политическое основание что ли угрозы.
XS
SM
MD
LG