Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Дорожная карта" как итог "футбольной дипломатии"


Рукопожатия Сержа Саргсяна и Абдуллы Гюля постепенно перестают быть сенсациями

Рукопожатия Сержа Саргсяна и Абдуллы Гюля постепенно перестают быть сенсациями

В ночь на четверг МИДы Армении и Турции при посредничестве Швейцарии сделали заявление, которое уже не воспринималось как сенсация: Ереван и Анкара готовы восстановить в полном объеме дипломатические отношения, прерванные Турцией в 1993-м году.

В кулуарах и без лишней огласки переговоры на эту тему велись еще при президенте Роберте Кочаряне. 6 сентября 2008-го года президент Турции Абдулла Гюль приехал в Ереван, где вместе с армянским коллегой наблюдал за матчем футбольных сборных Армении и Турции, попавших в одну отборочную группу чемпионата мира по футболу. Процесс исторического сближения недвусмысленно поддержали все – и Евросоюз, и США, и Россия.

Впрочем, один из видных представителей правящей Республиканской партии Армении, член совета партии Армен Ашотян против термина "сближение":

- Уровень отношений Армении с Турцией далек от того уровня, который должен быть принят между цивилизованными государствами в XXI веке. Речь на данном этапе идет о построении той системы отношений, после которого можно будет говорить или не говорить о потенциальном сближении или чисто добрососедских отношениях.

- Видите ли вы какие-либо риски для Армении в этом процессе?

- Определенные риски, конечно, есть. Армения с самого начала диалога с Турцией четко указывает, что армяно-турецкие отношения не должны зависеть от отношений с третьими странами и не должны быть привязаны к тем или иным региональным конфликтам, тем более к карабахскому. Одновременно следует подчеркнуть, что армяно-турецкие отношения являются вопросом мировой, как минимум евразийской политики. Следовательно, вовлечение в этот процесс крупных региональных игроков, таких как США, Россия, Евросоюз, тоже логично. Мы имеем дело с геополитической цепочкой проблем, и на армяно-турецкие отношения не могут не проецироваться явления и события на других полях геополитической борьбы. В этой ситуации Армения идет на сближение, как вы сказали, а в моей формулировке - на отношения с Турцией без предусловий и предлагает такой же подход для турецкой стороны.

- Турция разделяет такие подходы?

- Это подход, я думаю, включен в текст так называемой "Дорожной карты". Документ пока недоступен, но надо полагать, наши внешнеполитические приоритеты там обозначены. Поскольку Турция подписала этот документ, значит, она согласна с нашими подходами.

- Но Турция должна считаться с тем, что Азербайджан все более активно настаивает на тезисе "два народа - одно государство"?

- Я более чем уверен, что для Турецкой республики фактор Азербайджана и Нагорно-Карабахской проблемы является лишь одним из факторов, скажем так, одним из поводов для того, чтобы тормозить или, наоборот, усиливать процесс нормализации армяно-турецких отношений. По всей видимости, краеугольный камень турецких интересов в регионе - это так называемая курдская проблема. И если Турция получает определенные гарантии, что на севере Ирака не будет создано политическое образование под названием "независимый Курдистан", Турция пойдет на уступки в армяно-турецких отношениях и откажется от идеи фикс, заключающейся в увязке армяно-турецких отношений с Карабахом.


Однако, помимо внешнеполитических коллизий, Армения может столкнуться и с внутриполитическими сложностями. Как сообщает "Интерфакс", "Армянская революционная федерация "Дашнакцутюн"считает подписанное МИД Армении и Турции заявление неприемлемым и рассмотрит вопрос своего участия в коалиции власти".

Как полагает известный армянский социолог Ваагн Казарян, общественное мнение так же настроено по этому поводу весьма неоднозначно. "Реакция бизнеса на этот процесс - положительная, основной же части населения - настороженная. И если молодое поколение сближение с Турцией принимает, то старшее относится к нему предвзято. У людей есть опасения, что это приведет к проблемам. Большинство населения Армении отрицательно воспринимает то, что решение проблемы открытия границы может быть связано с другими региональными конфликтами. И если говорить о какой-то динамике в этом вопросе, то она, скорее, отрицательная"

Однако Армен Ашотян драматизировать это не склонен.

- Естественно, те шаги, которые предпринимал и предпринимает президент Армении в отношении Турции, не воспринимаются в обществе однозначно. И это нормально. Учитывая, что часть общества пока не оценивает эти шаги адекватно, от президента требуется большая политическая воля для реализации этой идеи. И я совершенно нормально восприму, если "Дашнакцутюн" решит покинуть коалицию. Как говорится в заявлении партии, распространенном вчера, они готовы покинуть коалицию, если в армяно-турецких отношениях Армения откажется от своих национальных интересов и приоритетов. Но действующая власть Армении никогда не откажутся от национальных интересов ради налаживания отношений с Турцией. Следовательно, причин для их ухода из коалиции из-за армяно-турецких переговоров я не вижу. К тому же возможный выход дашнаков из коалиции не приведет к ее распаду.

- День армяно-турецкого заявления о "Дорожной карте" президент Саргсян встретил в Москве. Совпадение случайно?

- Я не сторонник конспирологии и не думаю, что эти вопросы как-то связаны. Но армянское общество и армянская элита хорошо помнят, что первый шаг к налаживанию армяно-турецких отношений был сделан именно в Москве. Так что, это не закономерно, но и неслучайно.

Процесс нормализации армяно-турецких отношений с определенной настороженностью с самого начала воспринимался в Карабахе.
Известный карабахский политолог Давид Бабаян полагает, что если, действительно появится реальная возможность наладить армяно-турецкие отношения, то это в Карабахе будет воспринято позитивно. "Но эта нормализация отношений не может проходить за счет Карабаха"

- Есть какие-то основания подозревать, что в переговорах между Арменией и Турцией есть риски для Нагорного Карабаха?

- О том, что урегулирование азербайджано-карабахского конфликта должно быть увязано с урегулированием армяно-турецких отношений, говорит в основном азербайджанская сторона. И естественно, Турция в контексте нормализации отношений с Арменией также затрагивает вопрос карабахского урегулирования. Но я не думаю, что Турция будет на этом настаивать, потому что при этом подходе ее попытки стать активным игроком на кавказском направлении обречены на провал.

- Но речь может идти о компромиссе, и уверены ли вы в том, что Ереван в ходе его достижения, не примет решений, которые не понравятся Карабаху? Скажем, по вопросу занятых районов по периметру Нагорного Карабаха?

- Вряд ли. Карабахский вопрос - это не столько вопрос территорий или статуса. Это вопрос армянской государственности и существования армянского народа. Конечно, компромиссы нужны, но, скажем, обмен территорий на открытие границ и дорог - это неравнозначный обмен, потому что дороги и границы могут быть в любой момент потом закрыты, а территории забрать обратно будет невозможно. А сторона, которая владеет этими территориями, может коренным образом изменить сложившийся стратегический баланс сил. Поэтому если уж будут компромиссы, то они должны быть окончательными, и не должно быть каких-то отложенных вопросов и так далее.

- Какая модель компромисса, по-вашему, заложена в "Дорожной карте"?

- Поскольку "Дорожная карта" в основном рассматривает армяно-турецкие отношения, то, я думаю, главным является их налаживание без каких-либо предусловий. То есть, без вопросов, которые могут нанести ущерб этому налаживанию.

- То есть, без Карабаха.

- Я думаю, что и вопрос Карабаха должен быть соответствующим образом заморожен.
XS
SM
MD
LG