Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Смерть лидера чеченского сопротивления Абдул Халима Сайдулаева





Программу «Итоги недели» ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Юрий Багров и Андрей Бабицкий.


Андрей Шарый: В результате операции российских военных в селении Аргун убит лидер чеченских сепаратистов, президент самопровозглашенной республики Ичкерия Абдул Халим Сайдулаев. Его тело доставлено в селение Центорой, где опознано несколькими знавшими его людьми. Сайдулаев возглавил северокавказское подполье после смерти 8 марта 2005 года бывшего президента Чечни Аслана Масхадова. Премьер-министр Чечни Рамзан Кадыров, который считает ликвидацию Сайдулаева своей личной победой, заявил о том, что в республике продолжается преследование других лидеров сопротивления – Шамиля Басаева и Доку Умарова. Рассказывает корреспондент Радио Свобода Юрий Багров.


Юрий Багров: Информация о ликвидации ичкерийского президента Абдул Халима Сайдулаева стала поступать по каналам информагентств в субботу около полудня. Первые сведения были крайне скупы. Согласно официальной версии, Абдул Халим Сайдулаев был заблокирован в одном из частных домов по улице Свободы. Операцию проводили силами полка милиции специального назначения и подразделениями Аргунского РОВД. При попытке задержания ичкерийский президент и два его соратника оказали сопротивление. В результате завязавшегося боя Абдул Хаким Сайдулаев был убит. Перестрелка, по утверждению премьер-министра Чечни Рамзана Кадырова, была скоротечна. Однако задержать людей, находившихся рядом с лидером чеченского сопротивления, не удалось, они скрылись. Для их поиска задействованы едва ли не все силовые ведомства Грозненского района республики. Не удалось избежать жертв и среди чеченских милиционеров. По заявлению директора Федеральной службы безопасности Николая Патрушева, в перестрелке погибли двое сотрудников милиции. Мы связались с министром иностранных дел сепаратистского правительства Ичкерии Ахмедом Закаевым, и вот что он рассказал о гибели Абдул Халима Сайдулаева.


Ахмед Закаев: Сегодня утром совершено очередное политическое убийство российскими спецслужбами. В неравном бою погиб президент Чеченской республики Ичкерия Абудл Халим Сайдулаев в городе Аргуне. С ним были два его товарища, которые сопровождали в этой поездке, они тоже погибли. Было задействовано около трех тысяч сил, которые были направлены на задержание, как они заявляют, Абдул Халима Сайдулаева. Но он достойно принял смерть, так же как его предшественники Джохар Дудаев, Аслан Масхадов, Зелимхан Яндарбиев.



Юрий Багров: Абдул Халим Сайдулаев родился в городе Аргун Чечено-ингушской автономной республики. Учась в университете на филологическом отделении, увлекся религией. К 30 годам в Чечне его уже называли амином, то есть учителем. В 94 году Абдул Халим Сайдулаев ушел в один из многочисленных вооруженных отрядов. После подписания хасавюртовского соглашения Сайдулаев продолжил изучение религии. Он подчеркнуто дистанцировался как от правительства Аслана Масхадова, так и от оппозиционных лидеров. До начала второй войны Абдул Халим вел на местном телевидении богословскую программу. В 99 году президент Аслан Масхадов ввел Сайдулаева в комиссию по разработке конституции Чечни. В период широкомасштабных боев, артобстрелов и ковровых бомбардировок 99-2000 годов у Абдул Халима Сайдулаева погибла жена. Спустя год Верховная шура, главный политический орган сепаратистов, избрала его председателем шариатского суда. Позже при поддержке большинства полевых командиров Сайдулаев был назначен вице-президентом Ичкерии. После гибели в марте 2005 года Аслана Масхадова на собрании полевых командиров Абдул Халим Сайдулаев был избран президентом Ичкерии. Корреспондент журнала «Русский ньюсвик» Александр Раскин в те дни находился в Чечне.



Александр Раскин: С теми людьми, с кем удалось общаться после 8 марта прошлого года, когда в результате спецоперации спецслужб Аслан Масхадов был убит, когда поступило известие, что Сайдулаев назначен исполняющим обязанности президента Ичкерии, то люди как-то совершенно спокойно к этому отнесись и говорили, что это тот человек, который запомнился им проповедником, выступавшим больше по телевидению, чем призывавшим к активным боевым действиям или лично замешанным в каких-то операциях против федеральных служб. И вот за то время, как он был назначен, о нем почти не было слышно.



Юрий Багров: Александр, вы не раз бывали в Чечне за последнее время и общались со многими руководителями нынешнего правительства Чеченской республики. Кто-нибудь упоминал, когда заходил разговор о спецоперациях, сто одна из главных задач – это уничтожение Сайдулаева?



Александр Раскин: Недавнее общение с премьер-министром республики Рамзаном Кадыровым, он говорил только о том, что первоочередная задача – это уничтожение террориста номер один Шамиля Басаева. Фамилия Сайдулаева не звучала. Может быть в спецслужбах республики, в спецслужбах России готовилась такая операция по уничтожению Сайдулаева. Но, по крайней мере, с теми собеседниками, с кем мне приходилось общаться, никто об этом не говорил.



Юрий Багров: Главная тема, обсуждаемая в средствах массовой информации – назначение нового ичкерийского президента. Большинство называют Доку Умарова. Он является вице-президентом в сепаратистском правительстве. Эту информацию подтверждает и Ахмед Закаев.



Ахмед Закаев: Я думаю, что каких-либо стратегических изменений не произойдет просто по одной простой причине: есть основной закон государства - это конституция, конституцией предусмотрены преемники действующего президента, это, в частности, вице-президент. Конституция у нас принята в 92 году и с этих пор практически изменений, дополнений в раздел «Президент и другие структуры власти» не внесены. Я думаю, на сегодняшний день практически с этого момента исполняющим обязанности президента Чеченской республики стал вице-президент Чечни в соответствии с нашей конституцией. И в ближайшие два-три дня, я думаю, что последние три дня будут объявлены днем траура, по той информации, которая у меня есть, в Чечне и за пределами Чечни среди чеченцев, после трех-четырех дней будет утверждение президента Чечни Доки Умарова на государственном комитете обороны.



Андрей Шарый: Как гибель Сайдуллаева скажется на ситуации в Чечне и на Северном Кавказе? Какую роль играл Сайдулаев в чеченском сопротивлении? Об этом я беседовал с экспертом Радио Свобода по северокавказским проблемам, обозревателем нашего радио Андреем Бабицким.


Насколько влиятелен был Сайдулаев, можно ли действительно было его назвать лидером чеченского сопротивления или северокавказского сопротивления?



Андрей Бабицкий: Сайдулаев был человеком влиятельным, очень уважаемым. Он был избран на должность преемника Масхадова именно благодаря тому, что ему удавалось находить компромиссы между непримиримыми частями сопротивления. Инерция конфликта между традиционалистами, теми, кто исповедовал традиционный ислам, и радикальным крылом – эта инерция продолжалась несколько лет с начала второй войны. Она в общем начинала угасать, но Сайдулаев работал, будучи еще председателем шариатского суда полевого, он работал постоянно над тем, чтобы как-то примирить эти крылья. И собственно говоря, его деятельность на посту ичкерийского президента сводилась, лидера подполья сводилась в основном, если посмотреть его заявления, посмотреть, как он объяснял те или иные события, высказывался по каким-то важным поводам, он все время пытался соединить несоединимое. И в общем-то отчасти благодаря и его усилиям удалось добиться того, что все, кто раньше не входили в одни группы, сейчас стали воевать вместе.



Андрей Шарый: Аслан Масхадов, предыдущий лидер чеченского сопротивления, был убит в марте прошлого года. Сайдулаев продержался на этой позиции год и три месяца. Что произошло под его руководством?



