Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Книга “Религия и светское государство”





Марина Тимашева: Религиозные проблемы сегодня, вроде , даже острее политических. Или это просто политика в религиозной упаковке? – спрашиваю у Ильи Смирнова, который появился с книгой “Религия и светское государство»” выпущенной Франко-российским центром гуманитарных и общественных наук в Москве.

Илья Смирнов: Религия всегда была переплетена с политикой. Каждая новая династия в Египте или Месопотамии старалась поставить своих небесных покровителей – божественных земляков - во главе пантеона. Это нормально. А книга, выпущенная почтенной организацией с парадоксальным названием… (почему? потому что “гуманитарные” и “общественные” науки – это одно и то же, человека отдельно от общества изучают в анатомичке) – так вот, эта книга – сборник статей 12 авторов, которые разбирают религиозную политику разных государств. Конкретно Евросоюза в целом, Франции в частности, Соединенных Штатов, Греции, Индии, Израиля, Азербайджана, бывших советских республик Центральной Азии, наконец, матушке России посвящены целых 4 статьи. Излагается это всё с позиций “светскости”, иначе “секуляризма” (76), ещё такой экзотический термин – “лаицизм” (18). Слушатель может заподозрить, что книга написана на заумном наречии, на котором сейчас положено обсуждать проблемы общества, чтоб никто в обществе ничего не понял. Но это не так. Есть фрагменты, которые приходится переводить с русского на русский, но в основном текст позволяет судить о позиции авторов, и порою даже о ситуации в конкретных странах. Например, в Израиле. Действительно, забавно, как сосуществуют передовые технологии и социальные практики http://www.svobodanews.ru/content/transcript/480359.html с таким замшелым средневековьем, когда служители культа решают за мужчин и женщин, можно ли им вступать в брак. Небогоугодные “жених и невеста оказываются перед выбором: либо жить вместе, не регистрируя брак, либо отправиться за границу, чтобы заключить брачный союз, который по их возвращении будет незамедлительно признан Министерством внутренних дел” (Дени Шарбит, 107). Получается игра такая. Начальник делает вид, что нельзя, а я делаю вид, что уважаю его причуды. То есть речь скорее всё-таки о неудобстве, чем о серьезном посягательстве на права. Хотя, конечно, легко судить со стороны – потребовали бы от меня в московском ЗАГСе для оформления документов прогуляться в Белоруссию, я бы по-другому запел.
В самом начале книге дается определение “светскости”, по пунктам. 1. “Конфессиональный нейтралитет государства… и уважение автономии религий, ограниченной рамками законов и норм общественного порядка”. 2. “Признание автономности индивидуального сознания”. 3. “Принцип не-дескриминации, то есть “равное отношение ко всем гражданам, независимо от их убеждений” (Жан-Поль Виллем, 28). И сборник выдержан именно в таком ключе, то есть провозглашенные принципы заведомо хороши, и все народы призваны развиваться именно так: “цель – светское государство… будет ли движение ней поэтапным или скачкообразным – неважно, сама цель ясна” (128). Но - поразительный феномен, который мы уже отмечали в книге Р. Докинза. Опять нет определения религии. Хотя вожделенная “светскость” определяется через нее. Тенденция, однако. Ну и что? – скажет свободомыслящий слушатель, - Стоит ли придираться к мелочам, если основная идея не вызывает сомнений? Светское государство лучше инквизиции. Вы же сами только что издевались над причудами мракобесов.
Но дьявол прячется в мелочах. Поэтому давайте в нашей рецензии всё-таки предоставим слово человеку со стороны – со стороны верующих. Среди них есть люди тоже ученые, и весьма неглупые. Сергей Худиев: “Кто наделил европейских секуляристов властью указывать нам, как должно поступать? Кто поставил их законодателями вселенной, полномочными указывать, что правильно и что неправильно? Когда нам говорят, что наши религиозные взгляды есть наше частное дело и не должны влиять на общественную жизнь, немедленно возникает вопрос — кто наделил наших оппонентов властью указывать, чьи взгляды должны, а чьи не должны влиять? На каком основании они решили, что именно их взгляды должны приниматься в качестве универсальной истины, которой все обязаны покоряться?” http://radonezh.ru/analytic/articles/?ID=2962&forprint Это не риторический вопрос, а как раз ключевой. Раньше церковные догмы отвергали с позиций прогресса и просвещения, основанного на научном мировоззрении. Например, так. Деление животных на “чистых” и “нечистых” не имеет никакого объективного обоснования, следовательно, люди, которые строят на этом свой рацион, имеют право соблюдать такую диету, как и любую другую, но не имеют права навязывать её другим. Строгая логика светского государства. Даже в крайнем проявлении: граждане, не ходите в церковь, давайте лучше строить коммунизм! – можно было не соглашаться, но понятно, что предлагалось взамен Библии и Корана. Простите, это всё в прошлом. Классический европейский гуманизм давно подменён фантомами “политкорректности” и “мультикультурности”, “автономное индивидуальное сознание” легко и непринужденно братается с самой черной реакцией (яркий пример в сборнике – статья Себастьяна Пейруза о Центральной Азии), вместо научного мировоззрения в университетах преподают под вывеской “философии” нечто такое, что, если и отличается от средневековой схоластики, то в худшую сторону. Как теперь поют в народе:
Мой милёнок мне не пара,
В койку лёг без Бодрийяра.
А без любимой Дерриды
Не туды и не сюды.
Сегодня как раз светские учёные всерьез рассуждают о том, что понятие прогресса устарело, и лучше вообще этим термином не пользоваться http://www.svobodanews.ru/content/Transcript/476951.html.
Не в законе Божьем, в светском учебнике потрясённый студент читает: “современная наука отказалась от концепции эмпирического факта Х1Х в., в рамках которой факт определялся как нечто, “объективно” существующее…” ( Савельева И.М., Полетаев А.В. Теория исторического знания. – СПб, Алетейя, ГУ-ВШЭ, 2008, с.255).

