Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Милицию уже проверяют. На очереди ФСБ


Правозащитникам облегчили доступ в СИЗО

Правозащитникам облегчили доступ в СИЗО

Российские правозащитники теперь могут без предупреждения проводить проверки условий содержания в милицейских изоляторах. Такой приказ подписал министр внутренних дел России Рашид Нургалиев.

Этот приказ – логическое продолжение закона "Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания", который был принят в прошлом году. Один из его создателей Валерий Борщев подчеркнул, что принятия этого закона правозащитники добивались более 10 лет. В январе нынешнего года двери для правозащитников открыли учреждения Федеральной службы исполнения наказаний, теперь дошла очередь и до милиции.

Валерий Борщев уточняет, что проверять условия содержания заключенных могут не все правозащитники, а лишь члены специально сформированных общественных наблюдательных комиссий. Пока их в России 50. Посещение мест лишения свободы действительно поможет выявить нарушения прав заключенных, но для этого членам комиссии придется очень постараться, объяснил правозащитник в интервью Радио Свобода:

- МВД очень долго тянуло с этим приказом. Мы с ними вели длинные переговоры, я обращался к министру юстиции по этому поводу, ведь они "выводили за скобки" посещение отделений милиции, камеры арестованных и задержанных. А это очень важное уточнение, потому что именно там часто творится произвол. В итоге добились: в приказе сказано, что помещения отделения милиции могут посещать члены общественной наблюдательной комиссии. Речь идет не обо всех правозащитниках, это очень важно, а именно о членах наблюдательной комиссии. В Москве в такой комиссии, председателем которой я являюсь, 20 человек.

По словам Валерия Борщева выявить нарушения прав задержанных всегда очень сложно:

- Придя в СИЗО, вы никаких безобразий не увидите, это всегда очень тщательно скрыто. Зеки, арестанты почти ничего не говорят. Когда мы были 10 дней назад с Сергеем Адамовичем Ковалевым в "Матросской тишине", заходили в камеры – все говорили: "Все прекрасно, все нормально". Но у нас была информация о нарушении прав нескольких конкретных заключенных. Один арестант по фамилии Ткаченко содержался два года под следствием, перенес там четыре инфаркта, этот человек мог в любой момент умереть. Мы подняли вопрос по этому конкретному заключенному и сейчас Верховный суд принял решение изменить меру пресечения – отпустить его под залог. Такие решения общественной комиссии, конечно же, носят рекомендательный характер, но если они убедительно аргументированы, к ним прислушиваются".

Правозащитница Анна Каретникова – член московской общественной наблюдательной комиссии от организации "Гражданская инициатива". Два дня назад комиссия пришла в Пресненский ОВД, чтобы посмотреть, в каких условиях там пребывают задержанные. Как написала Анна в своем блоге, милиционеры долго не хотели пускать их в отделение, потому что ничего не слышали о приказе Рашида Нургалиева. Тогда правозащитники помогли милиционерам зайти в Интернет и показали приказ. Тогда их провели в камеры. Первое, что бросилось Анне в глаза, – отсутствие вентиляции, грязное белье и матрасы, голодный вид обитателей камер.

- Мы посетили пока два СИЗО, Бутырку и женский следственный изолятор, - рассказывает Анна Каретникова. - ФСИН раньше подписал внутренний приказ, по которому мы могли начать посещения. То есть, помимо закона, необходима еще инструкция, как туда пускать, что должна делать принимающая сторона, каковы наши полномочия. С МВД было чуточку сложнее, потому что они сначала никак не могли подписать подобный приказ, а когда мы позавчера пришли в Пресненское ОВД, никто там не знал ни об этом законе, ни об этом приказе. Все руководство от нас немедленно спряталось, ну, просто чтобы не сталкиваться с чем-то непонятным. Но, в конце концов, все-таки нам удалось посмотреть, как там содержатся задержанные. У нас еще очень мало опыта, чтобы я могла судить о том, что от нас осталось скрытым, что нам просто не показали, находились ли там еще какие-то задержанные. Мы посмотрели камеры, с нами был Андрей Бабушкин (председатель комитета "За гражданские права". - РС), он сделал существенные замечания по поводу содержания, по вентиляции, по каким-то нарушениям в процессе задержания, записал фамилии тех, кто жаловался, и может быть, из этого выйдет какой-то толк. А мы были просто для того, чтобы набираться опыта, чтобы в дальнейшем самим это делать. Это был, скорее, учебный визит.

Валерий Борщев надеется, что в скором времени правозащитники смогут посещать гауптвахты и следственные изоляторы ФСБ – по крайне мере, закон "Об общественном контроле за соблюдением прав задержанных, арестованных и заключенных" этого не запрещает.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG