Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как отразится решение Международного суда в Гааге на судьбе независимости Косово


Ирина Лагунина: А тем временем в главном судебном органе ООН, Международном суде в Гааге, решающем споры между государствами, начался процесс по вопросу законности провозглашения в одностороннем порядке независимости Косово. Напомню, что по инициативе Белграда Генеральная ассамблея ООН минувшей осенью приняла решение потребовать от Международного суда консультативного заключения. 17 апреля официально завершился первый этап этого процесса – суд собрал письменные заявления для рассмотрения случая Косово. О реакции в Белграде рассказывает Айя Куге.

Айя Куге: Во вторник Международный суд сообщил, что, включая Сербию, которая как главная заинтересованная сторона подала документы в пользу своих аргументов, в процесс со своими доказательствами «за» или «против» независимости Косово вступили 35 государств-членов ООН. На стороне Косово - 22, которые уже признали независимость края, а на стороне Сербии - 13. Косово не считается стороной в споре по той причине, что оно не входит в Организацию Объединённых наций, но власти в Приштине получили право представить свое мнение суду.
В Белграде рассчитывают на положительное судебное решение. Цель, по словам официальных лиц, добиться новых переговоров по разрешению статуса Косово. Однако сербский министр иностранных дел Вук Еремич сообщил, что даже если суд сочтет независимость Косово законной, Сербия никогда не признает его суверенитет. Однако и он назвал процесс в Гааге историческим.

Вук Еремич: В ходе этого процесса решается не только жизненно важный вопрос для Сербии, но и определяется, наконец, в 21 веке баланс права на самоопределение и права на сохранение суверенитета и территориальной целостности международно-признанных государств. Поэтому я считаю, что своей настойчивостью Сербия добилась начала процесса, который будет иметь историческое значение для международных отношений.

Айя Куге: Сербия рассчитывала на большую поддержку в суде тех стран, которые отказались признать независимость Косово. Кроме России и Китая, её поддержали и члены ЕС Испания, Румыния, Словакия и ещё восемь государств. Белградский профессор политических наук Предраг Симич этот факт объясняет так.

Предраг Симич: Эти 13 государств, выступивших против права на самоопределение Косово, и на своей территории имеют этнические споры, и поэтому они заинтересованы урегулировать этот вопрос в международно-правовом смысле. Сегодня в мире существует много таких мест, как Косово - 3600 этнических общин, из которых не мало таких, которые потенциально хотели бы иначе видеть своё положение. Поэтому исход этого процесса в Международном суде будет иметь далеко идущие последствия, превосходящие границы Сербии, Балкан и Европы – мнение суда определит, как относиться ко всем будущим требованиям на самоопределение.

Айя Куге: Белград в Международный суд отправил две большие книги, в общем более тысячи страниц, с документами и историческими картами Косово, даже такими, которые относятся ко времени правления там Османской империи. Албанская сторона сообщила, что объём их аргументов - пятьсот страниц.
Координатор команды юристов, защищающий Сербию в суде ООН, Саша Обрадович.

Саша Обрадович: Наше обращение к суду содержит детальное, основанное на фактах изложение дела: как развивался кризис в Косово и Метохии, обзор конституционно-правового положения края в течение разных форм государства и государственных объединений, существовавших в 20 веке, документы о положении албанцев как национального меньшинства на разных этапах истории. Достаточно широко мы представили и свою позицию относительно территориальной целостности страны, которая основывается на одном из основных принципов, на который сегодня опирается система ООН. Мы доказываем, что провозглашение в одностороннем порядке независимости Косово не соответствует международному праву.

Айя Куге: Руководство Сербии уверено, что провозглашённая в одностороннем порядке независимость Косово противоречат международным правовым нормам, а местные специалисты предупреждает, что заключение суда может обернуться против Сербии: ведь в случае, если будет доказано, что государство применяло против косовских албанцев насилие, законным может быть признанно их право на самоопределение. Видный белградский профессор международного права, имеющий ранее опыт защиты интересов Сербии в суде ООН, Радослав Стоянович.

Радослав Стоянович: Это факт, что односторонний выход из состава государства противоречит международному праву, а право на самоопределение сталкивается с правом на суверенитет и целостность государства. Однако есть в этом принципе и ясные исключения: если государство, чья территориальная целостность под угрозой из-за того, что кто-то требует самоопределения, применяло насилие против определённой группы, дела обстоят по-другому. А в Косово против албанцев действительно, особенно в 1999 году, применялось насилие. В таком случае всё зависит от того, какой позиции будет придерживаться суд. Но я думаю, что суд не скажет однозначно ни «да», ни «нет».

Айя Куге: Раньше открытия процессов в Международном суде обычно затягивались на годы, и поэтому для многих тот факт, что не прошло ещё полугода, а вопрос о независимости Косово уже рассматривается, стал неожиданностью. Почему?
Наш собеседник директор белградской неправительственной организации «Форум по этническим отношениям» Душан Янич.

Душан Янич: Очевидно, что у международного сообщества есть большой интерес к этому вопросу. Особенно торопятся те страны, которые включились в процесс признания независимости Косово. Они хотят поскорее внести полную определенность и ясность. Поэтому я не удивлюсь, если решение суда будет принято до конца года, то есть, до следующего заседания Генеральной ассамблеи Организации Объединённых Наций. Прежде всего, это в политических интересах ряда государств, и это самые влиятельные государства-члены Совета Безопасности. Все они включены – Китай и Россия на стороне Сербии, а Франция, Германия, Великобритания и Америка на стороне Косово. Они многое определяют, и мне кажется, что из этого и проистекает приоритет, который придается этому процессу.

Айя Куге: На сегодняшний день независимость Косово признали 58 государств и считается, что это не много. Но с другой стороны, всем ясно, что процесс этот необратим и что, вне зависимости от решения Международного суда, которое, кстати, будет иметь только консультативный характер, Косово в состав Сербии вернуть невозможно. Что будет после того, когда суд выступит с тем или иным заключением.

Душан Янич: Это может породить новый раунд дипломатической активности в Совете Безопасности, на Генеральной ассамблее ООН и в контактной группе по Балканам. Возможны даже новые, теперь уже после-статусные переговоры по вопросам, которые не разрешены на прошлых переговорных процессах. Это вопросы государственной границы и статуса сербской общины. Но реального шанса вернуть Косово в состав Сербии нет.
А что касается признания независимости Косово, то оно затормозилось не потому, что кто-то считает, что оно не соответствует международному праву, а просто потому, что все государства руководствуются своими внутренними и внешнеполитическими интересами. По-моему, Косово, как страна, считающаяся ближайшим союзником США, по вопросу признания дошла сейчас до высшей точки – препятствием для того, чтобы её признали более ста стран мира, является антиамериканская позиция ряда государств.

Айя Куге: На минувшей неделе, на Великую пятницу перед Пасхой, президент Сербии Борис Тадич отправился в сербский православный монастырь Дечаны в Косово. Добро на этот визит дал премьер-министр Косово Хашим Тачи – при условии, что визит будет носить не государственный, а личный и религиозный характер. Однако, как считают албанцы, Тадич нарушил договорённость, что не будет делать политические заявления - он выступил с призывом к миру к сербам и албанцам и ко всем, как он выразился, «кто проживает в Косово, в нашей Сербии».

Душан Янич: В последнее несколько месяцев мы были свидетелями новой тактики Приштины. Раньше албанское руководство пыталось демонстрировать свою суверенность тем, что не допускало на свою территорию официальных лиц из Сербии. А если суверенитет строится на негативном отношении, на отторжении, то он мешает самому проекту независимости. Поэтому я считаю, что премьер-министр Косово Тачи хорошо сделал, что пропустил Тадича в Косово. А что касается Белграда, ему правила посещения известны. Однако мне не ясно, обдумал ли как следует свой шаг Тадич? Задавал ли он себя вопрос: что я демонстрирую на Великую пятницу в Косово перед началом процесса в Международном суде? Ведь президент поехал в монастырь Дечаны, у которого своя автономия и который с народом, с внешним миром, так и так контактов не имеет. Тадич поехал туда на условиях Приштины. Его послание было названо посланием мира. А в Косово ситуация и так стабильная. Так кому тогда направлено послание? А самое главное, что в свете предстоящего разбирательства Международного суда он лишь показал, что у него нет контроля над территорией Косово, и это может стать веским аргументом в пользу суверенитета.

Айя Куге: Мы беседовали с белградским специалистом по Косово Душаном Яничем.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG