Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Великая депрессия или Великая рецессия


Программу ведет Юрий Жигалкин. Принимает участие экономист Михаил Бернштам.

Юрий Жигалкин: Несокрушимый оптимизм игроков на финансовых рынках, обеспечивший рекордный скачок курсов акций на Уолл-стрит за последние полтора месяца, может быть продуктом опасного заблуждения относительно состояния американской экономики и ее перспектив. В четверг основные рыночные индексы вновь пошли вверх после сообщений о том, что ведущие американские банки сумели заработать прибыль в первом квартале года. Инвесторы предпочли не замечать новые данные о росте безработицы и падении активности на рынке недвижимости, как и предупреждения Международного валютного фонда о том, что мировая экономика испытает в этом году самое глубокое за 60 лет падение.
Между тем, по словам профессора экономики сотрудника Гуверовского института Михаила Бернштама, макроэкономическая ситуация заметно ухудшилась даже по сравнению с прошлой осенью, когда Уолл-стрит опасался крушения финансовой системы.

Михаил Бернштам: Статистика говорит о том, что положение, на самом деле, гораздо хуже, чем оно освещается в прессе. Не только безработица очень сильно растет, и растут заявки на пособия по безработице, но, самое главное, падает кредит в экономике и падает финансирование бизнесов при помощи краткосрочных облигаций. Это означает, что финансирование заработной платы, финансирование покупки нового оборудования и даже просто финансирование покупки всех ресурсов идет вниз, и это показывает, что в дальнейшем пока выздоровления ожидать не приходится. Общее состояние экономики очень шаткое. Общее состояние производства находится на низком уровне. Ситуация беспрецедентная за несколько десятилетий, то есть хуже было только во время Великой депрессии.

Юрий Жигалкин: Профессор, некоторые эксперты предлагают даже новое термин для определения нынешней ситуации - Великая рецессия. Вы с ним согласны?

Михаил Бернштам: Дело в том, что формально депрессией считается падение производства больше, чем 10 процентов валового внутреннего продукта. Пока что валовый внутренний продукт упал примерно сейчас на 6,5 процента. Поэтому, конечно, это не обычная рецессия, это очень глубокая рецессия, можно говорить - Великая рецессия, но это уже метафора.

Юрий Жигалкин: И предсказать, как она будет развиваться, когда она может завершиться, по-видимому, невозможно?

Михаил Бернштам: Предсказать невозможно, но иногда появляются краткосрочные данные о том, что вот началось оздоровление, скажем, падают складские запасы, увеличиваются продажи. Но потом проходит месяц - и в это все переворачивается. Но общие показатели пока что очень тревожные и говорят о довольно-таки затяжном спаде.

Юрий Жигалкин: Означает ли скачок акций на Уолл-стрит, что инвесторы находят в этой мрачной картине признаки скорых перемен к лучшему, или, как предупреждают скептики, они стали жертвами иллюзий и будут наказаны новым гигантским падением...
XS
SM
MD
LG