Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Для чего в Европе разделять крупнейшие энергокомпании


Ирина Лагунина: Европейский парламент одобрил в среду новые правила регулирования энергетического рынка Евросоюза, касающиеся передачи и транспортировки энергии и энергоносителей и направленные на расширение конкуренции в энергетике.
Крупнейшим энергетическим компаниям Европейского союза, если они включают в себя трубопроводы и линии электропередачи, предложены на выбор три варианта их обособления. При этом энергетические компании из неевропейских стран смогут приобретать европейские энергосети и трубопроводы только в том случае, если структура их собственного бизнеса будет соответствовать новым европейским правилам. Подробнее об этом – в материале Сергея Сенинского...

Сергей Сенинский: ... Предложения Европейской комиссии, которые теперь одобрены Европейским парламентом, были официально представлены для обсуждения еще в сентябре 2007 года. Главное из них – фактически принудительное разделение крупнейших европейских вертикально интегрированных энергокомпаний для стимулирования конкуренции на энергетических рынках Европы. Речь шла о том, чтобы выделить из состава тех европейских энергокомпаний, которые не только продают электроэнергию или газ, но и сами владеют передающими сетями или газопроводами, эти самые передающие мощности. Владея ими, уверены в Европейской комиссии, такие компании могут сами определять, в какой мере допускать к своим сетям других продавцов энергии или энергоносителей, чем, соответственно, ограничивают конкуренцию в секторе. Самые крупные такие компании в Европе – в Германии, где они частные, и во Франции, где такие компании контролируются государством.
Теперь таким компаниям предлагается на выбор: либо целиком продать свои сетевые подразделения, либо передать их под управление независимым от них операторам. Против такой дилеммы еще на этапе обсуждения выступили, как нетрудно предположить, правительства Франции и Германии. И с их подачи теперь в итоговом документе, одобренном Европарламентом, предлагается третий, более мягкий вариант реформирования энергокомпаний: сетевые подразделения остаются в собственности прежних владельцев, но – под контролем специально создаваемых комиссий, в составе которых будут и акционеры других компаний.
С 1 июля 2007 года жители всех 27 стран Европейского союза получили право свободного выбора поставщиков электроэнергии и газа для своих домов или квартир. За три года это этого такое право обрели промышленные потребители. Реально воспользоваться им и до сих пор могут не все жители европейских стран, даже по техническим причинам. Но конкуренция на внутренних энергетических рынках стран Европы – лишь часть программы их общей либерализации. Следующий этап – конкуренция с зарубежными компаниями.
Цель очередного этапа руководитель департамента энергетики Европейской комиссии Андрис Пибалгс определял так:

Андрис Пибалгс: Европейская Комиссия полна решимости принять все необходимые меры, гарантирующие становление в Европе по-настоящему конкурентного рынка электроэнергии и природного газа. Цель наших усилий – создать ситуацию, при которой конечный потребитель, скажем, в Португалии, мог бы свободно покупать электроэнергию в Финляндии. И это – достижимо!..

Сергей Сенинский: Достижимо – в том случае, если газ или электроэнергия смогут в соответствующих объемах пересекать границы между странами. Однако, по данным Европейской комиссии, не более 10% производимой в странах ЕС электроэнергии и всего продаваемого на европейском рынке газа, следуя не от поставщика, а от конечного продавца к конечному потребителю, пересекает хотя бы одну государственную границу. Именно нехватку трансграничных мощностей передачи электроэнергии или газа европейские эксперты называют едва ли не главным препятствием формирования по-настоящему конкурентного рынка. Из Эссена – руководитель отдела энергетики Рейнско-Вестфальского института мировой экономики Мануэль Фрондель:

Мануэль Фрондель: Что касается электроэнергии, я не считаю, что в Европе уже существует конкурентный единый рынок. Он очень фрагментирован, точнее, существует много рынков. Одна из главных проблем их интеграции – нехватка передающих мощностей на границах между странами. Даже при желании, французская компания Electricite de France, к примеру, просто не в состоянии конкурировать в Германии с немецкой E.ON.
Однако внутри отдельных стран - в частности, в Германии, между отдельными регионами эта конкуренция уже весьма существенна. Подобная ситуация сложилась в Англии, Испании, Франции. Но, подчеркну, от единого конкурентного общеевропейского энергорынка мы еще далеки. В газовой отрасли Европы ситуация чуть лучше – просто газопроводы имеют большую пропускную способность.
Понадобятся огромные деньги, чтобы решить существующие проблемы, а сильной мотивации у потенциальных инвесторов пока тоже нет. Другими словами, прежде, чем европейский энергорынок будет полностью либерализован, необходимо создать соответствующую инфраструктуру...

Сергей Сенинский: Видимо, поэтому на некоторые транспортные активы в европейской энергетике, в частности, трансграничные газопроводы, пока не будут распространяться новые требования их отделения или передаче под сторонний контроль.
Кроме того, в только что одобренных Европейским парламентом новых правилах регулирования энергорынка Европы есть специальное положение, касающееся любых неевропейских компаний, которые захотят прибрести в странах ЕС линии электропередачи или трубопроводы. В том числе – российских компаний.
Еще на этапе обсуждения таких положений председатель Европейской комиссии Жозе Мануэл Баррозу так формулировал их суть:

Жозе Мануэл Баррозу: То, из чего мы исходим в наших рекомендациях, абсолютно не является дискриминацией!..
Предполагается, что компании из стран за пределами Европейского союза, приходящие на европейский рынок, строят свой бизнес на принципах конкуренции и на своих внутренних рынках. Здесь нет никакой политизации!.. И это никак не направлено против каких-то отдельных стран или группы таких стран...

Сергей Сенинский: В России, в отличие от Европы, абсолютно универсальных энергетических компаний, которые занимались бы продажей и газа, и электроэнергии, и теплоснабжением, и при этом владели бы еще передающими сетями - пока нет. И в том, что касается электроэнергетики, в России, в отличие от Германии или Франции, но так же, например, как в Испании или Польше, линии электропередачи – в ходе завершившейся в прошлом году реформы отрасли – были выделены в отдельную компанию, почти полностью контролируемую государством.
На рынке газа в России – все иначе. "Газпром" не только добывает почти 90% всего российского газа, две трети которого продает на внутреннем рынке, но и полностью владеет всеми газопроводами в стране. И еще несколько лет назад в России власти отказались от любых планов разделения "Газпрома" по видам бизнеса.
В новых правилах, одобренных Европейским парламентом, отмечается: компании из неевропейских стран смогут приобретать передающие мощности или трубопроводы в европейских странах только в том случае, если структура их собственного бизнеса будет соответствовать новым европейским правилам. Из Германии – заведующий кафедрой энергетики университета города Дуйсбург Кристиан Вебер:

Кристиан Вебер: На мой взгляд, здесь должна быть обоюдность. В принципе не должно быть никаких ограничений в том, что касается энергорынка в целом. Европейский опыт, как и опыт США, однозначно доказывают преимущества открытости энергобизнеса. Любые искусственные барьеры отнюдь не способствуют нормальной конкуренции и в итоге проявляются в виде завышенных энерготарифов для потребителей.
Увы, и в самом Европейском союзе есть страны, которые такие барьеры возводят – причем для других европейских же компаний. Достаточно вспомнить недавние примеры подобных сделок во Франции или Испании.
Но в принципе, если «третьи» страны позволят европейским компаниям покупать акции предприятий своей энергетики, то, естественно, европейский энергорынок должен быть открыт для всех...

Сергей Сенинский: Требования выделения сетевого бизнеса из состава энергетических компаний направлены на расширение конкуренции, ликвидации, как отмечают эксперты во многих европейских странах, фактической дискриминации на внутренних рынках более мелких поставщиков электроэнергии и газа. Ведь они арендуют сети, принадлежащие гораздо более крупным компаниям, которые являются к тому же их прямыми конкурентами и потому жестко регулируют – и тарифами, и объемами – доступ к своим сетям посторонних.
Свободный доступ к сетям позволит резко расширить круг участников европейского энергорынка, полагают в Европейской комиссии, что неминуемо приведет к снижению тарифов для конечных потребителей.
Но наиболее радикальное из трех предлагаемых на выбор решений - о прямой продаже энергокомпаниями сетевых и трубопроводных подразделений, если они им принадлежат, может натолкнуться на довольно неожиданное препятствие - отсутствие покупателей, полагает Мануэль Фрондель из Рейнско-Вестфальского института мировой экономики:

Мануэль Фрондель: Как мне представляется, организационно разделить производство и поставку энергии – насущная необходимость, но здесь все не так просто.
Вы только подумайте, какая независимая компания реально сможет перекупить энергетические сети и трубопроводы? Даже для государства немецкого, а Германия - относительно богатая страна, такие расходы могут оказаться непомерными. О какой-то некоммерческой организации и говорить нечего...
Кто и откуда сможет взять столько денег? Но даже если найдутся несколько очень крупных инвесторов или инвестиционных фондов, готовых рискнуть и выкупить энергосети, сохраняется опасность полной зависимости теперь уже от них!.. Не говоря о том, что чисто экономически такое решение нецелесообразно...

Сергей Сенинский: Интересно, что, пока правительства обсуждали варианты реформы энергетики, две крупнейших энергокомпании Германии – E.ON и RWE, будучи частными, приняли собственные решения. Причем – самые радикальные из трех теперь предлагаемых. Не дожидаясь возможных антимонопольных санкций Еврокомиссии, E.ON согласилась продать принадлежащие компании линии электропередачи, а RWE – газопроводы, которыми она владеет. Правда, даже потенциальные покупатели пока не проявились...
Новые правила регулирования энергетического рынка Евросоюза, одобренные в эту среду Европейским парламентом, как предполагается, будут опубликованы в течение полугода. После этого у стран Европейского союза будет еще 2,5 года, чтобы выбрать, какой из трех предложенных вариантов выделения линий электропередачи или трубопроводов они сочтут оптимальным для своих энергетических компаний...
XS
SM
MD
LG