Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Никас Сафронов в музее Ленина





Марина Тимашева: В Ульяновске, в зале музея-мемориала Ленина, открылась выставка картин Никаса Сафронова. Не наш герой, но вот – смотрите - несмотря на высокую для города стоимость билетов (200 рублей), народа много. Не про искусство пойдет речь в материале Сергея Гогина.

Сергей Гогин: “Художник, который стал классиком при жизни”, - гласит телевизионная реклама выставки Никаса Сафронова. “Вы - наш великий земляк», – услышал виновник торжества во время открытия выставки, хотя “великим земляком” в Ульяновске принято называть другого человека. Впрочем, оба они - и Никас Сафронов, и Владимир Ленин - с подачи городской думы являются почетными гражданами Ульяновска. Чем Никас гипнотизирует людей - не совсем понятно, но они почему-то охотно включаются в игру по сюжету “Голого короля”. “Вы - величайший художник современности”, - говорит Никасу председатель областного парламента Борис Зотов, и тот даже не пытается сбить градус лести, а, наоборот, сам поддает пару:

Никас Сафронов: Когда-то нужно все-таки отметиться в истории этого края и оставить яркий след, как комета, чтобы люди гордились, раз уж повезло тебя выделить. Говорят, на 15 миллионов рождается 200 талантов, из них выживает только 5. Ну вот, все время хочется думать, что я один и пяти.

Сергей Гогин: Приводит на ум и другой литературный персонаж - Хлестаков из “Ревизора”.

Никас Сафронов: Пишу я портретов два-три одновременно. Один сохнет, другой я пишу. У меня уже 26 президентов написано. Еду в Америку, хотел договариваться с президентом Перу, по-моему, его посадили. Жалко. Но бразильского очень приятно писать и эквадорского.

Сергей Гогин: Главное для художника – знать свое место в истории мирового искусства.

Никас Сафронов: Для того, чтобы войти в историю, нужно одну картину. “Давида” Микеланджело и “Джоконду” Леонардо. Надеюсь, что у меня две найдутся таких, с которыми мы войдем в историю мира.

Сергей Гогин: Осталось решить, какие это будут картины: потерты кинозвезд, кого-то из президентов или российских губернаторов? Работает художник, по его признанию, быстро.

Никас Сафронов: Часто работой становятся задники моих портретов, иногда они оформляются и становятся самостоятельными, и потом я туда добавляю некий элемент символизма - шар какой-нибудь или корабль воздушный - и оно становится самостоятельной работой. Их покупают с удовольствием, но реже, чем портреты, на которые я делаю акцент и зарабатываю на этом деньги.

Сергей Гогин: Сафронов утверждает, что черпает темы своих работ во сне, но не в момент пробуждения, как Дали, а раньше.

Никас Сафронов: За десять минут до пробуждения некие размытые такие - сон-полусон. Техника, которую я создал, и мне предлагают мастер класс в Бельгии за сто тысяч, тогда еще, долларов, чтобы я рассказал. Но, пока держимся.

Сергей Гогин: Что до картин Сафронова, то мое ощущение таково: в репродукциях они смотрятся лучше. Похожие на продукт технологичного серийного производства, они если чем и поражают, то неестественным гиперреализмом. Знающие люди говорят, что они и были изначально фотографиями. Современная технология позволяет перенести проекцию изображений с компьютера на холст, а потом раскрасить опечаток. Например, напечатать изображение замка, добавить элемент символизма, геометрическую фигуру, птицу или человечков, и картина готова. Бывший продюсер Сафронова Александр Гайсин утверждает, что так это и дается. Семь лет назад художник обвинил Гайсина в том, что тот продавал подделки его картин. Гайсин в долгу не остался и рассказал, что продавал компьютерные картинки, раскрашенные самим же Сафроновым. Публикация на эту тему в “Известиях” в декабре 2002 года наделала много шума. Сегодня художник считает эту тему закрытой.

Никас Сафронов: Профессиональный художник не будет никогда осуждать других. Будет просто всматриваться или хотя бы пытаться, может, и в компьютерах есть какая-то… настолько тонкая…. Это тоже говорят, пока не докажешь. Ну, доказательства - бисер кидать.

Сергей Гогин: Там, где живопись Сафронова точно не с компьютера, она похожа на картины наивных художников, только у Никаса нет ничего от их самобытности. Это наивный гламур - пафосный и довольно безвкусный. Профессиональные художники выражаются определеннее - дилетантизм. Они просто завидуют, - парируют поклонники Никаса. Но на выставке есть и очень хорошие работы, например, итальянские городские пейзажи. Они настолько отличаются от остального и по технике, и по настроению, что, кажется, что их писал другой человек. Когда Никаса Сафронова попросили провести экскурсию по собственной выставке, его рассказ выглядел приблизительно так: это - Ди Каприо, это - Мэрилин Монро, это - Де Ниро, я с ним знаком, это - замок, это - другой замок, он мне приснился. Похоже, Никасу нечего было сказать о своих картинах, словно он истратил всю энергию и красноречие на саморекламу.


Марина Тимашева: Спасибо Сергею Гогину, он дал нам возможность послушать удивительные речи Никаса Сафронова.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG