Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Оперативное искусство спасло ректора


Кермен Басангова жива и невредима

Кермен Басангова жива и невредима

Убийство ректора Полярной академии Кермен Басанговой, о котором СМИ сообщили накануне, оказалось инсценировкой - спецоперацией санкт-петербургского ГУВД с целью выявить заказчиков готовившегося преступления.

Вечером 21 апреля в новостях федеральных каналов появились сюжеты о том, что была зарезана 35-летняя ректор Полярной академии Кермен Басангова. Согласно сообщениям, женщина была убита, когда после работы садилась в свой автомобиль.

Однако сегодня стало известно: Кермен Басангова жива, покушение на нее было инсценировано правоохранительными органами. Более того, благодаря инсценировке милиция задержала троих подозреваемых в попытке организации убийства Басанговой: проректора Полярной академии Владимира Лукина и двух сотрудников академии.

- Это была большая, сложная оперативная работа, требующая тонкости, - заявил начальник пресс-службы ГУВД Петербурга Вячеслав Степченко. - Это результат эффективных действий и профессионализма сотрудников уголовного розыска - с тем, чтобы обеспечить реалистичность, достоверность ситуации, с тем, чтобы подозреваемые проявили себя, сделали ответный шаг.

По версии следствия, Басангова, ставшая ректором в декабре прошлого года, вела независимую политику, не понравившуюся первому проректору Лукину, который решил устранить начальницу, хотя и знал, что она ждет ребенка.

Доктор юридических наук, экс-глава российского отделения Интерпола генерал-майор милиции в отставке Владимир Овчинский в интервью Радио Свобода одобрил действия коллег:

- Федеральный закон об оперативно-розыскной деятельности в числе оперативно-розыскных мероприятий предусматривает так называемый оперативный эксперимент. Оперативный эксперимент может проводиться только при расследовании и предотвращении тяжких и особо тяжких преступлений. Если органы внутренних дел получили информацию, что готовится заказное убийство - в данном случае, этой женщины, - то они имели полное право проводить такое мероприятие. Оно очень сложное, относится к разновидности так называемого оперативного искусства: нужно организовать целую постановку, театрализованные действия.

- Чем это отличается от провокации?


- Есть постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации по наркотикам. Там дано определение провокации: "действия, которые побуждают то или иное лицо к совершению преступления". Ключевое слово – "побуждают".

А вот наша ситуация: есть реальный заказчик или группа заказчиков, которые хотят уничтожить конкретного человека. Они ищут киллеров, исполнителей. Находят этих киллеров. Допустим, кто-то из этих киллеров сообщает, что ему поступил такой заказ, в органы внутренних дел - либо он где-то об этом рассказал, и оперативная информация из преступной среды пришла в милицию или органы безопасности. Оперативники "выдернули" этого потенциального киллера. Он идет на сотрудничество, имитирует совершение преступления - в данном случае, убийства. Дальше имитируется вся сопутствующая деятельность: доставка в больницу, в морг, огласка в средствах массовой информации. Все это видит заказчик преступления и передает киллеру деньги - плату за сделанную "работу". Заказчика берут с поличным. Вот это является оперативным экспериментом, а не провокацией.

Есть соответствующие решения Европейского суда по правам человека. Там оперативные эксперименты называются по-другому - "специальные мероприятия по сопровождению расследования и пресечению преступлений в Европе" – и тоже считаются вполне законными. Без этого рода деятельности невозможно бороться с тяжкими и особо тяжкими преступлениями. Да и вообще очень сложно бороться с преступностью без оперативно-розыскной деятельности. В нашем случае женщина жива, предполагаемые заказчики арестованы. Можно поздравить оперативных работников.

- Недавно именно в Страсбургском суде слушалось дело "Анатолий Быков против Российской Федерации". Фабула связана с оперативным экспериментом - инсценировкой убийства Вилора Струганова, более известного как "Паша Цветомузыка". Тоже спектакль, тоже огласка. В результате следствие добыло свидетельство Быкова о его причастности к преступлению. Судя по тому, что Быков выиграл суд против России, все предприятие едва ли можно назвать законным. Насколько, на ваш взгляд, эти два дела разнятся?

- Надо знать обстоятельства конкретного дела. Когда я называл дела Страсбургского суда, то имел в виду случаи, в которых судьи эти мероприятия поддерживали и считали законными.

- Их много?

- Пять или шесть. Отмечу, что данные решения были приняты не по России, а по европейским странам. Каждый раз Европейский суд рассматривает обстоятельства каждого дела, каждый раз конкретно учитывает все обстоятельства. Здесь нет никакого шаблона. Если они в случае с Быковым посчитали так - значит, там, может быть, были элементы провокации. Но мы пока не знаем подробностей дела о покушении на Кермен Басангову: такие дела расследуются долго, посмотрим, что будет на выходе. Поэтому – попробуем рассуждать по существу - на основании имеющейся информации: могли работники органов внутренних дел провести эксперимент? Я говорю: да, могли. Без таких мероприятий не раскрываются и не предотвращаются заказные убийства, не вылавливаются киллеры, не выявляются организаторы. Десятки, сотни такого рода операций были проведены за последние годы - очень эффективных операций.

- Например?

- Практически нет субъекта Федерации, где бы не проводились такого рода операции по заказным убийствам. Везде были - и в Москве, и в Питере, и в Екатеринбурге, и в Иркутске, на Дальнем Востоке. Везде такие оперативные эксперименты проводились.

- Слава богу, женщина жива. А как быть с ее родственниками, друзьями – которым вчера по телевизору рассказали о том, что ее убили? Готовый инфаркт, если не знать.

- Есть еще Федеральный закон "О защите свидетелей и потерпевших". Басангова - потенциальная жертва. В этом случае всю семью берут под охрану - родителей, мужа, детей, чтобы у них не было инфарктов и истерик. Все предусматривается, все делается с согласия семьи, все входит в общий цикл проведения оперативного эксперимента. Нормально, законно.

Нам что главное? Спасти человека, выявить группу людей, которая заказывает такие зверские убийства - молодой женщины, на девятом месяце беременности... Надо просто благодарить работников милиции за это. И никаких инфарктов не было, я уверен.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG