Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Призыв в армию новый, а жалобы нижегородцев на призывные комиссии старые. Кому в Обнинске выгодна так называемая уплотненная застройка? Почем дипломные работы в Ижевске? Жизнь стала лучше или нет? Взгляд из Великих Лук. Саранск: Почему маленькую Олесю в больнице никто не навещает? Тюмень: О чем мечтают сироты? Псков: Как найти новых родителей для 700 детей? Поселок Есаулка: Место, где жить нельзя. Йошкар-Ола: Правозащитники пытаются вернуть детям детство. Самара: Вся жизнь Леонида Ковалева связана с книгами


В эфире Нижний Новгород, Олег Родин:



Музыка, строевой шаг



Олег Родин : В Нижегородской области заканчивается весенний призыв на военную службу, как сообщил Виталий Чиж, заместитель Областного военного комиссара



Виталий Чиж : На весну 2006 года планируется около 3 тысяч юношей призвать на службу в Вооруженные силы Российской Федерации.



Олег Родин : Но перспективы терять два года в армии у призывников радости не вызывали, даже у тех, кто имел отсрочки для получения высшего образования. Говорит студент Александр Калинин.



Александр Калинин : Кому мы будем нужны через два года. Вот получу высшее образование, через два года в армию и все забуду. Приду - второе образование только за деньги.



Олег Родин : По рассказам председателя Нижегородского комитета "Солдатских матерей" Натальи Жуковой, нынешний весенний призыв на воинскую службу проходит как обычно со множеством нарушений прав призывников. Пока зафиксировано более 200 обращений молодых людей и их родителей.



Наталья Жукова : Жалобы все те же, которые и были и 5, и 10 лет назад. Жалобы на незаконные решения, жалобы на незаконные действия. Жалобы на то, что военные комиссариаты не хотят исполнять не только законы, но и приказы своего непосредственного командования, то бишь Министерства обороны.


Весной к нам поступило больше 200 жалоб от призывников Нижегородской области на незаконные действия со стороны призывных комиссий и военных комиссариатов области. На что, в основном, эти жалобы идут? В основном, это жалобы на то, что врачи, работающие в призывных комиссиях, осуществляющие освидетельствование призывников, совершенно не учитывают состояние здоровья, и принимают решение о годности молодого человека, несмотря на то, что у него гипертония I или II степени, что у него плоскостопие III степени, на то, что у него язвенное заболевание. Этот перечень можно продолжать бесконечно.


Вывод здесь можно сделать только один, что сотрудники призывных комиссий военных комиссариатов совершенно не обеспокоены обороноспособностью нашей страны.



Олег Родин : В числе нарушений - вызов призывника в военкомат на медицинскую комиссию до начала призыва, продолжает Наталья Жукова.



Наталья Жукова : Были жалобы еще до призыва. На самом деле, призыв по закону начинается с 1 апреля. В Нижегородской области он начался гораздо раньше - где-то уже в марте, а то и в феврале. Призывников вызывали на мероприятия, связанные с призывом, что, конечно же, категорически не соответствует законодательству. Я всегда говорю - или военкомы не уважают министра обороны, что его приказы не выполняют, или они их просто не знают. Боремся с этим как можем.


Что мы в основном делаем? Конечно же, с каждым призывником (количество обращений очень большое) за руку мы, естественно, ходить не можем. Единственное, что мы им даем - это знания. На стене висит такой плакатик: "Знание законов поможет вам освободиться от незаконно возложенной обязанности" в противовес тому известному изречению, которое существует.



Олег Родин : Недавно Госдума Российской Федерации в окончательном, третьем чтении, приняла поправки в закон, определяющие сроки и форму службы в российской армии, отменены некоторые отсрочки, в частности, для призывников, имеющих престарелых родителей инвалидов, беременную жену или маленького ребенка. Реакция молодых людей явно негативна, говорит призывник Александр Балаев.



Александр Балаев : Если, скажем, у кого-то родители инвалиды или ухаживает за маленьким ребенком. Армия - это, конечно, хорошо, служить надо. Но кто о них позаботится?



Олег Родин : А депутаты от "Единой России" считают, что сокращение срока военной службы компенсирует отмену таких отсрочек, говорит нижегородский депутат Госдумы Александр Косариков.



Александр Косариков : Ряд отсрочек, связанных с уходом за больными, престарелыми и так далее, предлагается к отмене. Нужно понимать, что многие отсрочки, которые были, действительно, крайне необходимы, когда человек покидал дом на два года, при уходе молодого человека на один год представляются не столь существенными.



Олег Родин : Однако со стороны Нижегородского комитета "Солдатских матерей" последовала жесткая реакция на перемены в списке отсрочек. Свое мнение высказала Наталья Жукова.



Наталья Жукова : Простите, это значит полное неуважение к своему народу. Оно, это неуважение, выразилось в том законопроекте, который в третьем чтении принят Государственной Думой. Министр обороны, не довольный отношением народа к прохождению военной службы по призыву, заставил депутатов в отместку этому народу принять этот законопроект. Этим законопроектом он бьет сразу по двум самым обездоленным категориям - это старики и это дети. Сколько надо иметь цинизма, чтобы стариков оставить без помощи, и детей оставить без отца на первый год или два года жизни. Никакая компенсация не заменит женщине мужа, а маленькому ребенку отца! Циничное высказывание министра обороны о том, что некоторые женщины еще будут просить, чтобы мужа забрали в армию, потому что она получит эти 6 тысяч! А почему 6, почему не 10?! Потому что женщине надо не только памперсы покупать, еду покупать!



Олег Родин : Нижегородский комитет "Солдатских матерей" явно не пользуется покровительством представителей власти. Недавно вышло постановление, по которому правозащитники должны оплачивать аренду своих помещений по расценкам для коммерческих организаций.



В эфире Обнинск, Алексей Собачкин:



Когда местные власти расширяют границы города и отдают пустыри под строительство новых домов, это ни у кого в Обнинске не вызывает возмущения. Но когда в давно сформировавшихся микрорайонах вплотную к старым домам пристраиваются новые, это вызывает у жителей закономерное чувство протеста. Но, по мнению главного архитектора Обнинска Ольги Ашвариной, без уплотнительной застройки обойтись невозможно. Город задыхается от дефицита площадок под строительство жилых домов.



Ольга Ашварина : Город развивается, это живой организм. Нам нужно жилье строить. Как правило, уплотняющая застройка идет только для жилого строительства. Город не может не строить жилья.



Алексей Собачкин : Главный архитектор Ольга Ашварина уверена, что, осуществляя уплотнительную застройку, власти действуют в соответствии с законом.



Ольга Ашварина : Уплотняющую застройку без соблюдения нормативов - санитарных, градостроительных, пожарных - осуществить в принципе нельзя. Нарушить нормы в принципе невозможно. Потому что все здания, все дома идут через экспертизу. Экспертиза ведь не в Обнинске, там нет знакомых экспертов. Это совершенно вневедомственная, государственная экспертиза. Она проходит от двух до трех месяцев. Просто так за три дня никто экспертизу не получит.



Алексей Собачкин : Но вот конкретный пример. Прямо под окнами одного из обнинских домов развернулось строительство торгового комплекса, который подается жителям как детское кафе. Что любопытно, само кафе будет занимать всего 9 метров площади, что составляет всего чуть более двух процентов комплекса. И несмотря на то, что вроде бы все нормы при проектировании здания были соблюдены, стройку осенью прошлого года удалось остановить. Причина была проста - тогда проходили выборы депутатов Городского собрания, и власти решили не обозлять народ. Выборы состоялись - и стройка возобновилась. При этом мнением людей не поинтересовались. Рассказывает Андрей Руденко, житель дома, рядом с которым строится торговый комплекс.



Андрей Руденко : Инициативная группа жильцов нашего дома обратилась в суд, где мы просили признать выданное разрешение администрации на строительство незаконным в связи с рядом нарушений. На заседание очередное администрация принесла постановление, где отзывает разрешение на строительство. На этом основании нам было выдано определение суда, что администрация отозвала свое решение, нет судебного прецедента и таким образом ситуация подвисла.


Прошла зима и строительство возобновлено снова. На основание какого решения, нам не удалось выяснить. Документы тщательно скрываются от инициативной группы. Такое ощущение, что в нашем государстве, и в частности в нашем городе не действуют никакие законы. Кроме как законы, которые придумали сами чиновники, которые они сами же нарушают, отменяют, невзирая ни на что, ни на какие протесты жителей. Я считаю, это просто чиновничий произвол.



Алексей Собачкин : В другом микрорайоне Обнинска на территории детского сада строится жилой дом. Не трудно догадаться, что в период выборов на стройплощадке царила тишина. А сейчас там снова идет работа. Людмила Кузнецова возмущена тем, что, возводя дом на территории детского сада, строители прихватили еще две тысячи квадратных метров от соседних дворов.



Людмила Кузнецова : Ясно, что наша территория будет ущемлена - это спортивные и детские площадки наших домов. В данный момент они уничтожили спортивную площадку, уничтожили детскую площадку. Я считаю, что мы вернем все, что у нас взяли, испортили и уничтожили. Вернем детские площадки для детей. Потому что наши дети не хуже тех детей, которые будут в этом доме жить.



Алексей Собачкин : Член инициативной группы против строительства дома на территории детского сада Инна Корниенко настроена решительно.



Инна Корниенко : Мы будем пытаться бороться до конца. Полпреду президента Полтавченко обращались, и ответа нет. Такое впечатление, что мы бьемся головой о пустую стенку. Все отписываются, отмахиваются от нас, а результата никакого. Но все равно мы будем писать.



Алексей Собачкин : Строительство внутри старых микрорайонов обходится значительно дешевле, потому что не нужно тянуть коммуникации, это и привлекает инвесторов. Мы попытались с ними связаться, но и заказчик торгового комплекса, и собственник жилого дома, зная, что жители протестуют против строительства, уклонились от встречи.


Опыт все же показывает, что уплотнительной застройке можно успешно противостоять. Два года назад территориальное общественное самоуправление одного из районов Обнинска добилось отмены строительства. Но большинство председателей таких общественных объединений послушно ставят свои подписи на разрешительных документах, не спрашивая мнения людей. Понять председателей можно - они зависят от муниципальной власти. А сама же власть от людей нисколько не зависит, и на массовые протесты обращает внимание только во время выборов.



В эфире Ижевск, Надежда Гладыш:



На июнь приходится самая горячая для студентов пора - защита курсовых и дипломных работ. Объявлений типа «изготовлю рефераты, контрольные, курсовые» с указанием номера телефона, чем ближе к лету, тем больше.


Моя собеседница (назовем ее Елена) на этом неофициальном рынке услуг вот уже несколько лет. Она гуманитарий, работает в штате бюджетного учреждения культуры. Наш разговор я начала с вопроса - есть ли название у того, чем она занимается?



Елена : Нет, термина нет. Обычно разговор идет так: "Слушай, у тебя есть работа? А не надо ли тебе? Вот я не справляюсь".



Надежда Гладыш : Сейчас как раз пик этой работы. Елена на это время берет отпуск и с головой погружается в научные изыскания. Зато с июля по январь - затишье. Работа носит сезонный характер.


В пору моего студенчества нам даже в голову не приходило, что курсовик за нас может написать за деньги кто-то другой. Нынче это сфера практически легальная, правда, пока туда еще не заглянул налоговый инспектор. Что заставляет студентов прибегать к помощи на стороне?



Елена : Во-первых, людей ничему не учат, как я понимаю. Работать не учат совсем. Мне эта работа интересна. Я знаю, что я это могу сделать, могу сделать достаточно легко и быстро. У меня просто нет времени. Я им говорю: "Неужели вы сами не сделаете? Давайте, я вам помогу, я вам объясню?" А они не знают, что можно опереться на литературу. Они не знают, на что конкретно там можно опереться. У них нет методологической базы.



Надежда Гладыш : Усредненный облик твоего клиента - это платник?



Елена : Нет, далеко не всегда платник.



Надежда Гладыш : Это мужчина?



Елена : Далеко не всегда мужчина. Женщин больше, потому что их просто учится больше. Единственное в этом году у меня была такая вещь. Я сделала работу, которую я делала частично раньше. Когда я это все собрала, мне просто было неловко брать большие деньги. Я назвала девочке сумму. Она сказала: "Что-то вы очень мало берете". Я ответила: "Можете дать больше, если хотите". Обычно это люди, которые тянут, которые как-то зарабатывают, откладывают на это специально по большей части.



Надежда Гладыш : Написав работу, «райтер» (назовем его так для удобства) вовсе не устраняется из процесса доводки - заказчик становится кем-то вроде посредника между преподавателем и непосредственным исполнителем. Бывает, что приходится писать второй вариант. А знают ли доценты и профессора, что студент несет им чужой текст? Вот не придуманная история прямо из жизни.



Елена : Взрослой женщине, начальнику, не имеющего высшего образования, нужен был диплом. Но она прекрасно понимала, что она не напишет. Она с трудом училась все эти годы. Я ей сделала достаточно неплохую работу, то есть она ходила каждый раз к преподавателю, какие-то изменения были. Они договаривались. Преподаватель прекрасно знала, что она не самостоятельно писала. Она ей честно говорила: "Мы сделаем. Мы поправим". Она ставила оценку 4. Но на защите, эта женщина выучила работу так! Она мне сказала, что она ее выучила наизусть. Она прочитал сто раз, она поняла все, что там было написано. Когда на защите комиссия и председатель комиссии стали настаивать на пятерке, руководителю уже не куда было деться, потому что она очень уверенно отвечала, очень хорошо ориентировалась в материале. В результате она получила эту пятерку, а потом еще предложение поступать в аспирантуру!



Надежда Гладыш : Насколько широк охват специальностей, за какие работы берется «райтер»? У Елены просто нет никаких ограничений. Она писала и про двигатели внутреннего сгорания, и про конфигурацию персонального компьютера, анализировала поэтический текст. Может взяться и за работу для студентов факультета иностранных языков. Правда, бывают накладки…



Елена : Была у меня такая работа на совершенно чуждую мне тему - всякая техника, всякое компьютерное оборудование, обеспечение и, бог знает, что еще. Когда я это сделала, я думаю, что я там, конечно, сделала массу ошибок. Мне казалось, что 5+ за работу, все замечательно! Девочка довольна. А потом я сама обнаружила у себя ошибку. Я там просчитала экономический эффект того, что я наваляла. А поскольку это было в такой лихорадке, я считала сразу за год, то я потом мне щелкнуло, что это месяц. Я еще на 12 умножила. У меня такой хороший экономический эффект получился, все замечательно. И только потом я сообразила, боже мой, так эта штука у меня никогда в жизни не окупится! Но на это преподаватель не обратил никакого внимания.



Надежда Гладыш : Каковы сегодняшние расценки в Ижевске в данной сфере?



Елена : Рефераты, курсовые - 40 рублей страница. Дипломная работа (опять же стандарт) - 5 тысяч, но это минимум. Я знаю человека, который пишет за 10, и говорит, что за 5 пусть пишут сами. Дипломы делать постранично совершенно не выгодно. Потому что там бывает очень много изменений, переработок, перепечаток.



Надежда Гладыш : А конкуренция, судя по всему, не так велика. Скорее, это тесное профессиональное сообщество, члены которого делятся друг с другом заказами, сплавляют друг другу клиентов. У Елены к делу приобщен сын-студент. Он тоже универсал - берется за любые темы, даже из области физики. Елена давно могла бы сама написать и защитить диссертацию, но ей некогда. Она пишет их другим.



В эфире Великие Луки, Геннадий Жуков:



Виктор Иванович Долгов к празднику, а это был как раз День независимости - выходной день, решил сделать жене подарок. С утра пораньше, поясняет он, набрать шампиньонов, здесь, в городском парке культуры и отдыха. Он пенсионер, денег в семейном бюджете не густо, а жене - приятно. Да и стопочку лишнюю поднесет в честь выходного-то дня. Надо только встать пораньше, опережая других охотников. Так что здесь, немного в стороне от праздничного шума, мы и встретились с Виктором Ивановичем.



Виктор Долгов : Здесь сухо сейчас. А были бы дожди, тепло, то они раньше поспевают. Если рано утром идти, то можно собрать. Я собираю в одном определенном месте. Нет, значит, нет. А люди ходят, говорят, что плохо, угарный газ от машин. Сперва отварю, потом еще раз, а потом жарю. Привык. Я уже лет 15 собираю.



Геннадий Жуков : Проходим к реке. На берегу Ловати, на скамейках сидят горожане. Знакомимся…



Федор Павлюк : Павлюк Федор Васильевич.



Геннадий Жуков : Выясняется, что у Федора Васильевича почтеннейший возраст - ему скоро будет 86 лет. Естественно, он воевал. На войне сильно контузило. Сейчас получает хорошую пенсию, к ней идет доплата за старость. Но почти все свои деньги Федор Васильевич тратит на членов своей семьи. Она большая. Особенно, старается помочь младшему правнуку.



Федор Павлюк : Я за два года старшему правнуку подсчитал - он мне встал в 54 тысячи. Компьютер купил ему один за 20 тысяч, а потом еще добавлял ему. Ходил в компьютерную школу. Каждый месяц по 300 рублей. Сейчас пошел в училище. 9 классов окончил. Я сейчас давал ему в прошлом году. В этом году сказал матери - ты работаешь. Она тогда не работала. Так что, ей надо было помогать, кормить и ему.



Геннадий Жуков : Вот и получается, что 85- летний Федор Васильевич Павлюк, за плечами которого военные и послевоенные годы, тяжелый труд на стройке - основной кормилец в этой большой семье.



Федор Павлюк : Я начинал восстанавливать Великие Луки. В 1944 году я уже тут был.



Геннадий Жуков : Сейчас какая жизнь?



Федор Павлюк : Для меня? Не хвалю эту жизнь совершенно. На помойках живут. Питаются из помоек. А если он живет дома, он квартиры не может добиться, молодой человек. Какая эти жизнь! Ну 10 тысяч он получает. Так он 10 тысяч получает, если его эта жизнь не устраивает? Если он не имеет своего угла, а где-то ходит по частным, надо платить дорого. А тут? Коммунальные платежи доходят до того, что уже все! Бедный человек, если мало пенсию получает, а если еще и нигде не работает, они не могут оплатить ни за воду, ни за газ, ни за что! Вот и получается, что у нас задолженность по городу. Обещают нам на эту зиму газ не давать на котельную. Мерзнуть будем. А кто виноват? Виноват тот, у которого деньги есть, а он не плати. Вот это да. Но я же сам знаю. В нашем доме и рядом в доме, наверняка, можно найти около 30 квартир, где не работают и не могут устроиться. Что он должен делать? Умирать?



Геннадий Жуков : К нашему разговору присоединяется Вениамин Григорьевич Смагин. Он также пенсионер. В Великие Луки приехал к родственникам из самой Москвы. Он на пенсии, но жена работает, и их семейный бюджет пока позволяет такую роскошь, как съездить в гости, посмотреть, какой жизнью живет провинция. А поскольку человек он столичный, на все смотрит критически. Вот и следует с его слов, что нынешняя жизнь меняется, но далеко не в лучшую сторону. А уж в сравнении с той, которая ушла...



Вениамин Смагин : Худо ли плохо ли, но, вы понимаете, но держалась мораль какая-то, честь, совесть. Не было вот этого гнетущего состояния. Мне сегодня одна женщина сказала: "Я возмущаюсь, как плохо выглядят Великие Луки, просто угнетает. Это уже даже не провинция".



Геннадий Жуков : Есть с чем сравнивать?



Вениамин Смагин : С Москвой, естественно, и с другими более или менее городами. Но возмутительно, как город запущен. В центре России и нет электрической тяги! Когда при царизме эту великую сибирскую дорогу за считанные годы соорудили. Но происходит что? Деньги работают. И становится чудовищной власть только тогда, когда у одних их много, а у других их нет. И вот тогда на разности этих потенциалов возникает страшная разрушительная сила.



В эфире Саранск, Игорь Телин:



Андрей : Мама, если ты меня слышишь, забери меня домой.



Игорь Телин : Семилетний Андрей верит, что его мама просто потерялась на вокзале, когда они вместе с ней ехали из Ульяновской области в Рязанскую. Однако взрослые полагают, что женщина просто бросила своего сына на вокзале крупной железнодорожной станции Рузаевка в Мордовии. Несколько дней Андрей жил здесь, встречая и провожая проходящие поезда, надеясь, что потерявшаяся мама ищет его. Привлек внимание сотрудников милиции. Они доставили его в детский приемник-распределитель, где выяснилось, что мальчик болен и ему требуется срочная госпитализация. Так он попал в инфекционную больницу. Пока мальчик находится здесь, милиция ищет его мать, но безрезультатно. По словам медиков, постоянно среди десятков их малолетних пациентов находится несколько детей - самого разного возраста - кого бросили их родители.



Наталья Чикина : Привела женщина, сказала - вот моя племянница, у нее ОРЗ. Да, на самом деле, у нее был ОРЗ. Мы его госпитализировали. А потом, когда встал вопрос о том, что выписывать, а выписывать дитя некуда. Родственников-то нет. И потому адресу, который назвала женщина, она не проживает.



Игорь Телин : Для брошенных детей, говорит врач Наталья Чикина, в детском отделении выделено две палаты, и никогда они не пустуют. Более того, здесь предполагают увеличить количество палат и, соответственно, коек, так как число пациентов этой категории постоянно растет.


Несколько лет назад в стране было объявлено о необходимости борьбы с беспризорностью, однако эта борьба стала очередной не долгосрочной кампанией. О беспризорности и семьях, где родители ведут антисоциальный образ жизни политики говорить перестали, сейчас иные приоритеты. Ну а медики же продолжают лечить и спасать жизни малышей. О том, в каких условиях живут в семьях многие из их юных пациентов, можно узнать, прочитав их медицинские карты.



Медик: При патронаже мама кормила грудью и курила. Мама проживает в асоциальных условиях. Комната в 9 квадратных метров, которую они снимают с братом - двое взрослых и пятеро детей от 3 лет до 1 месяца.



Игорь Телин : Сотрудники социальной службы увидели, что месячная Олеся постоянно плачет и задыхается от кашля. Было решено госпитализировать девочку. В больнице поставили диагноз, вот он: ОРЗ, чесотка, осложненная гнойничками, дистрофия второй степени. Рассказывает медицинская сестра отделения Светлана Шеворакова.



Светлана Шеворакова : Ребенок был очень грязный. Была неспокойной и голодной. Мне кажется, ребенок этот готов был съесть все, что угодно. Сейчас она у нас стала хорошенькой, чистенькой. Кушаем хорошо, спокойно спим.



Игорь Телин : За месяц, проведенный Олесей в отделении, сделаны дополнительные анализы, подозрение на гепатит группы "Б" не подтвердилось. Девочка привыкла, и совсем перестала плакать, даже когда ей меняют пеленки. За все время, что девочка находится в отделении, мама ни разу не навестила ее. История Олеси - одна из ста ей подобных, случившихся в инфекционной больнице в этом году. Брошенные дети, до которых и дела нет их мамам. Но сами малыши о мамах помнят, их ждут, для них разучивают новые стихи и песни.


Будущее нынешних пациентов этих двух палат детского отделения инфекционной больницы благополучным назвать нельзя. Характерная деталь, говорят врачи, дети постарше стараются помогать медсестрам ухаживать за малышами, наверное, надеются, что их оставят жить здесь, в больнице, где всегда доброе отношение взрослых, где есть нормальная одежда, нормальное питание. Но, надеждам этим сбыться не суждено - после излечения кого-то, если объявятся их родители, вернут в их семьи, кого-то отправят в дома-интернаты, причем, второй вариант, как считают медики, для этих детей самый лучший.



В эфире Тюмень, Алекс Неймиров:



Айгуль, Кате и Насте нравится общаться и носить желтые футболки. В них тебя сразу замечают, а надпись на спине - «Дари детям тепло» - напоминает о недавнем путешествии в Москву и Питер. К тому же детдомовская одежда надоела, а сшить самой что-то новое и красивое не получается, признается Айгуль Ниязова. Согласитесь, что для 18-летней девушки это очень важно.



Алекс Неймиров: Я люблю шить, музыку слушать, танцевать. У нас есть швейный цех. Я занимаюсь там каждый день. Мы многие вещи шьем на интернат наш. Я себе сшила школьную рубашку. Цвет не очень, так как ткани нет. А свою я не покупала - денег нет. Дали в интернате. Шьем панамки, кепки детям. Из старых тканей делаем штаны.



Алекс Неймиров: В августе Айгуль Ниязова покинет Тобольский детский дом. Мечтает поступить в институт и стать первоклассным поваром. Настя Фингельман из города Ишима хочет стать певицей. А Катя Федоровская из Тюменского детского дома номер 2 пока не решила, кем быть. Потому и написала на открытке желание не столько свое, сколько всех подружек и отправила организаторам благотворительной акции.



Катя Федоровская : Я написала, чтобы у нас в детдоме появилась стиральная машина. А вот заветное желание, чтобы в детдомах таких детей как мы в детских домах не было. Чтобы все жили семьей - с папой и мамой, чтобы были счастливы.



Алекс Неймиров: Организаторы акции «Душевное богатство», которая проходит по всей России, тоже хотели бы найти родителей каждому ребенку. К примеру, на юге Тюменской области сегодня более 6 тысяч детей-сирот. Но пока удалось устроить в приемные семьи и передать на воспитание опекунам только половину из них. Рассказывает преподаватель физкультуры Андрей Кайзер.



Андрей Кайзер : Мы просто просили - напишите ту мечту, которая была бы полезна не только вам, а вашим окружающим. Тут они задумались, чтобы они могли такого, чтобы не только ему, а чтобы и для всех. Отсюда и пошли мечты, хочу стиральную машину в семью. Потому что человек понимает, что трудно на руках стирать. Это же семья - из 10 ребятишек. А была бы стиральная машина, было бы гораздо проще и удобнее.



Алекс Неймиров: Валерий Лебедев, директор детского дома номер 2, в котором живет Катя, гордится воспитанницей. Здесь не смогли дать ей новую стиральную машину, но дали нечто большее - способность сопереживать и жить надеждой. У директора Лебедева тоже есть мечта - издать книгу о педагогике. Но толстая рукопись лежит в рабочем столе - не отпускают повседневные хлопоты.



Валерий Лебедев : Уже лето в разгаре, а мы не можем купить детям одежду. Никто не выиграл тендер до сих пор. Я звонил нашему начальству и говорил: давайте выходить на главу города. Пусть он цыкнет на кого надо. Почему до сих пор - весна прошла, лето наступило! Сейчас дети в лагеря поедут, а мы не можем купить ни трусиков, ни кроссовок, ни маечек, потому что нельзя - нет выигравшего тендер.



Алекс Неймиров: Польза от благотворительных акций, безусловно, есть, считает Валерий Лебедев. Не отказывается детдом и от помощи меценатов. Но одеть, обуть и накормить 42 мальчиков и девочек они не смогут. Потому и сетует директор на бюрократические препоны.


В городском Департаменте имущественных отношений, мне ответили, что заявки от участников конкурса на выполнение данного муниципального заказа поступили и дней через 10 подведут итоги. Подобная чиновничья нерасторопность порождает слухи, что через год-два детские дома в Тюменской области вообще закроют, так как экономически выгоднее воспитывать сирот в семьях, даже если это семья патронатная. Но такая работа не должна ущемлять интересы тех, кто остается в детских домах, подчеркнул заместитель директора областного Департамента образования Алексей Райдер.



Алексей Райдер : На сегодня у нас уже более 200 мест вакантных в учреждениях интернатного типа и встает вопрос: «Целесообразно ли вообще их содержать?» Я подчеркиваю: не в том плане, чтобы закрыть детские дома, а в том, чтобы пересмотреть приоритеты. Если на сегодня есть желающие взять детей в семьи, то мы готовы им отдать эти деньги, а не тратить их на содержание пустующих комнат.



Алекс Неймиров: Сегодня на тюменском юге 15 детских домов, столько же коррекционных школ и 3 школы-интерната. В них воспитывают более полутора тысяч детей-сирот, каждый из который - мечтатель.



Воспитанник детского дома: Я не задумываю такие глобальные мечты. Я больше о реальном думаю и мечтаю.



В эфире Псков, Анна Липина:



Наталья Вишневская : "Наш любимый Николай (Вернее они пишут Ник, но я перевожу уже как Николай) в этом году будет поступать в школу. Сейчас у него все хорошо. В сентябре он начнет учиться, к чему он уже готов".



Анна Липина: Директор печорского дома ребенка Наталья Вишневская читает письмо из далекой Новой Зеландии.



Наталья Вишневская : "Я и мой муж очень счастливы, и надеемся, что может быть еще приедем к вам за другим ребенком". Вот такие часто письма приходят.



Анна Липина: Маленького Колю усыновили два года назад. У мальчика был букет различных заболеваний. За это время родители мальчика смогли подлечить. Для иностранных усыновителей болезнь или инвалидность ребенка часто не помеха. В Америку, Ирландию, Новую Зеландию усыновляют детей даже с отклонением в развитии. Российские претенденты более требовательны к здоровью усыновляемого ребенка. Говорит сотрудник Комитета по здравоохранению Ольга Котина.



Ольга Котина : Это, конечно, ситуация характерна не только для Псковской области, но для всей Российской Федерации. Понятно, что, естественно, ребенку лучше воспитываться и находиться в семье, чем находиться в государственных учреждениях.



Анна Липина: Как складывается жизнь ребенка в новой семье, контролируют органы опеки. Каждые шесть месяцев семья присылает отчет, говорит специалист отдела опеки и попечительства Управления образования Татьяна Розова.



Татьяна Розова : Ребенок обретает семью. Ребенок обретает родителей. Ребенок обретает нормальные условия для проживания, для его существования, для воспитания. Потому как те иностранные граждане, которые усыновляют ребенка, ведь предоставляется полный пакет документов, очень тщательный пакет документов. Когда мы получаем эти документы, мы можем себе полностью представить ситуацию, в какую семью попадет ребенок.



Анна Липина: Лариса Петерсон вот уже 12 лет живет в Новой Зеландии. Сейчас ей 15 лет. Девушка приехала на свою малую родину - детский дом. Приехала повидаться со своими воспитателями. Но в разговорах возвращается к своей семье. За 12 лет Лара почти забыла русский язык.



Лариса Петерсон : У нас в семье 9 человек - 5 братьев и 4 сестры. В моей семье все любят друг друга. Все семья счастливая.



Анна Липина: На 30 иностранных усыновителей приходится только один российский. Такую собственную статистику приводит воспитатель печорского дома ребенка Надежда Пантелаева. Она уже более десятка лет работает с самыми маленькими отказниками. У нее в группе сейчас 11 малышей.



Надежда Пантелаева : Конечно, на всех у меня не хватает. У меня две руки всего. Но мы стараемся отдать им свое тепло, свою любовь, свою ласку.



Анна Липина: За прошлый год в Псковской области были усыновлены 159 детей сирот. Из них российскими семьями только 38. А поступило в детские дома и дома ребенка области около 700 детей.



В эфире Челябинск, Александр Валиев:



Жить в промышленном городе - вредно для здоровья. А за городом, оказывается, подчас еще опаснее. Деревня Есаулка, что в 30 минутах езды от Челябинска - тому подтверждение. Несколько предприятий на один маленький поселок и целая экологическая катастрофа. Сначала асфальтно-битумный, следом кирпичный завод. Чуть погодя: переработка графита и мойка для бензовозов. Предприниматели разместились буквально за околицей.


Последней каплей стала фирма "Металл-тур". Ржавые трубы в Есаулку свозят уже второй год. Зачистка и обжиг не прекращается ни днем, ни ночью. Рабочие в респираторах, местных жителей не спасают даже марлевые повязки. Говорит Валентина Шумакова, учитель начальных классов в местной школе.



Валентина Шумакова : У всех онкозаболевания. Мы здесь находимся как в экологической осаде. Не меньше, наверное, 10 предприятий, и все экологически вредные. Вот как въезжаешь в деревню с нашей стороны, с нашей улицы, сначала асфальтно-битумный завод, рядышком буквально с ним кирпичный завод. Дальше идут склады сельхозхимии, но они сейчас бездействуют. На территории этих складов разгружают и загружают битум. Его и проливали сколько раз, и горел он. Направо с нашей улицы построился "Метролог". Моют они бензовозы. На задах как бы нашей улицы "Металл-тур", который трубы чистит, дальше там идет бензозаправка, а дальше господин Черепанов со своей графитной.


Нам внуков-то на улицу выпустить невозможно. Мы все тут пенсионеры. Половина уже вымерла людей.



Александр Валиев: Что делать с теми, кто варварски обращается с природой и здоровьем жителей Есаулки, поселок не знает. Решили начать с предприятий, из-за которого приходится дышать ржавой металлической пылью и не спать по ночам. Оно называется "Металл-тур". Говорит Надежда Вишнякова, чей коттедж находится поблизости от этого цеха, который согласно документам, должен быть просто холодным складом.



