Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Надо кончать с бананотехнологиями! Раф Шакиров – о президентском блоге и параллельной ему реальности


Раф Шакиров

Раф Шакиров

Елена Рыковцева: Вот уж второй день, как любой гражданин России, да и при желании любой гражданин мира, может свободно "зафрендить" президента Российской Федерации Дмитрия Медведева. Сделать его своим другом, в переводе с интернет-жаргона, самим записаться в его друзья, отправлять ему письма и ждать его писем в ответ. А все потому, что Дмитрий Медведев открыл собственный блог в "Живом журнале", наверное, чтобы быть ближе к народу, по крайней мере, проживающему в Интернете. Вопрос уважаемым слушателям: жарко вам, или холодно от того, что вы теперь можете в любое удобное для себя время общаться с Дмитрием Медведевым, или, на худой конец, с модераторами его сайта? Можно по-другому вопрос сформулировать: опять оттепель?

И я представляю вам гостя нашей сегодняшней программы. Это Раф Шакиров, главный редактор интернет-издания DAILYONLINE.

Раф, скажите, пожалуйста, как ваше издание осветило это событие – торжественно, иронично, радостно вы приветствовали возможность любого гражданина Российской Федерации выйти на прямую связь с Дмитрием Медведевым?

Раф Шакиров: Ни то, ни другое, ни третье.

Елена Рыковцева: Вообще, не заметили?

Раф Шакиров: Нет, нет. Деловой портал, мы, конечно, осветили это событие, безусловно. Это знаковое событие. Только мы рассуждаем в другой логике. Не в логике – жарко, холодно, оттепель, радоваться, страдать и так далее, а в логике…

Елена Рыковцева: А погода располагает московская к таким вот обозначениям ситуации.

Раф Шакиров: Возможно! Сейчас в стране, если кто-то не заметил, кризис. Соответственно, общение главы государства носит совсем другой характер. Безусловно, в таком общении есть важнейшая социальная и даже экономическая функция. Если мы посмотрим на кризис, с которым очень любят сравнивать, 30-х годов, то, конечно, естественно, все вспоминают Франклина Рузвельта с его радиообращениями - такое общение, в частности, в истории США – это целая эпоха. Безусловно, надо учиться. Эти его радиообращения сыграли огромную роль в борьбе с кризисом. Вопрос только в качестве носителя. Тогда было радио. Надо выбирать, естественно, самый массовый носитель. А самый массовый носитель у нас, к сожалению, по-прежнему не интернет и не радио, а телевидение.

Елена Рыковцева: А там не было формата обратной связи в этих прямых эфирах Рузвельта?

Раф Шакиров: Нет, не было.

Елена Рыковцева: Только прямое вещание.

Раф Шакиров: Да, только прямое вещание. Это было не так часто и всегда по делу. И с этих точек зрения мы можем оценивать вот эти попытки. Общение с народом времен путинских носило такой популистский, очевидно, характер и так далее. Все знали, что вопросы подготовлены, но в гуще народа он был и так далее. Какую цель выполняет выход в блог президента? Просто так ведь ничего не делается.

Елена Рыковцева: Да, очень интересно.

Раф Шакиров: Да, безусловно, президент хочет продемонстрировать некие либеральные веяния. В этом контексте можно оценивать и освобождение Бахминой, и уже гораздо более свободное обращение даже с "Новой газетой" интервью с Муратовым. Конечно, это такие либеральные пасы. Система при этом пока еще не меняется, но понятно, что для ее изменения требуется большое время. Вопрос в другом. Это месседжи либеральному… Скорее, я бы даже сказал, не внутри России они очень знаковые, а они, скорее, внутри России посылаются на Запад. Несомненно, в этом смысле Медведев хочет провести некую черту между путинским периодом правления и его, новым по стилистике.

Что же касается антикризисного эффекта этих обращений, то, к сожалению, здесь мы видим выбор тем совершенно произвольный.

Елена Рыковцева: Но приоритеты расставляем так: первый – антикризисный, второй – пасы на Запад?

Раф Шакиров: Я хочу сказать, что все действия, которые сейчас были (интервью и так далее), - это, скорее, пасы на Запад. Да, попытка выйти на аудиторию, с которой Путин не общался несомненно, зацепить именно ее хотя бы в качестве морального союзника.

Елена Рыковцева: Или зацепить хотя бы ее!

Раф Шакиров: Нет, нет, нет. Я бы хотел сказать, что в этом направлении некая либерализация происходит. На Западе это срабатывает, отчасти это срабатывает внутри России.

Теперь возьмем антикризисную составляющую, которая самая важная, потому что это обращение, безусловно, является экономическим тоже фактором. В этом смысле, безусловно, в блог темы нужно ставить чрезвычайно актуальные, просто действительно актуальные, а не "вообще поговорим". В этом смысле отбор тем, мягко говоря, страдает. Вы видели темы, которые обсуждаются.

Елена Рыковцева: Конечно, видела и видела, как они обсуждаются.

Раф Шакиров: Вот. Если Рузвельт обращался к стране, чтобы было понятно… Представьте себе, банковский кризис в самом худшем его варианте. За три дня Рузвельт собирает штаб, принимает решение, объявляет банковские каникулы на эти самые три дня, выступает с обращением. И представьте себе, после этого обращения никто не бежит в банки забирать деньги. Представляете!

Елена Рыковцева: Потому что он четко объясняет, что происходит.

Раф Шакиров: Я читал эти речи. Я сначала, когда стал читать, думал, что тут наверняка будет просто поток красноречия. Ничего подобного! Это очень спокойная, внятная речь, что будет сделано и почему.

Елена Рыковцева: Но, Раф, это как объяснить - тотальным доверием к этому конкретному человеку? Потому что если внятно скажет Дмитрий Медведев, что мы на три дня закрываем банки, то мы с вами можем поспорить, что все ломанутся в эти банки в ту же секунду, совершенно независимо от того, каким тоном это будет сказано.

Раф Шакиров: Нет, там была другая ситуация.

Елена Рыковцева: Я понимаю, но, тем не менее.

Раф Шакиров: Вопрос ведь не в интонациях, а что вы говорите и что вы делаете.

Елена Рыковцева: И кто говорит!

Раф Шакиров: Да. Но тогда еще Рузвельт не был так чудовищно популярен.

Елена Рыковцева: Вот я и спрашиваю – на чем же он сыграл?

Раф Шакиров: Он сыграл на доверии граждан. Он объяснил им… Во-первых, говорилось о тех проблемах, с которыми граждане сталкиваются. Когда мне доверительно об этом говорят и открыто, не скрывая о том, какая у нас безработица, что я собираюсь по этому поводу делать и так далее, когда мне прямо об этом говорят, то вольно или невольно, может быть, не с первого раза, безусловно, но поверят. Если я буду лукавить и делать вид, что я обращаюсь к вам напрямую и говорю о каких-то вещах, которые мы прекрасно знаем… Вот сейчас активно начали борьбу… Вы понимаете, все это пока пропагандистский характер носит. Смотрите, начали бороться с бонусами. Смешно! Все уже получили бонусы. Второе. Мы видим госкорпорации, которые абсолютно бесконтрольные. Мы видим, какие меры предпринимаются. Правительство сейчас якобы запретило платить бонусы. А ведь на самом деле ничего такого не произошло. Причем, самое интересное, почему-то лезут в бонусы в коммерческие предприятия, которые не получили государственную помощь. Я считаю, что сначала нужно влезть в те, которые получают госпомощь. Это несомненно.

Елена Рыковцева: Вы заговорили о доверии. Я вам цитирую фразу из обращения Медведева, которое вышло вчера, по поводу интернета. Он говорит: что-то всё-таки уже делается. «Многие государственные органы создали довольно неплохие сайты, есть удачные примеры реализации электронного правительства, например, в Татарстане. Появился, например, мой блог. И многие руководители не смогли отказать себе в удовольствии и последовали моему примеру. В интернете недавно были опубликованы сведения о доходах высших должностных лиц нашей страны".

И вот он считает, что мы все должны просто снять шляпу, обрадоваться – опубликовали доходы! Вы знаете, у меня есть один очень компетентный эксперт, которому я доверяю. Он многое знает. Он в высоких кругах общается. Его недавно возили на экскурсию на стройку дома министра финансов. Он сказал, что это размеры Курского вокзала. Я не хочу сейчас никаких обвинений, не знаю, на кого он записан. Однако на экскурсию возят своих людей. Понимаете. Что толку оттого, что они опубликовали свои доходы? А он нам пишет в своем обращении, что мы должны сейчас все встать по стойке "смирно" и закричать "Ура!".

Раф Шакиров: Ну, во-первых, никакой стойки "смирно" нет. Он оценивает публикацию этих сведений, как некий позитивный шаг вперед. Безусловно, я бы сказал – да, можно оценивать это, как некий позитивный шажок вперед. Другое дело, что этот шаг в таком виде, в каком он совершен, не имеет никакого смысла.

Елена Рыковцева: Вот!

Раф Шакиров: Начнем с первого. Целая группа чиновников вообще освобождены от этого – это силовики. Им дали год на то, чтобы они обдумали и на тещу или куда-то перевели свои средства. Год им дали.

Елена Рыковцева: Надо же! Я даже не знала.

Раф Шакиров: Да. Далее. Мы говорим о чиновниках. Хорошо, они опубликовали свои декларации через пень колоду – у кого прицеп, у кого вообще ничего нет, как у Суркова. Что дальше? О чем это свидетельствует? Ну, отчитались один раз, раз начальство просит. Дальше должен быть механизм проверки и так далее. Вообще, нет никакого закона, нет никакого позитивного действия, если этот отчет, вообще, любое действие не имеет: а) функции контроля, б) ответственности. Вот что самое главное! Ну, опубликовал он эти данные. Кто-то их проверял?

Елена Рыковцева: Мне даже читать их не интересно, вы представляете?!

Раф Шакиров: А мне интересно.

Елена Рыковцева: А мне даже не интересно.

Раф Шакиров: А мне интересно!

Елена Рыковцева: Хотя я люблю всякое такое читать.

Раф Шакиров: Потому что всегда интересно посмотреть, какая у людей фантазия – что они на себя записывают и так далее. Это очень характеризует людей. Вот смотрите. Господин Бастрыкин у нас один из самых богатых прокуроров вышел. Спрашиваем: "Откуда доходы?" Нам отвечают в Следственном комитете: "А это вот товарищ Бастрыкин книги писал и лекции читал". Какой следующий ход у любого, если бы его проверяли? (Конечно, никто не будет проверять).

Елена Рыковцева: Следующий ход – это история Чубайса.

Раф Шакиров: Посчитали, сколько он должен лекций прочитать и сколько книг нужно написать. Выяснилось, что нужно написать 22 книги тиражом по 100 тысяч и практически читать лекции почти каждый день.

Елена Рыковцева: И ночь.

Раф Шакиров: Да, и ночь без отрыва. Вот какая история. А потом вы помните эту "книжную" историю с Чубайсом.

Елена Рыковцева: Вот я и говорю, что когда надо, они запускают механизм и проверок, и информирования страны по полной программе.

Раф Шакиров: Ручной привод – никакого закона, точечное применение. Все абсолютно в этом смысле не меняется. Вот, видите, наехали сначала на госкорпорации. Почему? Совершенно справедливо. Государство выделяет огромные деньги на эти корпорации, передает им огромные куски собственности. При этом эти госкорпорации ни перед кем не отчитываются. 16 миллиардов вкачали в них, и люди ни перед кем не обязаны отчитываться. Какие зарплаты! Вот к бонусам пошли. Знаете, что Набиуллина сказала? Это решение носит рекомендательный характер. Вы представьте себе, человек завалил предприятие, получил госпомощь. А знаете, какой он может себе выписать бонус в качестве "эффективной работы"? 100 тысяч долларов он может законно себе выплатить, заплатить с этого 13 процентов. То есть я получил от государства большие средства, выписал себе 100 тысяч за хорошую работу, заплатил 13 процентов и это законно!

Елена Рыковцева: С ума сойти!

Раф Шакиров: Ну, как это так может быть?!

Елена Рыковцева: Причем, госпомощь он получил, потому что его банк не справляется со своими обязательствами, который сам рухнул.

Раф Шакиров: Да, он рухнул абсолютно, получил и все нормально!

Елена Рыковцева: А из этой же помощи ему помогли лично, получается.

Раф Шакиров: Потом нам говорят – хватит, надо… И все время разговоры вокруг этих бонусов. Ребята, нужна абсолютно нормальная система контроля.

Елена Рыковцева: Так вот мы и говорим, обсуждаем сейчас цену этих обращений. Какова же цена этих деклараций? Уже просто хорошо, что они появились, так?

Раф Шакиров: Хорошо, конечно, никто не спорит. Но только хочется продолжения. Будет ли продолжение этого банкета – покажет время. Будут ли за этим реальные действия? Понятно, что сейчас надо конкретно исторически оценивать ситуацию. Сейчас у нас не заработает представительная власть, например, Госдума, которая кричит очень много, а штампует все эти решения, которые, естественно, даже приводят к прекращению социальных выплат. Ерунду говорят. Вот приняли недавно закон – поправки в Гражданский кодекс. Теперь все региональные власти могут повышать цену на все товары, пожалуйста. Могут!

Елена Рыковцева: В индивидуальном порядке.

Раф Шакиров: Да, тарифы ЖКХ, по прогнозам, вырастут на 30-50 процентов. Знаете почему? Потому что федеральный бюджет не справляется с этим. У нас 14 регионов, которые без дотаций живут, а остальные все на дотациях. Пожалуйста! Что будет происходить? Будут расти цены и так далее. Федеральный центр перекладывает ответственность на регионы, в которых и так нет денег. Так мы можем говорить сколько угодно.

Сейчас одна из главных проблем современного момента. Все говорят, надо ужаться. Даже на Первом канале все говорят, и даже экономисты, что меня убивает! Надо спрос стимулировать. Нужно стимулировать точки роста. Когда мне говорят, а вот нанотехнологии, бананотехнологии все эти,- все эти прекраснодушные мечтания надо кончать! Если мы сейчас активно не вмешаемся в экономику… Не в том смысле, что, давайте, потушим кризис деньгами, еще больше бросим денег. Только вчера Госдума новую госкопорацию безотчетную "Автодор" создает.

Елена Рыковцева: А что значит – спрос стимулировать? Как его стимулировать?

Раф Шакиров: Очень просто! Для того, чтобы создавался малый бизнес, не надо государственного финансирования. Нужно просто решение о налоговых каникулах.

Елена Рыковцева: А, ну понятно!

Раф Шакиров: Между прочим, от этого регионы выиграют и так далее. Каждый маленький бизнесмен, который создает свое маленькое предприятие, он трудоустроит сразу несколько человек. Они будут получать зарплату. Они будут покупать продукты. Они будут, соответственно, финансировать… Вот рост спроса!

Елена Рыковцева: Они что, этого не понимают?

Раф Шакиров: Не понимают! Поверьте мне, не понимают!

Елена Рыковцева: Они простых вещей не понимают?

Раф Шакиров: Простые понимают. Они не такие глупые ребята.

Елена Рыковцева: А почему они этого не делают, если это их же спасает от народа?

Раф Шакиров: А потому что это разрушение собственной системы. Так я сижу и всем рулю – кому дам, тот и выживет. И власть полностью в моих руках.

Елена Рыковцева: Дело в том, что, в конце концов, тот, кто не выжил, тот, кто не выживает - их окажется больше, они их просто снесут. А если народ начать честно трудоустраивать, то, может быть, и не снесут. Так что, может быть, они в этом как раз заинтересованы хоть немножко?

Раф Шакиров: Ну как они заинтересованы?

Елена Рыковцева: Ну, хоть чуть-чуть своими инстинктами самосохранения!

Раф Шакиров: Ну, Господь с вами! Им сейчас помогают. Они сидят на бюджетных деньгах. Их задача сейчас разруливать, бороться, например, с безработицей. А как борются? Еще денег дать, еще денег дать. Кудрин вчера сказал - нам хватит на два года. Он имеет в виду этот и следующий. Все сказали – это очень оптимистично. Мы уже в этом году весь резервный фонд потратим. Дальше у нас остается немножечко от Фонда будущих поколений, а дальше – тишина.

Елена Рыковцева: Я хочу, чтобы вы прокомментировали часть вот этого президентского видеопослания, которое касается непосредственно доступа к интернету. Он говорит: "Первая задача - обеспечение равного доступа к интернету (причём, конечно, хорошего качества и по разумной для нашей страны цене)". Вот скажите, пожалуйста, это осуществимо? Как это сделать сейчас?

Раф Шакиров: Вот в этой части я могу сказать, что по разумной для нашей страны цене – это уже и есть административное распоряжение. Я вам скажу. Когда мы говорим о свободе слова, я больше люблю свободу доступа к информации, если говорить про этот рынок, по хорошей цене и так далее. Опять же не надо сверхпрограммы. Вы знаете программу по интернет-обеспечению России (покрытие интернетом). Это очень вкусный, большой и жирный кусок. За него бились 33 корпорации. У каждой расходились оценки в миллиарды долларов. Конечно, это очень сладкий кусок. А можно спросить – а для чего государству нужна одна госкорпорация? Это же монополист будет. А нам не нужны монополисты. Вы поймите, в интернет нужны инвестиции так же, как и в другую сферу экономики. Нам нужны инвестиции. Когда нам говорят – ой, нет, ребята, а иностранцы нам не нужны. Тогда спрашивается – откуда эти инвестиции? Изнутри?

Елена Рыковцева: К кому же он обращается?!

Раф Шакиров: Что, банкиры сейчас пойдут вкладывать в интернет, которые сидят на деньгах и не могут даже кредит взять. Потому что, чтобы взять кредит, нужно 25 процентов платить. Где этот бизнес? Наркотический что ли? Поэтому никто это не будет финансировать. Отсюда мораль – инвестиции только из государственного сектора, опять из бюджета.

Елена Рыковцева: То есть он опять обратился сам к себе в этом обращении, так?

Раф Шакиров: Я даже не про Медведева говорю. Я говорю по существу.

Елена Рыковцева: А я про Медведева по существу.

Раф Шакиров: А я про рынок. Хочу, чтобы инвестиции были. Понимаете, в чем дело, эта как бы чекистская заточенность – не дай бог, иностранцы в интернете. А что страшного? "Гугл" в Китае работает и даже выдает диссидентов государству и ничего. Опять же иностранцы. У нас почему-то нельзя иностранцев. А, извините меня, как можно тогда существовать нормально - развивать компанию, выводить ее на IPO, потом продавать ее кому-то? Это нормальный рынок. Он может как-то регулироваться в этом смысле, но сигналы, которые посылаются рынком… Все инвесторы знают прекрасно, что эти сигналы важнее закона здесь. Конечно, никто не будет вкладывать в это дело. Конечно, широкополосный интернет по хорошей цене, о котором печется господин Медведев, который мы тоже хотим получить - не будет его.

Елена Рыковцева: Я все пытаюсь извлечь практическую пользу из его теоретических лозунгов. Значит, завтра иностранец может взять в руки его обращение, пойти к той же власти, в правительство, и сказать – вот, я готов осуществить, реализовать призывы Медведева.

Раф Шакиров: Разве что только самый наивный.

Елена Рыковцева: Понятно. "У нас в интернете свободы нет. Мы пишем письма Деду Морозу", - так полагает Сергей Митрофанов.

"Холодно мне оттого, что правовой нигилизм… – обрыв связи".

"Обращаюсь через Радио Свобода к пользователям интернета. Прошу задать вопрос нашему президенту". Вот видите, человек не может напрямую через интернет. Потому что у него нет интернета.

Раф Шакиров: Не все имеют доступ, да.

Елена Рыковцева: "Почему в новом бюджете сократились расходы на образование и здравоохранение, на которые и так были отпущены мизерные суммы, особенно по сравнению с цивилизованными странами Запада? Почему расходы на содержание администрации президента, в том числе депутатов Госдумы, не сокращаются, а наоборот увеличиваются?" – пенсионерка Алла Павловна.

Раф Шакиров: Вопрос риторический. Потому что это себе, а то – людям.

Елена Рыковцева: "В день памяти Ельцина, как вы думаете, ответит ли Медведев – могло ли быть при Ельцине дело Ходорковского и нераскрываемость убийств журналистов? А ставят ли ему такие вопросы? А проходят ли эти вопросы Дмитрию Медведеву?

Раф Шакиров: Да, конечно, смешно говорить. Это модерация, естественно.

Елена Рыковцева: Конечно!

Раф Шакиров: А как без нее? Кстати говоря, одна из задач. Мы говорили, что нужно обратиться напрямую. Значит, если вы хотите заигрывать или просто привлечь на свою сторону аудиторию интернета, то блог… Там либо свобода, тогда, извините, там могут и оскорбить и так далее. Это неправильно абсолютно. Я прекрасно понимаю, что нужна модерация. Но тогда, наверное, по-другому надо использовать интернет. Я могу привести примеры. У Меркель есть блог, у Ахмадинежада есть свой блог.

Елена Рыковцева: Прости Господи.

Раф Шакиров: У Обамы есть свой блог. Но они используют его очень локально. Возьмем Обаму. Как он обращается? Он делает эти обращения. Знаете, каким способом? Конечно, понятно, что к интернету в Америке имеют доступ практически все. Это как раз самый большой носитель. Там не радио, не телевидение – там интернет. И что делает Обама? Он рассылает каждому обращение по очень важным, существенным для страны проблемам. Я слушал. Кстати, рассылаются даже в Россию. У нас в редакции был какой-то фан, дизайнер. Он написал обращение Обаме и вдруг получил от него вот это видеопослание. Но оно же строится по-другому. Он разговаривает и говорит – "тебе", "ты", "такие люди, как ты", "мы с тобой сможем это сделать" и так далее! Поверьте мне, это совсем другое. Человек обращается прямо к тебе. Ты понимаешь, что это видеозапись. Кроме того, он говорит о существенных проблемах и не врет!

Елена Рыковцева: В газете "Московский комсомолец" как раз описали правила пользования этим блогом: "Участников сообщества Медведева в ЖЖ просят соблюдать ряд правил. Так, например, комментарий не будет опубликован, если он пропагандирует дискриминацию по расовому, этническому и т.д. признакам (это понятно, мы согласны!), содержит рекламную информацию (согласны), нецензурную лексику (согласны), жалобы и просьбы личного характера или же является петицией. Наконец, комментарий не будет выложен, если его "смысл трудно или невозможно уловить"". Вот такие любопытные правила.

Меня, кстати, удивило, что в сегодняшнем же "Коммерсанте" уже пишется о том, что "в среду вечером (то есть вчера) глава государства откликнулся на один из пришедших ему в блог комментариев. «Находясь в Рязани, он потребовал от главы области Олега Ковалева решить проблему с одной из региональных больниц, на ужасное состояние которой пожаловался ему пользователь "Живого журнала"". Чудом проскочило это сообщение?

Раф Шакиров: Не чудом.

Елена Рыковцева: Ну, нельзя ведь жалобы.

Раф Шакиров: Господь с вами! Все имеет только политическую целесообразность. Он среагировал именно там, где он был.

Елена Рыковцева: Модератор пропустил это?

Раф Шакиров: Нет, что вы! Он не просто пропустил.

Елена Рыковцева: А! Тогда сам написал.

Раф Шакиров: Такие вещи всегда готовятся. Прямо-таки пожаловался, проскочило, упал в ножки и ему повезло! Ничего подобного!

Елена Рыковцева: Это к визиту.

Раф Шакиров: Конечно, это пиар. Всякий визит освещается. Поэтому для того, чтобы показать… И слава Богу, кстати, говоря, если помог. Хорошо!

Елена Рыковцева: Хорошо! Просто нельзя ведь жаловаться – жалобы нельзя!

Раф Шакиров: Когда надо – то можно.

Елена Рыковцева: Понятно.

Раф Шакиров: Вот я и говорю, что мы хотим выстроить правовое государство, а куда ни ткнись - всюду целесообразность присутствует. Чиновников прижимают только тех, которых надо заменить. Понятно, что сейчас идет смена элит, назовем это так. Промедведевская команда выстраивается. И это правильно. Президент должен ее выстраивать для себя. Но опять же, поскольку обычные механизмы не работают, приходится пользоваться прокуратурой. Почему-то прокуратура проверяет именно конкретных. Росстрахнадзор вчера… Безобразия там жуткие! С госкорпорациями не получилось. Сначала высказался экспертный совет, потом председатель Арбитражного суда высказался, что госкорпорации – это ужасная штука, ничего не дает, а только деньги проедают миллиардные. Потом был "круглый стол" в Думе, а там все уже спустили на тормозах мягко. И знаете, как сказали? Надо дать понять руководителям госкорпораций, что это не будет продолжаться вечно. Мощный такой стимул. После этого, естественно, через день-два возникла прокуратура и сказала – товарищи из офисов номер 1, 3 и 4, выйти из строя на два шага. Примерно так. Точечно ударили. Так и будет продолжаться.

Елена Рыковцева: Из тех комментариев, которые написали в "Живом журнале", я их сегодня читала, пыталась понять, во что люди верят, чего они хотят от своего президента, один проскочил: "Если вдруг президенту зачитают этот комментарий, прошу обратить внимание, что в Челябинской области в этом году отменили покраску газовых труб, кроме новопостроенных во всей области. То есть бюджет на покраску труб с 40 миллионов сократился до 0. Я понимаю, что кризис, но трубы-то ржавеют. Скоро газ не по чему будет передавать". Вот так вот.

Раф Шакиров: Видите, за державу переживает человек.

Елена Рыковцева: Что-то конструктивное проскакивает.

Раф Шакиров: Знаете, очень рекомендую всем карьеристам туда залезть.

Елена Рыковцева: И отметиться?

Раф Шакиров: С предложениями.

Елена Рыковцева: А с предложениями, да, да.

Раф Шакиров: Предлагайте себя. Есть кадровый резерв. Я считаю, что кадровый резерв должен туда ходить вообще регулярно.

Елена Рыковцева: Владимир из Московской области, здравствуйте! Говорите, пожалуйста!

Слушатель: Здравствуйте! Хочу ответить на ваш вопрос – жарко или холодно. (Смеется) Я думаю, что никак. Почему? Потому что обратной связи все равно не получается. Обратная связь тогда эффективна, когда есть либо диалог, либо какие-то решения по данным вопросам, которые ставятся. А тут все в общем – общие руководящие указания. Мы это уже проходили в Советском Союзе, когда партия якобы реагировала на народное возмущение.

Елена Рыковцева: Ну, вот больницу в Рязани починят. Спасибо, Владимир! Вячеслав, Москва, здравствуйте! Говорите, пожалуйста!

Слушатель: Здравствуйте! А вот я хотел задать вопрос. Мне бросилось в глаза. Владимир Владимирович Путин очень часто принимал Зубкова. Это показывали. А вот Медведев принимал, чтобы Путин отчитывался? Вы хоть один раз это видели?

Елена Рыковцева: Принимал, принимал, видели мы это.

Раф Шакиров: Да!

Слушатель: Отчитывался Владимир Владимирович?

Елена Рыковцева: Общались.

Раф Шакиров: Была пара трансляций, но я бы не назвал это отчетом. Это был разговор. При этом он был, конечно, безусловно, чрезвычайно напряженным. Потому что Путин демонстрировал эту неподотчетность. Кстати говоря, этот формат заглох, как вы видите.

Елена Рыковцева: Кстати – да.

Раф Шакиров: Заглох. Это тоже очень важный момент. Вообще, если честно, многие уже давно заметили, наверное, что телетрансляции с участием Медведева и Путина напоминают такую сейчас предвыборную гонку. Путин среди народа, на вагоностроительном заводе, еще где-то там. А Медведев в блогах, дает интервью в кабинете и так далее. Я бы пиарщикам посоветовал (конечно, не мое дело советовать), но все-таки вот это разделение… Нельзя увлекаться этими пасами интеллигенции и элите. Надо все-таки обращаться с народом как-то, но не показно, а какой-то формат надо выбрать. Я уже привел формат Обамы, например, и так далее.

Елена Рыковцева: А может быть, предвыборная кампания в стране началась, а мы и не заметили?

Раф Шакиров: А эта борьба уже давно идет – с момента инаугурации. Если кто-то видел в прямой трансляции инаугурацию, то это был, конечно, спектакль еще тот! Поэтому полагать, что все там мирно и спокойно – наивно! Там идет, естественно, борьба, в том числе борьба за то, кто будет крайним. Потому что кризис в некоторой довольно неотдаленной перспективе поставит перед страной очень серьезные проблемы. Кто окажется ответственным за это – это очень важный вопрос.

Елена Рыковцева: Дмитрий из Рязанской области, здравствуйте!

Слушатель: Здравствуйте! А вам не кажется, что будет сидеть секретарь и отвечать на вопросы, которые каждый день говорят по телевизору и по радио.

Раф Шакиров: Так оно и есть. Вы абсолютно правы. Модератор, уверяю вас, в большей части так и будет делать. Сам Медведев будет обращаться только в тех случаях, когда либо сочтет сам необходимым в это вмешаться, либо это будет как во время визита в Рязань. Допустим, взяли и починили что-то там.

Елена Рыковцева: Когда кстати. Я посмотрела дискуссию в этом блоге. Он сначала висел на "кремлин.ру", его блог. Посмотрела я на так называемую "дискуссию", комментарии к его воззванию по поводу гражданского общества. Люди пишут что-то очень теоретическое. Казалось бы, когда вам говорят "гражданское общество", тут же должны появиться Ходорковский, Бахмина, какие-то такие темы, но ничего подобного не происходит там.

Раф Шакиров: Можно спросить? Если сейчас провести честный опрос. Проблема гражданского общества население в первую очередь волнует?

Елена Рыковцева: Вообще не волнует. Но те, кто написал в интернет, казалось бы…

Раф Шакиров: Только полгода назад, еще до кризиса, эти вопросы стояли (можно по-разному к этому относиться) на 27-м месте!

Елена Рыковцева: Да я помню эти опросы.

Раф Шакиров: А для того, чтобы общаться с народом, завоевывать его доверие, нужно решать его проблемы сегодняшние, насущные, к коим относится, прежде всего, безработица, которая растет чудовищно, к коим относятся, безусловно, растущие цены, чудовищная инфляция и так далее и так далее. Вот вопросы, которые волнуют всех и вся! Как это будет решаться?

Елена Рыковцева: Ну, вот какое обращение, такая и дискуссия.

Раф Шакиров: Согласен!

Елена Рыковцева: Москва, Марина, здравствуйте! Говорите, пожалуйста!

Слушатель: Здравствуйте! Вы знаете, у меня возникает просто большое недоумение на последние действия нашего президента. Потому что у меня такое впечатление, что он из всего народа избрал только очень маленькую часть – ту часть, у которой есть интернет, правозащитников, либералов, или на Страстной неделе юбилей Пугачевой. Я даже не знаю, что сказать по этому поводу.

Елена Рыковцева: Марина, Пугачева заменяет собой большую часть народа.

Слушатель: Но это Страстная неделя – это самый пик поста. На пост, вообще, были запрещены всякие развлекаловки, а тем более такие. Это же не Гергиев выступает с оркестром. Это совсем другое дело.

Раф Шакиров: Вы, возможно, и правы, как человек верующий, безусловно. Но у нас все-таки светское государство. Но я согласен. Все-таки мы живем, что говорить, в православной стране. Безусловно, есть другие конфессии. Но президент должен это как-то выстраивать с учетом…

Елена Рыковцева: Раф, ну давайте не будем преувеличивать.

Раф Шакиров: Как преувеличивать? Подавляющее большинство населения – это православные. Президент должен это учитывать!

Елена Рыковцева: 250 тысяч человек всего пришли на пасхальную службы по всей Москве. Это очень небольшая цифра. Не надо делать Россию такой уж религиозной.

Раф Шакиров: (Смеется) Я ее и не делаю. Она такая и есть. Я хочу сказать, что это такие вещи, к которым нужно испытывать уважение.

Елена Рыковцева: Но не до такой степени, чтобы в день рождения Пугачевой думать – приходится ли оно на пост или не приходится. Это уж чересчур.

Раф Шакиров: Это дело Пугачевой.

Елена Рыковцева: Я Марину хорошо понимаю, когда она говорит о маленькой части. Конечно, интернет – часть маленькая, но хотя бы такая. Потому что это та часть, которая была не охвачена Путиным.

Раф Шакиров: Да, он действительно хочет зацепить их. Но сейчас, мне кажется, с этой штучкой заигрались. И если говорить серьезно, надо переходить к реальному общению с реальными проблемами. Между прочим, в этой самой аппаратной борьбе, когда он составляет свою команду, действуют свои аппаратные правила. Если эту аппаратную борьбу вывести в народ, на улицу, если хотите (слово "улица" у нас не любят, имея в виду совсем другое), то тогда президент может, ставя эти реальные проблемы, получить реальную поддержку. Он может получить и партию свою и так далее. Серьезную поддержку социальную!

Елена Рыковцева: А потом, Марина, не забудьте, откуда началась молдавская - последняя из "оранжевых" революций – из интернета. Сначала пришли люди, которым бросили призыв собраться на площади, а потом уже все остальное. Так что, интернет играет, играет свою роль в жизни общества.

Раф Шакиров: Еще какую! Если вы помните, автомобилисты по всей стране из интернета все это организовывали.

Елена Рыковцева: Да.

Раф Шакиров: Именно поэтому требования широкополосного интернета по хорошей цене с монополиста очень актуальны.

Елена Рыковцева: Петерс из Литвы, здравствуйте!

Слушатель: Здравствуйте!

Елена Рыковцева: Нас слышно в Литве?

Слушатель: Я в Москве. Я гость.

Елена Рыковцева: А, понятно! Говорите, пожалуйста!

Слушатель: Хотел обратить внимание всех русских специалистов на один парадокс. Почему должна Россия трястись над своим рублем, который не может удержать свой курс против дряхлеющего доллара, а вот Литва, которая покупает нефть, ничего за собой не имеет, спокойно может удержать свой лит, национальную валюту, стабильным, с фиксированным курсом по отношению к евро? Никаких проблем.

Елена Рыковцева: Петерс, в-первых, вы маленькие. Во-вторых, кредиты вам дают какие огромные. За счет этого вы и удерживаете лит, привязанным к евро. Я знаю, что он держится.

Слушатель: С кредитами мы рассчитались уже. Это кредиты только во вред. Лучше не брать.

Раф Шакиров: Может быть и не брать, но вы в программе Евросоюза. Вы получаете большие средства, помощь. Кстати говоря, у России тоже такая проблема возникнет. Я не говорю, что именно Евросоюз. Но когда резервный фонд закончится, Кудрин прямо признал, что придется заимствовать внутри страны. Но, боюсь, что желающих внутри страны давать не очень много, а, скорее всего, придется прибегнуть к внешним заимствованиям. Это необходимость. Не надо говорить, что это вред какой-то.

Елена Рыковцева: А также, Петерс, я хочу вам напомнить про февральские волнения на проспекте Гедиминаса в Литве людей, не довольных кризисом. С другой стороны, поскольку я каждый год бываю в Литве на "празднике Казюкаса", моей любимой ярмарке, я встретила там литовских пенсионеров, которые как раз не пострадали от кризиса. У них пенсия 1 тысяча долларов. Они живут под Вильнюсом и помогают своим детям, потерявшим работу. Вот такая ситуация.

Слушатель: Я хочу сказать, что волнения в Литве были не потому, что не обесценили свою валюту, а потому что чиновники себе увеличили зарплату в приближении кризиса, а народу увеличили налоги, а иногда в четыре раза. Ограничили мелких предпринимателей бюрократическими всякими препонами. Вот и все! Оппозиция там тоже глупости делала. Они объявили, что либеральные ценности провалились в Литве и в мире, а на самом деле их не было.

Раф Шакиров: Вот с этим я, кстати говоря, абсолютно соглашусь. Очень много поборников государственного вмешательства. Всем давно известно, что государство само, как хозяйственник, как собственник, не эффективен. Это доказано многими и многими столетиями, я бы даже сказал. Что же касается вмешательства, то оно должно происходить именно в той области, где не будет… инфраструктурной и прочее. Нужно, безусловно, спасать банковскую систему, но не так, как это происходит здесь у нас, когда просто деньги выбрасываются. Собственно, возрождение дальнейшее нашей экономики связанно с либеральной моделью, а вовсе не с госинвестициями, которые никогда ни к чему не приводят, а только замораживают стагнацию и приводят, собственно, к потери страной рыночных преимуществ в международного разделения труда. Она фиксирует это загнивающее положение. Не дай бог, чтобы у нас такое произошло. А к этому все идет.

Елена Рыковцева: Читаю сообщения.

Валерий пишет: "Жалко, что с нашим замечательным, умным, простым и без комплексов президентом смогут общаться только те 20 процентов населения, кто может позволить себе выход в интернет".

Слушатель Добрый пишет: "Мне холодно, что правовой нигилизм и 10 лет работы Медведева юристом в крупном бизнесе превратили его в активного пользователя интернета".

"Важным госделом он считает для себя обеспечение всех равного доступа к интернету, как будто бы все уже накормлены и сыты".

Раф Шакиров: Ну, нельзя все-таки… Давайте так – котлеты отдельно… Я считаю, что доступ к интернету, если говорить объективно, для России очень важная вещь. Она связана с целым рядом обстоятельств. Если сейчас в самые отдаленные уголки России дойдет, наконец, интернет, то люди получат свободный доступ к информации. А это очень и очень важно для развития бизнеса, для просто получения информации о том, что происходит. Потому что, если смотреть телевизор, который перестали уже смотреть, в частности, новости, в принципе, я могу уже заранее сказать, что произойдет, что там сообщат. Там не новости сообщают. Недаром же жалуются – не будут ли в интернете те же самые ребята, которые нам сообщают новости с центральных каналов?

Елена Рыковцева: Кстати!

Раф Шакиров: Конечно, будут! А кто же там, собственно, работает? Как раз те же самые…

Елена Рыковцева: Это логика из серии – а давайте отменим салют в День победы для того, чтобы накормить ветеранов. Очень много денег уходит. Давайте отменять праздник города, а эти деньги раздавать голодным. Это из этой серии.

Раф Шакиров: Зачем? Как раз праздники – очень важный момент. В период кризиса, безусловно, нужны праздники. Не тратить на них бешеные деньги, а людям дать понять, что все-таки жизнь не кончается.

Елена Рыковцева: Я тоже согласна.

Раф Шакиров: Но эти праздники не заменят никогда решения проблем. Вы знаете, я смотрю на эти европейские праздники. Они не связаны ни с какими-то такими чудовищными событиями – ни с победой над шляхтой, ничего. Там просто бывают городские карнавалы. Вы знаете, какую мощную они имеют функцию разрядки?! Люди разряжаются. Они понимают, что они вместе, что они переживали уже все это. Это очень важный момент.

Елена Рыковцева: Но мы и это не умеем. У нас заорганизуют праздник.

Раф Шакиров: Да, сгонят, всем транспаранты дадут в поддержку чего-то там.

Елена Рыковцева: Андрей из Одинцова пишет, что ему "не жарко и не холодно, что в интернете появился блог президента России. Общение с людьми… Как выборы были фальшивыми, так и будет и общение. Я не признаю ни Медведева, ни Путина".

Раиса пишет: "Не поверю Медведеву до тех пор, пока не будет свободной прессы во всей России, пока не будет свободных выборов. Выборы в Сочи нам показывают, что ничего не изменилось". Это правда.

"Не может быть честного поведения у человека, пришедшего к власти нечестным путем", - констатирует Игорь Михайлович из Германии.

"Пошел он туда-то с интернетом. Пусть решает реальные проблемы. Это одурачивание масс", - пишет Елена, пенсионерка, SMS, что приятно. Я всегда радуюсь, даже если нехорошие слова, когда пенсионеры умеют посылать SMS, это приятно.

Раф Шакиров: Пенсионеры еще и не то умеют.

Елена Рыковцева: Я знаю.

Раф Шакиров: Моя теща уже сидит в интернете.

Елена Рыковцева: У меня мама сидит сколько лет в интернете. А как же?! Александр пишет, что "у нас в государстве коррупция достигла немыслимых размеров. Об этом говорит сам президент и прокуратура. Что-нибудь меняется? Ничуть! И не изменится с введением этого сайта. Это будет очередная иллюзия в доступности высшего должностного лица".

"Два знаменитых питерских клоуна, но не Путин и Медведев, а программа "Городок"". Не знаю, что имелось в виду.

"Бизнес бросил – купил и перепродал. Одни посредники. Одни гады. Посредник между бизнесменом и потребителем должен быть один – государство", - пишет Леля.

Раф Шакиров: А с какой стати посредником должно быть государство? Чтобы я вам что-то продал, мне нужно государство? Кстати, это очень распространенное настроение. Когда спросили насчет бонусов (ВЦИОМ проводил опрос), удивительным образом народ вдруг захотел… 74 процента высказались за то, что государство должно устанавливать зарплаты везде и всюду даже в частных компаниях!

Елена Рыковцева: Вы знаете, нам пишет сообщение человек: "У вас, чтобы ни сказал российский президент, все не так. Вы думаете, что вы такие умные. Но вам далеко с вашей недоразвитостью до Медведева и Путина. Поэтому ваша передача для таких же слабоумных. Позор!", - без подписи.

Раф Шакиров: Разумно не подписывается.

Елена Рыковцева: Да, разумно не подписывается. Но это не такое первое сообщение. У нас сейчас висит на сайте разговор Андрея Шарого, моего коллеги, с представителем интернет-сообщества Питера, которая говорит о том, что все это фальшиво, модераторы никого не подпустят и т.д. Такой очень жесткий разговор по поводу этого блога. И первое же сообщение, которое пришло: "Все, что ни сделает Медведев, вам плохо. Вы априори критически относитесь к тому, что делает власть".

Раф Шакиров: Вот я хотел бы как раз об этом сказать. Я же еще раз говорю, мы говорим о том, что все-таки это полушаги. Тем не менее, надо их как-то приветствовать все-таки, как это ни смешно. Достаточно сравнить даже с путинским периодом. Достаточно уже того, что хотя бы (понятно, что все нас не устраивает, понятно, что есть и уловки в этом и так далее по делу Ходорковского) разговор об этом зашел. Все с чего-то начинается.

Вопрос очень важный сейчас – действительно ли это просто кампания, или за этим последуют какие-то шаги? Конечно, не могут люди, которые находятся во власти… Не надо думать, что они абсолютно вольны в своих действиях. Там кругом масса всяких блоков и так далее, о которых мы говорили, сдержек и противовесов. Постоянно идет борьба за влияние. Понятно, что что-то может себе позволить президент, а чего-то не может. У многих представление, что он царь и бог. Ничего подобного, к сожалению, нет ни в одной стране мира.

Поэтому, безусловно, еще раз говорю, можно оценить как позитивное, но, к сожалению, половинчатое и, скорее, на данном этапе носящее исключительно пропагандистский характер, что вся аудитория прекрасно понимает.

Елена Рыковцева: Тихон Андреевич из Москвы, здравствуйте!

Слушатель: Здравствуйте! Елена, я вас умоляю, не выключайте кнопку. Дело в том, что из Прибалтики… Почему так получилось, что они ллюди, которые имеют свою возвышенную касту, а мы, россияне, быдло? Значит, мы им поставляем топливо, продукцию, которую они употребляют…

Елена Рыковцева: Тихон Андреевич, вы же с другой целью звонили. Скажите, что вы хотели сказать?

Слушатель: Я хотел сказать, что эта несправедливость, которая идет оттуда, унижение, а мы им поставляем ресурсы.

Елена Рыковцева: Я поняла, вы хотите поспорить с товарищем из Литвы. Не надо с ним сейчас спорить, потому что его нет на связи.

Раф Шакиров: Ах, вот в чем дело!

Елена Рыковцева: Михаил Андреевич, здравствуйте!

Слушатель: Здравствуйте! У меня по теме такое. Надо в погоню за литовской пенсией в тысячу долларов через интернет нашему руководителю всем пенсионерам писать, писать и писать вдогонку за пенсией в Литве.

Раф Шакиров: Вы знаете, я могу сказать одну неприятную, может быть, вещь, которая, безусловно, пенсионерам может не понравиться. Потому что, конечно, увы, старым людям в нашей стране, мягко говоря, некомфортно живется. Это я так мягко сказал, поскольку у меня тоже родители пенсионеры. Если бы я не помогал, я думаю, что если бы мы все не помогали, то это была бы очень такая грустная старость, мягко говоря. Сейчас, к сожалению, целый ряд людей, в том числе мы с вами, тоже можем столкнуться с еще большей проблемой. Потому что Пенсионный фонд не имеет накоплений.

Елена Рыковцева: Я уже перестала ориентироваться, что происходит с нашими пенсиями.

Раф Шакиров: И сейчас требовать гнаться за литовской пенсией… Каждый раз мы что-то требуем от правительства и так далее. Требовать надо не этого. Надо требовать, чтобы нам давали жить. Если возникнет малый бизнес, еще раз говорю, которому сделают им налоговые каникулы, они будут платить вменяемые налоги, то тогда экономика начнет оживать. Тогда возникнут эти деньги, которые потом уже можно направить и на пенсию и так далее. Мы же все время чего-то требуем, требуем, требуем. Понятно, что это справедливые требования. Но надо думать об экономике. Как она будет жить?!

Полагаться на то, что государство всех прокормит, наивно и преступно наивно! Потому что никого оно не накормит. Почему-то у нас, когда о чиновниках говорят, всем все понятно, а когда возникает сакральное слово "государство" – государство не замай! Оно всех накормит, напоит и грудью на защиту нашу встанет. Почему так-то? Государство – это и есть чиновники. Поэтому нужно думать о том, как нам всем выживать в этих условиях. Чтобы пенсионерам платили деньги, пенсионеры должны за свободу бизнеса выступать, потому что он платит налоги, а не вот эти большая часть убыточных регионов, не эти государственные предприятия, которые освобождены от налогов, и там воруют со страшной силой. Вот откуда деньги-то будут браться. И чем больше будет таких объектов, которые существуют сами, тем лучше мы будем жить! Потому что не нужно будет где-то в районе Анадыря просить из Москвы деньги. Там можно будет заработать, на месте.

Елена Рыковцева: Вот Герасим вроде как подводит итог нашему разговору: "Не верим. Обаме поверили бы, Путину и Медведеву – нет. Потому что этот блог – та же игра, что и наши мнимые выборы. Они говорят, мы будем делать вид, что нам интересно ваше мнение, а вы делаете вид, что вы нам верите". Тем не менее, Раф призывает нас хотя бы отнестись к этому как к одному из первых шагов по…

Раф Шакиров: Я не испытываю никаких иллюзий по этому поводу.

Елена Рыковцева: Но все-таки давайте верить в хорошее!

Раф Шакиров: Не верить, а хотя бы пытаться что-то изменить. В противном случае… Зачем тогда работать, жить и не пытаться что-то сделать в России.

Елена Рыковцева: Хоть что-то! На этом мы закончим программу.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG