Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ситуация в Чеченской республике после отмены режима контртеррористической операции


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Олег Кусов.

Кирилл Кобрин: Вблизи административной чечено-ингушской границы, на окраине чеченского селения Бамут в результате обстрела погибли трое российских военных. Примерно неделю назад в Чечне был отменен режим контртеррористической операции, так называемый КТО, но два дня назад этот режим был возвращён в двух районах республики - Итум-Калинском и Введенском. По сведениям представителей силовых ведомств, незаконные вооружённые формирования планируют провести ряд диверсий в крупных населенных пунктах республики. Тему продолжит Олег Кусов.

Олег Кусов: Как сообщили в правоохранительных органах Чечни, вооружённое нападение на военную грузовую машину "Урал" произошло во вторник в 16:30 на северо-западной окраине селения Бамут Ачхой-Мартановского района. Неизвестные люди открыли автоматную стрельбу из полуразрушенного здания. От полученных ранений военнослужащие скончались. Ведется поиск лиц, причастных к совершению преступления. Рассказывает наш корреспондент в Грозном Ахмед Султанов.

Ахмед Султанов: Военный грузовик специально направлялся для пополнения запасов питьевой воды. В момент, когда автомобиль поравнялся с полуразрушенным строением на окраине дороги, из него был открыт огонь из автоматического оружия. В результате обстрела военнослужащие - сержант и двое рядовых контрактной службы - погибли на месте. На звуки выстрелов к месту происшествия прибыла войсковая оперативная группа. Однако нападавшие успели скрыться, предварительно захватив с собой оружие и боекомплект убитых солдат. По факту нападения и убийству военнослужащих Военной прокуратурой возбуждено уголовное дело. Ведется следствие.

Олег Кусов: Накануне президент Чечни Рамзан Кадыров заявил, что обстановка в республике стабильная, ее ничто не может осложнить, а все формирования боевиков уже окончательно разгромлены. 16 апреля в Чечне был отменен режим контртеррористической операции. Однако два дня назад командование оперативного штаба снова ввело его в Итум-Калинском и Введенском районах. Военные сообщили об активизации боевиков.
Отмена режима КТО на территории республики - это пропагандистский ход Москвы и усиление власти Рамзана Кадырова. Так считает заведующий отделом проблем межнациональных отношений Института политического и военного анализа Сергей Маркедонов. С ним побеседовала моя коллега Вероника Боде.

Вероника Боде: Как вы полагаете, связана ли активизация боевиков в Чечне с отменой режима контртеррористической операции?

Сергей Маркедонов: Во-первых, мне кажется, самому факту отмены режима контртеррористической операции придается слишком большое внимание, неоправданно большое, в СМИ и экспертном сообществе. Это, в общем-то, пиаровский шаг, который мало имеет отношения и какое-то касательство к реальной ситуации в Чечне. То, что Чечня оазисом мира не была и в 2008, и в 2007 году, для меня это очевидно. Потому что там были и столкновения, и какие-то боевые действия кратковременные. Отмена - это, в общем, пиаровский шаг. Во-вторых, это отражение определенного, скажем так, внутрибюрократического расклада. Это усиление на бюрократическом российском административном рынке Кадырова и его группы в Чечне и определенное ослабление федеральной власти. Это, в общем, мало имеет касательство к каким-то реальным ситуациям, которые в Чечне происходят.
Но я бы не стал говорить о том, что с отменой режима контртеррористической операции начинается какая-то новая фаза, как это называют модно - национально-освободительной борьбы и чего-то такого. Определенная турбулентность в Чечне была, есть и будет. Будет там режим контртеррористической операции или нет. Главный вопрос для Чечни - насколько эта территория интегрирована в состав общероссийского социума или нет. На мой взгляд - нет.

Вероника Боде: А с чем вы связываете нынешнюю активизацию боевиков?

Сергей Маркедонов: С чем? Со временем года. Весна наступила - более удобно действовать. Вот и все. Это раз. Во-вторых, символический, конечно, сюжет есть. Вот отменили режим контртеррористической операции, а мы показываем, что мы есть, несмотря ни на что.

Вероника Боде: Все-таки вы находите эту связь?

Сергей Маркедонов: Я еще раз говорю - это опосредовано. У нас к этому отнеслись так, как к какой-то важной вехе. А это все-таки пиаровский шаг. Это не отражение некоей качественной ситуации в самой республике.

Вероника Боде: Как вы полагаете, как дальше будет развиваться ситуация в Чечне?

Сергей Маркедонов: Я не думаю, что произойдет активизация боевиков, скажем, на уровне 90-х годов. Вряд ли! На сегодняшний момент, чеченское движение, скажем, если говорить о сепаратистском, националистическом движении, на некотором спаде, прежде всего, идеологическом, оно трансформируется. Если в 90-е годы это движение было сепаратистским и националистическим, главным образом, сейчас оно, в принципе, является частью общекавказского исламистского проекта, радикально исламского проекта. У него другая идеология. Тот факт, что даже два года назад Доку Умаров трансформировал Чеченскую республику Ичкерия в часть Кавказского эмирата, об этом говорит. Это уже немного другой идеологический проект, немного другая угроза. Я считаю, что теперь и надо рассматривать ситуацию в более широком контексте - общекавказском. Мы можем говорить о том, что определенная смена идейно политических вех произошла. Если светский национализм определял повестку дня в 90-е годы, то сейчас радикальный политический ислам является главным вызовом российской государственности, да и вообще в целом безопасности даже на евразийском пространстве. Надо смотреть, что меняется несколько идейно-политическое основание что ли угрозы.

Олег Кусов: Убеждён заведующий отделом проблем межнациональных отношений Института политического и военного анализа Сергей Маркедонов.
Бороться с приверженцами радикального ислама с помощью режима КТО бесполезно, полагает главный редактор Общественного информационного центра национальной политики Тимур Музаев.

Тимур Музаев: Опыт предыдущего режима, опыт предыдущей деятельности федеральных властей показал, что силовые методы хороши только во время открытого вооруженного противостояния. Во время периода, который сейчас начался, практически идеологической борьбы, политической борьбы, эти методы не только бесполезны, они, может быть, даже вредны для самих федеральных властей. Здесь нужны, скорее меры социально-экономические, в том числе политические, конечно. Но политические бесполезны без реального изменения ситуации на Северном Кавказе.

Олег Кусов: Ряды незаконных вооружённых формирований на Северном Кавказе пополняются далеко не всегда в результате религиозного фактора, дополняет Тимур Музаев.

Тимур Музаев: Если говорить о существовании какого-либо ваххабитского подполья в Чечне либо на Северном Кавказе, вообще, довольно сложно, поскольку никакого единого ваххабитского подполья, на мой взгляд, там нет. И вот исследования серьезных специалистов по Северному Кавказу, которые год назад проезжали по республикам Северного Кавказа и проводили там довольно существенные исследования, они подтверждают, что есть группы недовольных, есть группы людей, которые, в том числе, готовы и на открытое сопротивление власти, но это не связано с какой-то ваххабитской идеологией, с каким-то единым координирующим центром. Это, скорее, люди, поставленные в безвыходное положение. Очень много молодежи, которые не находят место в той структуре социально-экономической и политической, которая сейчас создана в республиках Северного Кавказа. Мне кажется, проблема в этом состоит, а не в том, что существует некоторое подполье, некие боевики.
На самом деле, если говорить о Чечне, то активно действующих боевиков на данный момент сравнительно немного. Однако потенциально недовольных, потенциально людей, которые готовы на вооруженное сопротивление в случае каких-то насильственных действий, на мой взгляд, этот процент достаточно велик и опасен. И здесь, скорее, нужны не силовые меры, а скорее социально-экономические решения.

Олег Кусов:
Так считает главный редактор Общественного информационного центра национальной политики Тимур Музаев.
XS
SM
MD
LG