Надежда Вишнякова : Позади моего коттеджа (в 50 метрах) в 2004 году стали строить якобы складик какой-то. А потом из этого складика получился металлургический заводик, можно сказать. Потому что они стали обжигать трубы. Старые трубы привозят, реставрируют, обжигают их, чистят песком. Пыль, грязь, копоть все на наши дома. Телевидение приезжало, снимало. Пока дождя не было, такие хлопья были на крышах. Представляете, там же еще битум там же жгут, трубы из-под газа. Шум очень большой. Работают они круглосуточно.



Александр Валиев: В апреле в поселок приехала комиссия под предводительством заместителя главы районной администрации. Здесь же экологи и санитарные врачи. Увидели печальный индустриальный пейзаж и ужаснулись. Говорит Георгий Илле, заместитель главы районной администрации.



Георгий Илле : Мы провели комиссию, ознакомили их о том, что они незаконно осуществляют свою деятельность. На территории участка выделено им складские помещения. На самом деле, привозят трубы. На улице очищают трубы песком и нагревают трубы газовыми горелками для того, чтобы выжечь из них остатки или нефти, или газовых отложений, которые были. Выписали им предписание, согласно которому мы предписали не заниматься производственными делами. Несмотря на все, руководство "Металл-тура" не выполнило замечаний комиссии. По-прежнему ведут работу по обжигу и очистке труб. Дым, пыль все разносится прямо колоссально.


Мы обратились в прокуратуру. Прокуратура - наш надзирающий орган. Я могу прекратить договор аренды, а они не выполняют его. Не выезжают. Я куда должен обратиться?



Александр Валиев : Итак, у районных властей нет никаких полномочий, чтобы выдворить нарушителей за пределы района. Вся надежда на прокуратуру. Однако мой звонок в эту инстанцию оказался безрезультатным. Районный прокурор в отпуске, его заместитель пока не в курсе ситуации. Тем временем еще как минимум одно пришлое предприятие на территории поселка для местных жителей как дуло у виска. Это цех господина Черепанова, который производит некие манипуляции с графитом. Слово Валентине Шумаковой.



Валентина Шумакова : Письма писали везде - и депутатам. Везде мы писали письма. Протестовали, чтобы он свою организацию организовал по чистке графита. Они нам предоставили документ, в котором написано было, что здесь будет как бы деревообрабатывающий склад или просто деревосклад. Они сначала были где-то в Челябинске. У меня сын, как только уволился из армии, приехал сюда. Ему негде было работать, он пристраивался к этому Черепанову. Они там, на территории завода, чистили этот графит. Но больше месяца он там не смог проработать. Это невозможно. Он же не растворяется, ни в землю, никуда не уходит. Пыль графитная остается. Они его там и чистят, прессуют. Все это летит на наши огороды.



Александр Валиев : Люди надеются на то, что с цехом господина Черепанова, отравляющим всю округу графитной пылью, власти найдут в себе силы и разберутся с помощью закона. Вот что об этом говорит заместитель главы районной администрации.



Георгий Илле: Руки не доходят до всего сразу. Мы решили, что вот это сначала производства до конца определим, а потом следующим займемся. По предварительным данным, боялись, что на этом графитном складе могут быть источники облучения. Графит такой материал... Как будто нет, по заключению наших экологов. Но мы все равно наметили, что в июле месяце мы этим складом займемся.



Александр Валиев : Ну а пока местные врачи констатируют неуклонный рост количества бронхитов и прочих болезней органов дыхания, в том числе и у детей.



В эфире Йошкар-Ола, Елена Рогачева:



Марийские правозащитники предложили выжить воспитанникам Новотроицкой колонии для несовершеннолетних на свободе в экстремальных условиях, не ссорясь с законом. Йошкар-олинская общественная организация "Человек и закон" устроила для ребят трехдневный выездной лагерь. На это время стенами для осужденных стали сосны-великаны, а бараки заменили палатки. О печальной реальности напоминали лишь знакомые лица сотрудников колонии, сопровождавших своих подопечных.


Уже второй раз правозащитники организуют такой совместный выезд за пределы колонии. По их мнению, система исполнения наказаний в отношении подростков не должна носить не карательный характер, ведь многие из них по-настоящему не знали как вести себя в обществе. Их окружала среда, в которой не брезгуют никаким способом выжить. В итоге многие несовершеннолетние отбывают наказание за тяжкие преступления. Здесь есть даже представители криминальных династий, которые не могут собраться всей семьей только потому, что кто-нибудь обязательно сидит за решеткой.


Правозащитники хотят показать ребятам огромную разницу и дать понять, что, на самом деле, и для них есть выбор. Нынешний выезд на природу был построен по принципу игры "Остаться в живых". Но возможность для этого предоставлялась только одна - честно заработать на пищу и все необходимое. Между собой соревновались два племени. В итоге победила дружба. В игру оказались вовлечены и организаторы, и сотрудники, и воспитанники колонии. Казалось бы это простое развлечение, но выводы у осужденных вполне серьезные. Говорит Ваня Иванов.



Ваня Иванов : Была возможность сидеть возле костра, сидеть веселиться, купаться возможность. Конкурсов было много. Пели песни под гитару. Дружески относились между собой, помогали друг другу. Почувствовали себя культурными людьми, которые могут быть не опасными для общества. Общение, которое было, тоже дает много понять. Привыкнуть к людям, чтобы, когда сможешь выйти - не растеряться, не потеряться, а уже знать, что и как делать. Просто так ничего не добьешься всего надо добиваться трудом.



Елена Рогачева : В лагерь поехали 10 воспитанников колонии, но отбирались они не по указке начальства, а в результате анкетирования, проведенного среди всех ребят. Стимул - оказаться на воле хотя бы на три дня - был очень велик. А изменения, которые происходят с ребятами - налицо. Рассказывает председатель Йошкар-олинской общественной организации "Человек и закон" Ирина Подузова.



Ирина Подузова : Очень сильно чувствуется то, что было год назад с ребятами. Когда мы год назад выезжали, ребята сидели и пели тюремные песни про долю жестокую и так далее. В это раз не было исполнено ни одной тюремной песни. Просили девчонки: "Сыграйте что-нибудь", они отказывались просто. Не было этой криминальной романтики уже совершенно. И вообще ребята вели себя очень прилично. Чувствуется, что они уже действительно очень повзрослели, изменились. Не было криминального жаргона. Ребята старались называть друг друга по именам, а не по кличкам, хотя проскакивало это. Но чувствуются явные изменения в людях.



Елена Рогачева : Руководство Новотроицкой колонии постоянно поддерживает инициативы марийских правозащитников, считая, что такие мероприятия помогают выработать ребятам активную жизненную позицию, наладить доверительные отношения внутри исправительного учреждения.


Но это еще не все. Самая большая проблема детской преступности - высокий уровень рецидива. Отсидев срок, подросток просто не знает, как вести себя на воле, на кого надеяться, на что опереться. Правозащитники думают, что неформально общение, не ограниченное колючей проволокой, помогает ребятам понять, что свободе можно найти себе применение, выжить и преуспеть, не конфликтуя с законом.



В эфире Самара, Сергей Хазов:



Самарец Леонид Ковалев - сегодня известный в городе букинист - начал увлекаться книгами еще в раннем детстве. Вот как он сам рассказывает о начале своей коллекции.



Леонид Ковалев : Библиотека началась, когда мне было лет 5. Жили мы тогда в бараке. Стояли два барака параллельно. Напротив в бараке была публичная библиотека. Работала там девушка. Я брал эти книги. В 5 лет я уже читал какие-то сказки. Когда утром я брал книгу, а вечером возвращал назад, она не верила, что я ее прочел. Она у меня переспрашивала - расскажи о чем там? Я рассказывал, я читал. Наверное, от туда откуда из Омска, с нашего барачного поселка, где жили, пели все вместе.



Сергей Хазов : «Сейчас книги уже не так популярны, как раньше, их заменили компьютеры», - признается Леонид Ковалев.



Леонид Ковалев : Иногда я прохожу мимо родной помойки. Я вижу, что люди выбрасывают книги пачками. Сейчас идет какой-то Интернет. Книга не нужна в доме. Книга пылится. Книга занимает место. Мне жалко и обидно. Я вспоминаю те года, когда за книгами стояли в очереди. Были любимые авторы, когда была какая-то магия книги или старой, или новой. Запах типографской краски. Ее читаешь, и идет какая-то аура от самой книги. А от Интернета только порча глаз. Вроде как информация одна и та же, а уровень восприятия абсолютно разный.



Сергей Хазов : Сейчас в библиотеке Леонида Ковалева более 10 тысяч книг. Десятки книжных полок и стеллажей заняты литературой. Книги отобраны по темам. Особое увлечение - серия «Жизнь замечательных людей», издающаяся с конца тридцатых годов прошлого века. Книги приходят в библиотеку Леонида по-разному. Одни он сам покупает в книжных магазинах. Другие достаются в результате обмена с коллегами-букинистами. Особое наслаждение книголюбу доставляет поход на самарский книжный рынок, где на книжном развале попадаются действительно редкие экземпляры книг.



Леонид Ковалев : Для меня каждая книга дорога по-своему. У меня есть собрание Пушкина. У меня есть за 1937 год театральный календарь. Все равно все дорогие.



Сергей Хазов : С каждой книгой у Леонида Ковалева связаны отдельные воспоминания.



Леонид Ковалев : Книга сама по себе имеет какое-то магическое воздействие на человека. Переплет, запах книги. Переплет потрепанный. Я вспоминаю почему, почему я оторвал? В каком году я вытаскивал эту книгу, допустим, Шукшина, и случайно порвал переплет. У меня воспоминания уже другое о жизни. Книга - это то, что можно держать в руках. То, что тебя греет.



Сергей Хазов : Несмотря на то, что в его библиотеке находятся книги тысяч разных авторов, Леонид Ковалев с трудом может выделить среди них кого-то одного, наиболее любимого.



Леонид Ковалев : Для меня любимые писатели это те, которые... Ведь книгу читаешь, это как бы перевод на свои ассоциации. Вот Шукшин. Я вспоминаю, когда я жил в деревне. Абсолютно одинаково, хотя это было на Алтае, я жил в деревне в Сибири. Одинаковые характеры, одинаковые люди - добрые, честные, порядочные, гордые.



Сергей Хазов : Любимый отрывок из книги у Леонида Ковалева, философские строки поэзии Аполлинера.



Леонид Ковалев : Любимое стихотворение Аполлинера. Но это на века стихотворение.


"Они сразу на мене поставили крест


В первый день, первой пулей в лоб.


Дети любят в театре вскакивать с мест.


Я забыл, что это окон".



Сергей Хазов : В планах Леонида Ковалева пополнить свою библиотеку книгами поэтов, изданных в шестидесятые годы прошлого века, во времена «хрущевской оттепели». В те годы, по словам букиниста, было напечатано немало сборников поэтов-символистов, ставших библиографической редкостью. А еще книголюб планирует организовать выставку редких книг из своей коллекции в одном из университетов Самары, показав людям, как многогранен может быть книжный мир.



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG