Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Что знают на Западе о российском гражданском обществе


Ирина Лагунина: Восемь крупнейших правозащитных организаций обратились в среду к президенту Дмитрию Медведеву с просьбой предоставить международным наблюдателям доступ ко второму процессу по делу Ходорковского и Лебедева. «Мы, подписавшиеся, хотим выразить нашу глубокую обеспокоенность ухудшением ситуации с законностью и уважением прав человека в России», - говорится в письме. Правозащитники также призвали Медведева гарантировать, чтобы законность и уважение прав человека были обеспечены на втором процессе по делу ЮКОСа, а также чтобы этот процесс соответствовал стандартам российской конституции и международного права. Вообще процесс по делу ЮКОСа показал миру, что в России есть гражданское общество. Западная пресса не раз писала о кампании в защиту Светланы Бахминой, под первым же обращением с просьбой ее освободить поставили подписи почти 100 тысяч россиян. О том, как видится гражданское общество в России, - сегодняшняя беседа Людмилы Алексеевой.

Людмила Алексеева: Майя Ростовская – полячка, студентка лондонского университета. Она с трудом говорит по-русски и приехала в Россию, потому что взяла темой своей дипломной работы «Гражданское общество в России». Майя, объясните, почему вам все это интересно?

Майя Ростовская: Как студентка политологии я изучаю немножко про гражданское общество в Италии, во Франции, в Великобритании, но даже, если я изучаю русский язык и историю литературы, я никогда не слышала о русском гражданском обществе. И поэтому это вопрос для меня. Потому что мне кажется, что гражданское общество - это база для связи между народом и властью. Но что мне честно интересует - это не политическое гражданское общество, это активность, которая не связана.

Людмила Алексеева: Общественная активность.

Майя Ростовская: Да. Поэтому я начала искать информацию, тексты. Я увидела, что есть много информации про гражданское общество во время Советского Союза в западной литературе, политологии и так далее.

Людмила Алексеева: Вы имеете в виду диссидентское движение?

Майя Ростовская: Да. Но в 90 годах существует информация по этому, но ничего нет о гражданском обществе в прошлой декаде от 2000 года. Я стремилась понять, какое качество гражданского общества в России сегодня. Сначала думала, что вообще нет ничего здесь, потому не было литературы на Западе и потому что я смотрела историю и смотрела, читала, например, потому что в прошлом обязательно принадлежать к ассоциациям и так далее, поэтому люди не хотят сегодня этого делать. Но здесь уже живу несколько месяцев и увидела, что это неправда, что существует общественная жизнь. Я думаю, что невозможно, чтобы гражданское общество не изменилось с 80 годов.. И поэтому я решила посмотреть на политику правительства.

Людмила Алексеева: Политику именно к обществу.

Майя Ростовская: Один из примеров для меня был закон 2006 года.

Людмила Алексеева: Некоммерческие объединения.

Майя Ростовская: Некоммерческие НКО негосударственные организации – это часть гражданского общества. Потом я увидела, что ассоциации не регистрируются - это не значит, что они не существуют. Сейчас у меня есть другое мнение, я думаю, что есть гражданское общество, есть общественность в России. Она не видна так сразу, надо ее искать. И для иностранцев это довольно сложно. Потому что если вы не знаете общества, как все работает, надо искать это. У меня есть последний вопрос, почему нет исследования России за рубежом.

Людмила Алексеева: Вы считаете предмет достаточно интересным, чтобы его исследовать?

Майя Ростовская: Да, очень интересный. Может быть это то, что, например, я уже в течение одного года столько раз ошибалась, когда я смотрела. Это очень сложная вещь.

Людмила Алексеева: Скажите, Майя, говоря о незарегистрированных объединениях, кого вы имеете в виду?

Майя Ростовская: Например, какие-то группы автомобилистов или люди, которые живут в одном доме, для меня это тоже часть гражданского общества.

Людмила Алексеева: Вы изучали гражданское общество только в Москве или в провинции тоже?

Майя Ростовская: Москва – это не Россия. Конечно, может быть будет много ассоциацией, но это не будет имидж России.

Людмила Алексеева: А у вас есть возможность посмотреть, что происходит в провинции?

Майя Ростовская: Я надеюсь, что да. Это будет очень сложно, я только сейчас начинаю искать ассоциации по интернете, в разных журналах. Но это будет очень сложно, по-моему. Тоже будет сложно, что я не могу сравнивать обстановку в России с обстановкой в других странах. У меня есть один год, я студентка, у меня нет возможностей на это.

Людмила Алексеева: Условия в России сильно отличаются и довольно трудно сравнивать такие же объединения, как на Западе, в российских условиях они, наверное, действовали бы иначе. Вот, например, ставили ли вы перед собой задачу изучение молодежных организаций?

Майя Ростовская: Да, я думаю, это очень важная часть гражданского общества.

Людмила Алексеева: А вам удалось найти такие организации, вы знаете об их существовании? Где вы будете делать в Москве или в других городах?

Майя Ростовская: По-разному. Я слышала в Иркутске, в Москве есть много, но надо найти и попытаться разговаривать.

Людмила Алексеева: А какие некоммерческие организации вы изучали, занимающиеся социальными вопросами, или правозащитные, или экологические, или досуговые?

Майя Ростовская: Меня будут интересовать для этой диссертации самые неполитические ассоциации. Потому что я думаю, что про политические ассоциации можно сказать, что они не работают, потому что правительство пытается мешать им. Поэтому, я думаю, что это экологические очень важные будут, профсоюзы тоже, все неполитические организации.

Людмила Алексеева: А благотворительные?

Майя Ростовская: Да, конечно. Но мне очень политические.

Людмила Алексеева: О благотворительных организациях, по-моему, все-таки есть информация и на Западе тоже.

Майя Ростовская: Пишут о них не в западной прессе, потому что там интерес к российскому гражданскому обществу окончился в 90 годах.

Людмила Алексеева: То есть сейчас совсем никакой литературы о нас нет?

Майя Ростовская: Есть, но про негосударственные организации и так далее, про помощь им после этого закона.

Людмила Алексеева: Вы имеете в виду закон 2006 года, поставивший наши неправительственные организации под жесткий контроль государства? Как вы расцениваете этот закон, как способствующий развитию гражданского общества или наоборот?

Майя Ростовская: Сначала, я думаю, что он мешает развитию гражданского общества, потому что будет сложно регистрироваться и будет сложно получать деньги и так далее. Мне кажется, что гражданское общество - это что-то большое и важное, что один закон, он, конечно, мешает, но этого недостаточно, чтобы люди не хотели общаться друг с другом и что-то делать.

Людмила Алексеева: То есть вы считаете, что этот закон не может остановить развитие гражданского общества, если оно уж возникло.

Майя Ростовская: Я так думаю. Это оптимизм.

Людмила Алексеева: А гражданское общество, вы считаете, состоит не только из общественных организаций неполитических, некоммерческих, скажем, политические партии вы относите к гражданскому обществу или нет?

Майя Ростовская: Для меня политические партии - это часть гражданского общества. Их количество, их качество и так далее - это важно, но не знаю, если могу объяснить мою точку зрения, но это не самая важная часть гражданского общества для меня.

Людмила Алексеева: Почему? Потому что это люди, стремящиеся во власть или потому что не они составляют костяк гражданского общества?

Майя Ростовская: Для меня гражданское общество - это все-таки само в себе, но это тоже стремиться к чему-то. И то, к чему стремиться – это демократия. И для меня эти партии – это часть этого, к чему гражданское общества стремится, то есть к демократии. И поэтому это часть гражданского общества, но не самая важная. Потому что они стремятся к власти - это не самое важное в гражданском обществе.
XS
SM
MD
LG