Андрей Бабицкий: Была осуществлена вооруженная акция в Назрани масштабная. Похожая аналогичная была проведена в Нальчике. Таких масштабных военных акций при Масхадове все-таки не было, а были, как мы знаем, террористические акты Беслан и «Норд-Ост». Прошлым летом он структурировал кавказский фронт. Амиры каждого из этих фронтов, которые функционируют в соседних с Чечней республиках, принесли присягу на верность Сайдулаеву. Фактически эта структура существовала и до тех пор, но он ее формализовал. И может быть он изменил концептуально сопротивление, заявив после того, как принял пост президента Ичкерии, он заявил о том, что подполье отказывается от поисков переговоров с Россией и делает ставку исключительно на вооруженную борьбу.



Андрей Шарый: Есть точка зрения, согласно которой Сайдулаев был лишь ширмой Шамиля Басаева. Насколько эта точка зрения представляется верной?



Андрей Бабицкий: Я думаю, эта точка зрения неверна. Год с небольшим прошел под знаком, скажем так, диверсионных операций, так они сами называют свои мероприятия в Нальчике и Назрани, когда атакованы были не гражданские объекты, а военные, полицейские. При Масхадове Басаев чувствовал себя достаточно свободным, он планировал и организовывал теракты. Сайдулаев назначил его первым вице-премьером ичкерийского правительства и таким образом в значительной мере связал его, потому что он высказался фактически сразу, став преемником Масхадова, что он не приемлет террористических методов борьбы и, естественно, если Басаев вошел в правительство, он вынужден подчиняться указаниям президента.



Андрей Шарый: И вы думаете, что это одна из причин, по которым за время руководства вооруженным подпольем со стороны Сайдулаева не было масштабных террористических акций?



Андрей Бабицкий: Я в этом уверен. Кроме того сам Басаев об этом заявлял. Сайдулаев играл роль сдерживающего центра, Басаев человек достаточно радикальный. Если бы он возглавлял сопротивление, он, конечно бы, очень сильно видоизменил его облик, очень сильно радикализовал бы его, чего, собственно, не произошло за время, пока Сайдулаев находился на этой должности. Там ведь очень много людей, которые понимают, что они делают какое-то дело и что внутренние конфликты в этой крошечной подпольной структуре, которые разъедали в течение многих лет, они абсолютно не нужны, и Сайдулаев старался эти конфликты погасить. Он старался, будучи амином, будучи богословом, он старался найти какие-то способы преодолеть их на уровне богословской концепции.



Андрей Шарый: В какой степени можно говорить о том, что кончина, убийство Сайдулаева – это личная победа, личное достижение младшего Кадырова?



Андрей Бабицкий: В значительной степени. Это, конечно, очень серьезная оперативно-тактическая победа. Понятно, что люди могут собирать сведения, могут получать какую-то информацию, которая выводит на значимые для подполья фигуры. Это говорит о том, что работа очень эффективна. Эта оперативная информация могла быть собрана и ФСБ, какими-то структурами, которые сотрудничают с силовыми службами.



Андрей Шарый: Но ликвидировал так или иначе Сайдулаева второй полк специальный, он под крылом Кадырова.



Андрей Бабицкий: И символически очень серьезно, и победа и удар по сопротивлению, потому что потерять за столь короткий период двух лидеров. Тем более, что когда речь идет о такой достаточно немногочисленной структуре, о любом партизанском подполье, фигура лидера крайне важна, она очень много собой определяет. В партизанском движении номинальные фигуры не очень нужны, там все как-то должно быть рационализировано. Если избирают кого-то, значит этот человек теми или иными своими качествами чему-то способствует. В общем это большая победа Рамзана Кадырова. Но другое дело, стратегически это ничего не изменит в планах подполья на предстоящий летний период.


XS
SM
MD
LG