Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Армения и Турция: точка встречи


Дорогу к сближению Армении и Турции еще долго будет сужать монумент армянам, уничтоженным в 1915-м году

Дорогу к сближению Армении и Турции еще долго будет сужать монумент армянам, уничтоженным в 1915-м году

Армения и Турция договорились о восстановлении дипломатических отношений, прерванных в 1993 году из-за конфликта в Нагорном Карабахе и разногласий по вопросу об оценках факта геноцида армян в Османской империи в 1915 году.

В сообщении, распространенном внешнеполитическими ведомствами обеих стран, говорится, что переговоры между Анкарой и Ереваном продолжатся согласно уже согласованной "Дорожной карте". Работа над этим документом велась два года при посредничестве Швейцарии. О проблемах армяно-турецких отношений в интервью Радио Свобода рассказал ереванский политолог Александр Искандарян.

- Турецко-армянские взаимоотношения улучшаются уже примерно год, но процесс, который к этому привел, начался несколько раньше. Тому есть несколько причин. Это попытка Турции интегрироваться в Европу, о чем она ведет переговоры с 2004 года. Одно из требований, которое предъявляет Евросоюз к своим членам, это достижение нормальных взаимоотношений со своими соседями. Вторая причина - демократизация самой Турции. С Анкарой стало возможным обсуждать такие вопросы, которые раньше не обсуждались. Вопрос об отношениях с Арменией стал частью турецкого внутриполитического дискурса, и это влияет на то, каким образом устроена турецкая политическая жизнь. Турция, скажем так, несколько дистанцировалась от политики США в результате иракской кампании и всего, что с ней связано, на севере Ирака практически создано независимое Курдское государство, что не очень, мягко говоря, нравится Турции. И она хочет вести более активную политику на своих границах для того, чтобы, в частности, быть привлекательной для Европы. Нужно представлять из себя что-то и на внешнеполитическом поле - имеется в виду и Ближний Восток, и Южный Кавказ. А на Южном Кавказе играть какую-то роль без Армении просто невозможно. Пятидневная война в Грузии привела к принципиально новой ситуации на Южном Кавказе, что сделало возможным эту политику саму по себе. То есть Турция после того, как произошла пятидневная война и Россия фактически меньшую роль стала играть в регионе, пробует заявить себя на роль одного из игроков Южного Кавказа.

- Могу я так интерпретировать ваши слова: в том, что Турция поворачивается сейчас лицом к Армении, армянской заслуги, собственно, нет? Армения продолжает проводить ту же политику, которую проводила раньше, просто открывает двери для того, чтобы в них вошли турки?

- Все три президента независимой Армении и все министры иностранных дел обычно произносят, как заклинание, фразу: "Армения готова на нормализацию отношений и открытие границ без каких-либо предварительных условий". Это официальная политика республики Армения, начиная с 1993 года, когда граница была закрыта, а реально еще раньше. Армения ведет политику по отношению к этому процессу достаточно активную, но позиции Армении в этом смысле остались неизменными, это так.

- Субъективный фактор личностей политиков, президентов, премьер-министров играет здесь какую-то роль или это объективный процесс?

- Обычно субъективный фактор преувеличивается. Тому есть элементарные примеры. Первый президент Армении Левон Тер-Петросян родом из Сирии, из города, Алеппо, а его родители - беженцы из Турции, то есть он прямой потомок жертв геноцида, геноцид - это история его семьи. Роберт Кочарян родом из Карабаха, а Карабах - это, если можно так сказать, наиболее далекая от геноцида армянская область. У них там свои сюжеты с азербайджанцами и сюжет с геноцидом на личной истории Роберта Кочаряна никак, в общем, не сказался. При этом при президенте Левоне Тер-Петросяне, до 1998 года, сюжет с геноцидом вообще не педалировался, и Тер-Петросян даже выступал с протурецкими заявлениями, а во время Роберта Кочаряна он педалировался. Это не эмоции, это рациональная политика.

- До какой точки в развитии своих отношений могут дойти Армения и Турция? Вы думаете, все закончится сейчас установлением дипломатических отношений, открытием границ или возможна дискуссия по вопросу геноцида?

- Прямо вот на этой неделе или в этом месяце, или в мае не случится ничего. Идет процесс, это процесс согласования вопросов типа того, который вы задали, связанного, например, с тем, каким образом и как будет обойден вопрос геноцида или вопросы Карабаха. Результатом этого, вполне возможно, будет где-нибудь к осени, большое заявление и начало открытия границы. Это может получиться по-разному. Скажем, граница может сначала открываться по одному разу в неделю, предположим, или даже на пару дней в месяц. Не посольство будет открываться сначала, а, скажем, турецкому послу в Тбилиси будут приданы некие функции посланника в Ереване. Но что прорыв в отношениях вполне реален, уже несомненно.
XS
SM
MD
LG