Но если вы сами не знаете, что делаете, и куда идёте, вперед или назад, может быть, вам лучше закрыть свои институты и обратиться к чудотворным иконам. Это, по крайней мере, честней.
Светская школа – прекрасно. Но тогда она должна быть защищена от навязывания любых догм, а не только церковных. В образцово светских странах велено принять на веру, что психически больные “ничем не отличаются” от здоровых детей и должны вместе с ними “учиться”. Это что – много научнее, чем клерикальная идея, что личность человека появляется на свет в момент зачатия? Параллельно такому “светскому образованию” отмечается снижение численности общественных организаций, включая профсоюзы http://www.situation.ru/app/j_art_542.htm, классы объявлены выдумкой старого трирского шарлатана, соответственно, и партии особенно не нужны, разрушается семья (что отчасти вызвано экономическими причинами, отчасти – усилиями конкретных граждан, причем, как назло, тех же самых, которые борются с религией), даже сами государства, то есть институты представительной демократии подвергаются мощным атакам со стороны нерушимого блока финансовых олигархов и международных чиновников. На выходе – что? Атомизированная “торгово – развлекательная биомасса” (определение Максима Соколова). Не удивительно, что люди ищут убежища в церковной ограде. Вот вам и “десекуляризация” (76, 161), то есть движение вспять от поставленной “ясной цели”, которое с огорчением отмечают в разных странах авторы сборника.
Показательны статьи о России. В них поставлено под сомнение разделение конфессий на традиционные и нетрадиционные – “всё это пережитки, восходящие к Х1Х веку или, по крайней мере, десятилетиям советской власти” (Кати Русселе, 180) и само представление о том, что секты могут быть “экстремистскими”. Понятие “тоталитарная секта” (в кавычках, естественно) трактуется просто как “непривычное для большинства религиозное объединение” (Александр Верховский, 152). Правда, жертвами одной из таких “непривычных” террористических сект http://www.svoboda.org/programs/ogi/2004/ogi.103004.asp#mailit стали тысячи ни в чем не повинных людей http://www.ng.ru/ideas/2001-09-14/11_vahabizm.html. Сюжеты, связанные с проникновением ваххабизма в нашу страну и в ближнее зарубежье, наверное, могли бы дать настоящим светским гуманистам материал для серьезной, аргументированной критики религиозного мировоззрения и морали. Ан нет. Это не интересно. Зато трижды в разных статьях муссируется тема преследований, которым подверглась группа граждан, именующих себя “художниками”, и эти их претензии – ура! - поддержаны светской наукой: “…художник (без кавычек)…, получивший известность после того, как он публично рубил топором православные иконы” (223).
Ну что ж, раз не дали определения религии, то хотя бы объяснили, что теперь означает слово “художник”. Достойная светская замена устаревшему Рафаэлю, не правда ли.
XS
SM
MD
LG