Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Метаболический синдром


Ольга Беклемищева: Наша сегодняшняя тема – метаболический синдром. Это сравнительно недавно описанное состояние человека, еще не больного, но приближающегося к болезням – таким, как диабет второго типа и артериальная гипертензия. Особенностью этого состояния можно считать то, что при правильной коррекции его можно вылечить полностью, предотвратив и диабет, и гипертонию. Важно вовремя спохватиться. О том, что это за синдром, как с ним бороться и что будет, если этого не делать, нам расскажут наши сегодняшние гости - Светлана Александровна Бутрова, кандидат медицинских наук, руководитель отдела нарушений метаболизма и ожирения, ведущий научный сотрудник Эндокринологического научного центра; Михаил Мейерович Гурвич, тоже кандидат медицинских наук, врач-диетолог-гастроэнтеролог, сотрудник Клиники лечебного питания; и Михаил Владимирович Богомолов, президент Российской диабетической ассоциации, врач-диабетолог. И, конечно, в нашем разговоре примет участие профессор Даниил Борисович Голубев, наш постоянный американский медицинский эксперт. И начну я с вопроса к Даниилу Борисовичу:


Насколько знаком американским врачам диагноз – метаболический синдром?



Даниил Голубев: К сожалению, давно и хорошо знаком. Как термин, как конкретный медицинский диагноз он введён в американскую медицинскую практику в середине 90-х годов врачами Хенефельдом и Леонхардо, хотя впервые эти авторы употребили такое словосочетание ещё в 1980 году.


Не буду останавливаться на описании компонентов этого синдрома (он наверняка полностью соответствует представлениям российских коллег), замечу только, что, согласно классификации Американской медицинской Ассоциации и Национального института сердца, лёгких и крови, диагноз «метаболический синдром» ставится при наличии трёх или более показателей из числа следующих симптомов: увеличение размеров талии (появление так называемого «пивного живота»), повышение уровня триглицеридов в крови, уменьшения концентрации «хорошего» холестерина, повышение кровяного давления или увеличение уровня глюкозы натощак.


По официальным медицинским данным, в западных странах метаболическим синдромом поражено от 25 до 35 % населения, а в возрасте после 60 лет – до 45%. В США это касается не менее 50 миллионов человек. Клинически метаболический синдром смыкается с преддиабетом и диабетом 2-го типа, заболеваемость которым среди людей 30-39 лет за последние 10 лет возросла в США на 70%. Это позволило Американской диабетической ассоциации заявить, что заболеваемость диабетом приобрела эпидемический характер. Неудивительно, что весьма высока частота возникновения самых грозных осложнений этого заболевания - слепоты и ампутации конечностей.


Главной причиной учащения всех видов и форм метаболического синдрома и, в частности, его сердечно-сосудистого компонента является тотальное снижение физической активности населения всех возрастных групп, высокий уровень углеводов в ежедневном рационе и недостаток биологически активных веществ в пище.



Ольга Беклемищева: Михаил Мейерович, а российские врачи согласны с тем, что причина метаболического синдрома – прежде всего гиподинамия и нарушения в диете?



Михаил Гурвич: Наверное, согласны. Вернее, даже другого быть и не может в качестве главной причин. Это действительно нарушения в диете, о которых мы будем, наверное, позднее говорить и недостаточная физическая активность.



Ольга Беклемищева: А «пивной животик» – это сколько в сантиметрах?



Михаил Гурвич: В сантиметрах – без ограничения, он может быть огромным.



Ольга Беклемищева: С какого момента он начинает считаться «пивным», Светлана Александровна?



Светлана Бутрова: По данным американских авторов, вот то, что говорилось ранее, у мужчин если талия превышает 102 сантиметра, а у женщин – более 88 сантиметров, то можно говорить о так называемом «пивном животе» или абдоминальном типе ожирения. Но последние два года Международная диабетическая ассоциация приняла некоторые новые критерии диагностики метаболического синдрома, и в этих критериях уровень так называемой «окружности талии», который определяет атерогенный или метаболически активный живот, снижена, и у женщин - это 80 сантиметров, а у мужчин – 94 сантиметра. И, естественно, все, что выше – это уже «пивной живот» или абдоминальное ожирение.



Ольга Беклемищева: Абдоминальное ожирение чем плохо? Где-то же жир должен откладываться, почему не в животе?



Светлана Бутрова: Действительно, жир, в общем-то, нужен в организме, потому что как низкое содержание жира в организме, так и избыточное – это плохо для здоровья. Но обычно жир откладывается в тех местах, где ему исторически сложилось, и он так должен откладываться – это подкожная жировая ткань. Но если, действительно, вот правы выступавшие авторы, они говорят о том, что гиподинамия, избыточное или неправильное питание приводят к тому, что избыток энергии, которая поступает с пищей в организм, не тратится, энергия не исчезает (ведь в этом мире существует закон сохранения энергии), и вот этот избыток энергии начинает откладываться не только в подкожной жировой ткани, но и в других, не свойственных местах. А это в висцеральной области, там тоже есть жир, но его мало…



Ольга Беклемищева: В висцеральной – это?…



Светлана Бутрова: Висцеральная – это абдоминальная и есть, это и «пивной животик». И в других местах – и в печени, и в мышцах сердца, и в поперечно-полосатой мускулатуре. И вот все это приводит к тому, что развиваются метаболические или обменные нарушения, которые приводят, в конечном итоге, к сердечно-сосудистым заболеваниям, к сахарному диабету 2-го типа.



Ольга Беклемищева: Михаил Владимирович, вы у нас не только врач-диабетолог, но и президент диабетической ассоциации. Почему метаболический синдром считается предшественником диабета 2-го типа, преддиабетом? Это из-за ожирения или там что-то сложнее?



Михаил Богомолов: В подавляющем большинстве случаев именно ожирение и метаболический синдром являются предболезнью, которая, в конечном итоге, приводит к хроническому повышению уровня сахара крови и целому ряду других метаболических нарушений с развитием соответствующих осложнений. Конечно, вопрос, что предшествует этому – ожирение, инсулинорезистенция, то есть невосприимчивость к инсулину, либо какие-то другие факторы, до сих пор вызывает большое количество научных споров, но с чем мы реально можем бороться, это с ожирением. И поэтому, конечно, ожирение является предшественником большинства случаев развития диабета так называемого 2-го типа.



Ольга Беклемищева: С ожирения, наверное, и начнем, как с той части проблемы, с которой можно справиться. Михаил Мейерович, в Клинике лечебного питания вы, наверное, занимаетесь уже крайними случаями ожирения. А для человека, который еще только померил сантиметром талию и обнаружил приближение к этим ужасным 88 или 102 сантиметрам, что можно сказать, какие нарушения в питании привели к этому состоянию?



Михаил Гурвич: Наша Клиника лечебного питания существует 75 лет. Все эти годы она занимается проблемой ожирения, причем далеко не крайней стадией, мы занимаемся и начальной стадией ожирения, когда речь идет об избыточных 5-7 килограммах.



Ольга Беклемищева: А что, уже можно говорить, что это ожирение, когда 5-7 килограммов лишних?



Михаил Гурвич: Можно говорить, что это ожирение, первая, начальная стадия. Какие подходы в нашей клинике определены к этим людям? Прежде всего мы заботимся о соблюдении режима питания. Одна из причин, по которой человек набирает вес, это неуважение к своему режиму питания. Если мы утром питаемся чаем и бутербродом, днем – опять чаем и бутербродом, а вечером у нас накапливается запальный желудочный сок (по Ивану Петровичу Павлову, он так называл), это вызывает повышение аппетита, и мы во время ужина съедаем огромное количество пищи. И вот такое переедание, особенно вечером, на ночь, является одной из причин избыточного веса. Мы в клинике нашим пациентам рекомендуем пятиразовое питание: завтрак, через два с половиной часа – второй завтрак, затем обед, полдник и ужин примерно в 7 часов вечера.



Ольга Беклемищева: Михаил Мейерович, когда вы так ласково говорите, мне хочется последовать вашему совету. Но, зная ритм современной жизни, сразу вспоминается, что человек ест для того, чтобы жить, а не живет для того, чтобы есть. Вот как же быть в этом случае, когда работа не позволяет нам?..


У меня просто вопрос ребром к Михаилу Владимировичу Богомолову, который и сам живет с диабетом, поэтому, наверное, он как-то поборол себя и заставил себя дробно питаться. Как вы смогли этого достичь?



Михаил Богомолов: К сожалению, мой ритм работы не позволяет…



Ольга Беклемищева: Ну, вот о чем я и говорю.



Михаил Богомолов: …питаться дробно, но сюда я пришел из спортзала, скажем так. 3-4 раза в неделю, минимум, спортзал удается посещать. Удается создать и режим питания, благо офисный образ жизни – это наличие холодильника, СВЧ-печи. Правило, что до ухода с работы надо обязательно поесть с обязательным большим количеством овощей, малым количеством калорий, жира, с учетным количеством углеводов – это позволяет поддерживать и массу тела, и нормальные показатели сахара в крови. Но, конечно, не у всех людей, я думаю, имеются возможности в рабочих условиях поддерживать такой режим. Поэтому, обобщая, хотелось бы заключить, что это не только проблема здравоохранения и медицины, это проблема взаимоотношения работодателей и профсоюзов работников, это проблема градостроительной политики, это проблема организации торговли и обучения менеджеров по продажам, это проблема маркировки продукции и так далее, и так далее.



Ольга Беклемищева: И хотелось бы, чтобы к их решению приступили незамедлительно. Потому что Радио Свобода находится в новом офисном здании, которое построили специально для того, чтобы сдавать офисы в аренду, при этом не предусмотрели ни столовой, ни какой-нибудь кафешки. Считается, что люди только работают, а едят в каком-то другом месте, а это не всегда получается.


Светлана Александровна, Эндокринологический научный центр, насколько я понимаю, занимается прежде всего тем ожирением, которое вызвано каким-то нарушением в нашей эндокринной системе. Как можно провести границу, когда человек страдает ожирением от того, что он действительно неправильно питается и мало двигается, и когда у него какие-то эндокринные нарушения?



Светлана Бутрова: Я позволю себе не согласиться с вами. Наш центр, в общем-то, занимается вообще ожирением. Если взять всех пациентов с ожирением за 100%, то так называемого эндокринного ожирения всего 5%, то есть очень маленькая доля. Естественно, основная часть пациентов – это пациенты, которые имеют так называемое… ну, у нас в стране было принято называть экзогенно-конституциональным ожирением, этим вот термином мы как бы подчеркиваем, что это ожирение, которое связано с наследственной предрасположенностью. Но это не значит, что если у человека есть полная бабушка или полные родители, он обязательно обречен быть полным, нет. Это значит, что он восприимчив к тем вредным воздействиям, о которых мы говорим, о питании неправильном, о малоподвижном образе жизни. Вот эти факторы и вызывают у предрасположенных людей более часто развитие ожирения, чем у тех, у кого этой предрасположенности нет.



Ольга Беклемищева: Тогда, наверное, нам нужно рассказать женщинам и мужчинам, как определить нормальный, идеальный вес, потому что уже по пейджеру спрашивают, при каком объеме бедер, при каком росте считаться толстым… Если талия уже за 80, может быть, это нормально, если, скажем, рост большой?



Светлана Бутрова: Вообще, для того, чтобы поставить диагноз - ожирение или избыточная масса тела, или предожирение, или какая-то степень ожирения - существует общепринятый показатель, показатель индекса массы тела. Я думаю, что наши слушатели уже знакомы с этим понятием, но я позволю себе напомнить. Этот показатель высчитывается так: взять вес в килограммах и разделить на рост, выраженный в метрах, возведенных в квадрат. То есть если, например, вес 100 килограмм, вы эти 100 килограмм делите на ваш рост, например, 160 сантиметров, это 1,6, возведите в квадрат, и вот полученная цифра от деления этих показателей и будет говорить о том, какой у вас вес - нормальный или избыточный, или ожирение. Если индекс массы тела не превышает 25, значит, у вас нормальный вес, я не говорю о нижних границах. Если от 25 до 29,9, то это так называемое предожирение, а что свыше 30 – вот это уже имеется ожирение. Ну, и дальше уже градация по разным степеням.



Ольга Беклемищева: А какой-нибудь более простой формулы нет, ну, объем талии на рост в сантиметрах?



Светлана Бутрова: Есть еще, вообще-то, старый такой способ, как-то он сейчас не принят нигде, это так называемый «индекс Брока». Высчитывается так называемый «идеальный вес»: рост минус 100 (160 – 100 = 60). Плюс-минус могут быть вариации на 10-15%. Но сейчас в мире этот показатель не принят. В принципе это не сложно, высчитайте этот индекс массы тела. По крайней мере, человек может точно уже знать, что ему делать. Если у него есть избыточный вес уже, он должен задуматься, правильно ли он питается, правильный ли образ жизни ведет. Если уже ожирение, то ему нужно обследоваться для того, чтобы выявить те нарушения, о которых он еще и не подозревает, которые не выявились - сердечно-сосудистую патологию, сахарный диабет, и предотвратить развитие грозных осложнений.



Ольга Беклемищева: Ну, а что такое правильно питаться, кроме того, что питаться дробно?



Михаил Гурвич: Когда мы говорим о правильном питании, очень важно такое положение: перенести центр тяжести питания на первую половину дня. Надо, чтобы утром был завтрак, включающий какое-то горячее блюдо, будь то котлета, кусок рыбы или просто горячая каша.



Ольга Беклемищева: Ну, если не хочется с утра есть…



Михаил Гурвич: Если не хочется с утра есть, знаете, нужна определенная сила воли: надо вечером на полчаса раньше лечь спать, на ночь не переедать. И в этом случае утром будет аппетит. Надо какое-то психологическое усилие предпринять.



Ольга Беклемищева: То есть старинная римская мудрость на тему того, что завтрак съешь сам, по-прежнему актуальна?



Михаил Гурвич: Во многом актуальна. Но я вам скажу, необходимо еще большее уважение к своему собственному желудку. У Пушкина Александра Сергеевича в его записных книжках можно найти такие слова: желудок просвещенного человека подобен доброму сердцу – он обладает чувствительностью и благодарностью. Если мы будем хорошо…



Ольга Беклемищева: Теперь мне понятно, почему вы выбрали специализацию в гастроэнтерологии диетологию.



Михаил Гурвич: А гастроэнтерология очень тесно связана с диетологией. Я однажды лежал в своей Клинике лечебного питания. И вы знаете, буквально уже через неделю происходит чудо: вечером не хочется есть, вечером хочется общаться, читать, но совершенно не тянет к холодильнику.



Ольга Беклемищева: И как это чудо достигается?



Михаил Гурвич: Это чудо достигается, во-первых, соблюдением режима питания, о котором я говорил, когда мы в основном едим в первой половине дня. Во-вторых, при метаболическом синдроме, включающем и ожирение, особенно абдоминальное ожирение, и гипертонию, и нарушение холестеринового обмена, при этом обычно мы рекомендуем соблюдение диеты с вегетарианской направленностью. Надо в питании, в повседневном рационе делать акцент на овощах и фруктах. Не случайно диетологи всего мира рекомендуют включать в рацион 500-600 граммов овощей и фруктов. Таким образом, если мы начнем с режима питания, с того, чтобы не переедать на ночь, и плюс сделаем акцент на овощах и фруктах, особенно на тех, которые малокалорийны… А это и яблоки, если мы говорим о фруктах, и самые обычные овощи, такие как капуста, такие как бобовые, это все малокалорийные продукты. И когда мы уменьшаем калорийность рациона, допустим, до 2000 килокалорий и даже меньше - до 1700 килокалорий в сутки…



Ольга Беклемищева: Это для любого человека или только для мужчины, а для женщины еще меньше нужно?



Михаил Гурвич: Примерно одинаково для мужчин и женщин, но это прежде всего для тех людей, у которых энерготраты небольшие, допустим, мы работаем за компьютером, а аппетит повышенный.



Ольга Беклемищева: Для офисных работников.



Михаил Гурвич: Да. Вот таким образом.



Ольга Беклемищева: Михаил Владимирович, есть такой набор традиционных пожеланий к нашему питанию. Насколько я понимаю, у диабетиков и у членов их семей весь режим питания все равно завязан на том, кто готовит, на домохозяйке или на женщине, которая ведет хозяйство. Я знаю, что ваша ассоциация даже выпустила воззвание к домохозяйкам о том, как многое от них зависит. Я вам предоставляю слово для того, чтобы вы могли и с помощью нашего радио обратиться к тем, кто отвечает, в общем-то, за здоровье всей своей семьи.



Михаил Богомолов: Глубокоуважаемые коллеги, глубокоуважаемые радиослушатели! Действительно, одним из ключевых звеньев в поддержании здоровья членов и граждан нашего сообщества является поведение женщины-домохозяйки, потому что именно она определяет тот ассортимент продуктов, который будет закуплен, именно она определяет то, как эти продукты будут приготовлены, что будет дано в школу, в институт или на работу мужу, как она себя поведет, когда ребенок или муж вернется домой. Она определяет, как будут распределены деньги семейного бюджета в продовольственном магазине. И когда, например, заболевает мужчина в 40-летнем возрасте, у него поднимается артериальное давление, и он говорит, что у меня это наследственное, это было у моего отца, то он забывает, что его мать кормила и его, и его отца пересоленными огурцами и пельменями, и что он заставил потом свою жену готовить точно также. Дочка вот этой домохозяйки тоже после 45 или 50 лет набирает вес и говорит: у меня это наследственное. Но забывает, что они жарили те же самые котлеты на свином жире, а после жарки в картошку добавляли вдобавок еще и масло.



Ольга Беклемищева: Уважаемые женщины, поймите, что ваша роль – совершенно гигантская и ответственность тоже, к сожалению, такая же большая.



Ольга Беклемищева: А сейчас мы прервемся на медицинские новости.


Американское федеральное агентство по контролю качества пищевых продуктов и лекарственных средств, ЭфДиЭй, одобрило новую вакцину зоставакс, снижающую для людей старше 60 лет опасность заболеть опоясывающим лишаем вдвое. Этой мучительной болезнью только в США ежегодно заболевают около миллиона человек. Это в основном пожилые люди, болевшие в детстве ветряной оспой, или люди с ослабленной иммунной системой.


Опоясывающий лишай вызывает неприятный зуд, покалывание или жжение, на коже появляется красная сыпь, и образуются пузырьки с жидкостью, которые потом подсыхают и превращаются в желто-коричневые корочки. Острая боль иногда продолжается месяцами и даже годами.


«Новая вакцина позволит медикам уберечь миллионы людей от тяжелых хронических болей», - сказал ведущий сотрудник ЭфДиЭй доктор Джесси Гудмен. Причиной опоясывающего лишая является реактивация вируса ветряной оспы после многолетней «спячки» в нервных клетках человеческого организма. Как пояснил доктор Гудмен, вакцина зоставакс не предотвращает первичного заражения вирусом и не лечит опоясывающий лишай в его активной стадии. Однако, она предотвращает возрождение, реактивацию спящего вируса, укрепляя иммунитет пациента.


Новая вакцина базируется на вакцине варивакс, защищающей от ветряной оспы, но в 14 раз сильнее ее. Варивакс была одобрена в 1995 году, и сейчас ею прививают почти всех американских детей. Каждый, кто в детстве болел ветрянкой, может заболеть опоясывающим лишаем. По данным медицинской статистики, эта болезнь рано или поздно поражает 50% людей, достигающих возраста 85 лет.


Исследования, проведенные в голландском Национальном институте здоровья и окружающей среды, показали, что подавляющая часть серьезных заболеваний и смертности в этой стране вызваны нездоровым питанием. Плохие диетические привычки наносят здоровью голландцев примерно такой же ущерб, как курение, пишут авторы исследования.


Около 75% шестнадцатимиллионного населения страны, в которой потребление мяса на 50% превышает рекомендуемый уровень, съедают гораздо меньше фруктов и овощей, чем предусмотрено медицинскими нормами, и это ежегодно приводит к 13 тысячам дополнительных смертей от диабета, сердечно-сосудистых болезней и рака по сравнению с 7 тысячами дополнительных смертей от ожирения. В то же время на пищевые инфекции приходится всего от 20 до 200 смертей. В связи с этим сотрудники Института рекомендуют правительствам всех стран обратить основное внимание на оздоровление диеты, а не на безопасность пищевых продуктов.


Глава общеевропейского Управления по правилам хранения и перевозок продовольствия Герман Кетер, получивший копию голландского доклада, заявил, что этот доклад должен стать основополагающим документом в европейских странах при анализе сравнительного риска, связанного со спецификой массовых диет и со степенью доброкачественности пищевых продуктов, поступающих населению.


Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) снова отложила рекомендуемую дату уничтожения последних известных образцов вируса черной оспы, хранящихся в надежно охраняемых лабораториях США и России. Черная оспа, убивавшая в результате массовых эпидемий миллионы людей, официально была окончательно искоренена в 1979 году.


Какими конкретно мотивами объясняются на сей раз колебания, связанные с судьбой оспенного вируса, пока неизвестно: руководящие сотрудники ВОЗ проводили свои заседания за закрытыми дверями и постановили снова вернуться к решению этого вопроса в январе будущего года.


Предыдущий срок уничтожения вируса, истекавший в 2002 году, был отложен решением ВОЗ до момента создания новых вакцин или эффективных методов лечения черной оспы.



Ольга Беклемищева: Ну вот, и в просвещенной Европе те же самые проблемы. Михаил Владимирович, насколько я понимаю, Российская диабетическая ассоциация - это часть такого всемирного движения? Вы знаете что-нибудь о борьбе с метаболическим синдромом в Европе?



Михаил Богомолов: Например, в Испании была принята правительственная программа по борьбе с ожирением и метаболическим синдромом, которая включает в себя государственное регулирование этикеток продуктов, наличие диетических, функциональных продуктов в торговой сети.



Ольга Беклемищева: То есть торговцев обязывают иметь здоровые продукты?



Михаил Богомолов: Определенную площадь занимать в продовольственной сети специальными продуктами. И государство размещает заказы в средствах массовой информации по пропаганде здорового образа жизни. Хочу рассказать очень кратко пример вот такой: в мае месяце 100 студентов у нас обошли 104 магазина в Москве различных сетевых представителей, задавали по анкете специальный вопрос «моя мама имеет повышенный вес и у нее сахарный диабет, что вы посоветуете приобрести?» и обнаруживали продукты специальные обычно либо в разделе «кити-кэт» (это в крупнейших сетевых магазинах города Москвы!), либо их не было как таковых. И даже те менеджеры в зале, у которых висела табличка «диетолог» или «специалист по диетическому питанию», не имели ни малейшего понятия ни о сахарозаменителях, ни о калорийности продуктов, ни о их пищевой ценности, витаминной, либо какой-то другой. То есть торговая сеть наша не способна обеспечить тех людей, которые бы даже желали поддерживать здоровый образ жизни.



Ольга Беклемищева: Это очень печально. Ну что ж, с этим все равно надо как-то бороться. И первый слушатель до нас дозвонился. Это Валерий Аркадьевич из Королева.



Слушатель: Беда заключается в том, что, помните, было такое определение: на стыке наук что-то должно родиться? Может быть, в ваших науках нужно добавить психофизиологию, когда уже в голову, в сознание надо вдалбливать это дело? Ведь спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Торгаши будут наживаться, не будут они о народе заботиться.



Михаил Богомолов: Вторая моя специальность – это психоэндокринология, и основатель Российского психоэндокринологического центра профессор Белкин Аарон Исаакович определял ожирение, как психическую болезнь, и поэтому мотивационные аспекты являются одними из ведущих в развитии того же самого ожирения. Представьте, как тяжело вам, когда вы приходите домой и вместо того, чтобы подойти к холодильнику, поставить что-то на плитку или в СВЧ печь, одеваете кроссовки и идете прогуляться. Поверьте, если вам удастся сделать над собой усилие и выйти на улицу, даже несмотря на то, что там дождь, и погулять 40 минут, когда вы вернетесь, вы не будете хотеть кушать так, как это было тогда, когда вы только вернулись с работы. Потому что большинство типов людей в обмен на прием высококалорийной пищи имеют выделение специальных таких, назовем их гормоны, хотя это не совсем так, эндорфинов и энкефалинов в головном мозге, которые приводят к успокоению. Плюс имеет значение национальные традиции. Вспомним картину Кустодиева «Купчиха за самоваром» или книгу Овчинникова «Корни дуба». Если вы придете в гости к англичанам, то вам поставят чашку кофе с наперсток, дадут половинку галеты, вы будете вести светскую беседу до утра, а у нас - миски с салатом с майонезом и только после того, как доели третью миску, начинается какая-либо беседа. Поэтому преодоление национальных традиций и индивидуальных семейных привычек - тоже должно проводиться через средства массовой информации, через государственный заказ средствам массовой информации.



Ольга Беклемищева: Я думаю, что с этим все согласятся, хотя я не люблю, когда изо всех сил, особенно средства массовой информации, что-то навязывают. Я бы предпочла сама принимать решение, но не знаю… Светлана Александровна, а как вы считаете, можно ли обойтись только изменением диеты, только изменением образа жизни, если у человека метаболический синдром?



Светлана Бутрова: Это зависит от того, на какой стадии находится пациент с метаболическим синдромом. Если у пациента есть незначительные нарушения, то есть не резко выраженное ожирение, не резко выраженное нарушение обмена липидов, повышенный холестерин, триглицериды, нет еще сахарного диабета…



Ольга Беклемищева: А глюкоза натощак уже большая.



Светлана Бутрова: Может быть, повышение некоторое глюкозы и так далее, то да, в принципе правильным образом жизни, то есть правильным питанием сбалансированным, повышением физической активности можно добиться значительных успехов… А что значит, повышением? Не все могут ходить в фитнес-клубы, это дорого, это время, просто нужно больше нам двигаться и ходить. Ведь какой у нас образ жизни? У нас есть посудомоечная машина, у нас есть пылесос, у нас есть пульт и телевизор, мы практически не двигаемся. На работу многие ездят на машине и так далее. Поэтому, в общем-то, нам нужно стараться ходить и ходить ежедневно по 30-40 минут в день, не одномоментно и правильно питаться, и тогда мы сможем предотвратить развитие грозных осложнений.


Если уже появился сахарный диабет, если есть артериальная гипертония, она очень тесно связана с метаболическим синдромом, если посмотреть на всех больных с артериальной гипертонией, то больше половины больных имеют избыточных вес, и гипертония завязана на ожирении. Поэтому в этих случаях, конечно, в сочетании с изменением питания, увеличением физической активности здесь уже назначаются специальные препараты для снижения уровня того же холестерина, для снижения уровня сахара, гипотензивные препараты и так далее. Но если человек худеет, и многие об этом, наверное, знают, то и давление снижается, показатели сахара улучшаются, уровень холестерина снижается. Уже потребность в тех препаратах, которые они применяли ранее, либо отпадает, либо доза этих препаратов резко снижается.



Ольга Беклемищева: Это на самом деле так. Я очень люблю один пример. В своем время в сочинском обезьяннике проводили эксперимент. Одной группе мартышек давали кушать все, что они хотели, и столько, сколько они хотели, а другой – на 30% меньше. Так вот, вторая группа мартышек прожила чуть ли не на четыре года дольше. Всего лишь от того, что они были слегка голодны.


И следующий слушатель из Москвы, Юрий Константинович.



Слушатель: Сейчас широко применяются антидепрессанты, и говорят, что в Соединенных Штатах от них постепенно начинают отказываться из-за того, что они приводят к повышению веса. Правда ли это?



Светлана Бутрова: Совершенно вы правы. Действительно, это большая проблема сейчас, особенно в Америке. В России как-то не принято среди обычных людей увлекаться такими препаратами. А в Америке каждый имеет своего психиатра или психолога, и очень часто назначают препараты центрального действия, в частности, антидепрессанты. Они действительно могут приводить к избыточному весу, и сейчас даже специальная декларация принята диабетологов и психиатров американских о том, что нужно как-то пересмотреть подходы к такому широкому применению этих препаратов, потому что избыточный вес – это опять увеличение заболеваемости сахарным диабетом, а сахарный диабет – это эпидемия XXI века.



Ольга Беклемищева: А сейчас я хочу спросить как раз профессора Голубева, раз уж речь зашла об Америке: как лечится метаболического синдром в США и есть ли в американской медицинской практике какие-нибудь новые лекарства для его лечения?



Даниил Голубев: Лечится метаболический синдром, в основном, попытками (я не случайно употребил это слово!) – именно попытками и при том малоуспешными - увеличить физическую активность людей всех возрастных групп, особенно детей, и уменьшить количество углеводов в диете, а также с помощью так называемой «ортомолекулярной терапии». Она включает в себя использование определённых минералов, витаминов, некоторых аминокислот, полиненасыщенных жирных кислот, в частности «омега-3», и некоторых специальных ортомолекулярных комплексов.


К числу новых лекарств может быть причислен препарат рибономант, подавляющий особые, так называемые каннабиноидные рецепторы на поверхности клеток, что приводит к уменьшению веса тела и увеличивает сопротивляемость организма по отношению к некоторым факторам сердечного риска. Хорошие результаты получены при использовании этого препарата при ежедневной дозе 20 мг в сочетании с диетой и физическими упражнениями в течение 1-2 лет применительно к людям с избыточным весом или ожирением. При этом помимо уменьшения веса у пациентов наблюдалось снижение уровня триглицеридов и повышение в крови уровня так называемого «хорошего холестерина», то есть холестерина высокой плотности.


В целом же борьба с метаболическим синдромом является в США чрезвычайно актуальной не только медицинской, но и социальной проблемой, и она далеко не решена.



Ольга Беклемищева: Сейчас мы ответим нашему слушателю. Нам позвонил Валерий Александрович из Москвы.



Слушатель: У меня рост 164. Мне сейчас 66 лет. Всю жизнь у меня был вес 64 килограмма. И давление было 120 на 80. А сейчас, последние годы, я вешу 57 килограммов, а сейчас 54-55. Правда, я много двигаюсь. Зимой на лыжах катаюсь или хожу. И меня волнует именно этот вес. Мне кажется, он сильно занижен. Что вы можете сказать? Правда, я мясо почти не ем, очень редко.



Михаил Гурвич: Я вам скажу, вес занижен чуть-чуть. И, как правило, это бывает только на пользу для сердечно-сосудистой системы. Поэтому то, что я услышал, это все оставляет хорошее впечатление, и мы желаем вам доброго здоровья.



Ольга Беклемищева: Михаил Мейерович, профессор Голубев говорил о том, что пытаются лечить этот метаболический синдром в Соединенных Штатах определенными минералами, ненасыщенными жирными кислотами и тек далее, и так далее. А вот вы говорили о том, что прежде всего должен быть уменьшен общий калораж пищи. Это для меня, например, ставит такую проблему: если мы едим мало, то есть меньше, чем обычно, то откуда же мы возьмем витамины, все эти незаменимые аминокислоты, всякие минералы, которые нам тоже необходимы? Их необходимость преувеличена или нужно пить дополнительно какие-то комплексы?



Михаил Гурвич: Я считаю, что при метаболическом синдроме прежде всего надо соблюдать диету, которую я называю «диета с вегетарианской направленностью». Это не строгое вегетарианство, когда мы исключаем полностью и рыбу, и мясо, и яйца, и молочные продукты, а это умеренное вегетарианство. Можно есть и мясо, и рыбу, но не каждый день, а в течение дня достаточно во время одного из приемов пищи. И вот эта диета с вегетарианской направленностью, когда мы все-таки стараемся в течение дня 500 граммов овощей или фруктов включить в рацион, как правило, она доставляет организму достаточно количество минеральных веществ и витаминов.



Ольга Беклемищева: А здесь имеются в виду именно сырые овощи или их можно все-таки как-то обрабатывать?



Михаил Гурвич: Преимущественно сырые овощи.



Ольга Беклемищева: То есть салатики всякие.



Михаил Гурвич: В основном это салаты, винегреты. Но отварные овощи также являются источниками в значительной мере и минеральных веществ, и частично витаминов. Но в каждом конкретном случае, если лечащий врач считает, что конкретному человеку нужно повысить количество витаминов и минеральных веществ в повседневной жизни, в этом случае он назначает или аптечные препараты витаминов и минеральных веществ или некоторые пищевые добавки. Но к пищевым добавкам надо относиться с некоторой осторожностью. Пусть врач порекомендует их, тот врач, который хорошо знает состав этой добавки.



Ольга Беклемищева: И, по крайней мере, на предыдущих пациентах ее попробовал.



Михаил Гурвич: Да. Такой момент еще очень важный, о котором мы не говорили: это проблема, сколько мы живем с вами. Ведь продолжительность жизни, особенно мужчин у нас, в частности, в Москве на 19-20 лет меньше, чем у мужчин, проживающих в тех же Соединенных Штатах, Австралии или в ряде европейских стран. Я считаю, что одна из причин – неправильное питание у нас, безалаберное питание. И в этом плане огромную роль играли и играют обучающие программы. Вот когда вы, Ольга, говорите, что не очень хочется слушать радио, как бы надоедает это, какое-то резонерство в этом есть, я считаю, что огромную роль играют книги научно-популярные. Если мы приобретаем книги по той же диете… Я определенный вклад в этот вопрос внес, у меня сейчас вышли в издательстве медицинском «Геотар» целых три книги: как питаться при диабете, как питаться при сердечно-сосудистых заболеваниях, питание при гастроэнтерологических заболеваниях. Я считаю, что каждый человек должен в плане вот этих обучающих программ радио слушать, в том числе Радио Свобода, которое много уделяет времени вопросам питания, и лекции слушать, прислушиваться к советам врачей и читать научно-популярные книги, написанные врачами-специалистами.



Ольга Беклемищева: Так что, уважаемые слушатели, возьмите на вооружение. Все-таки не зря мы получали общее среднее, а потом и высшее образование.



Светлана Бутрова: Я бы хотела еще добавить, для пациентов, которые имеют избыточный вес или ожирение: у нас в центре разработаны специальные обучающие программы, существует так называемая «школа мотивационного обучения пациентов».



Ольга Беклемищева: Это то, о чем говорил Михаил Владимирович - как снизить желание кушать?



Светлана Бутрова: Как снизить желание кушать. Есть у нас и психологи, и эндокринологи, и гинекологи, и кардиологи, которые специально проводят целый цикл занятий интерактивных с пациентами для того, чтобы помочь им прийти к правильному образу жизни, чтобы правильный образ жизни стал их образом жизни. Это очень важно, это трудно.



Ольга Беклемищева: А в интернете это есть?



Светлана Бутрова: В интернете есть, да.



Ольга Беклемищева: Следующий слушатель – это Александр Степанович из города Северска Томской области.



Слушатель: Повышенный холестерин 6,7. Советуют вазилип пропить. Меня интересуют триглицериды и «хороший», «плохой» холестерин. Нормы можете сказать сейчас?



Светлана Бутрова: Норма триглицеридов – 1,7, это верхняя граница нормы по международным критериям, ну, не больше 2,2. Норма для мужчин «хорошего» холестерина – не менее 1,1 миллимоля на литр, и «плохого» холестерина, не общего, а есть фракции – «хороший», «плохой» холестерин, это не больше 3,9.



Ольга Беклемищева: «Плохой» – это низкой плотности, «хороший» – высокой плотности.



Светлана Бутрова: Да, совершенно верно.



Ольга Беклемищева: Следующий слушатель – Оксана Андреевна из Москвы.



Слушатель: Я бы хотела посоветовать очень простое, но очень эффективное средство от гиподинамии. Я имею в виду собаку. Дело в том, что таким образом вы, как говорится, убьете сразу несколько зайцев: обеспечите себе физическую нагрузку, причем очень мягкую, щадящую, регулярность этой нагрузки, поскольку минимум два раза вы будете эту собаку выводить в любую погоду, независимо от вашего настроения, от состояния.



Ольга Беклемищева: Спасибо, Оксана Андреевна, вы совершенно правы. Давно замечено, что даже сердечники с уже имеющейся не только артериальной гипертонией, но и с ишемической болезнью сердца живут дольше и лучше, если у них есть собака. Собака - друг человека и в этом отношении тоже.


И самый последний слушатель, которому мы успеем ответить, - это Михаил Сергеевич из Петербурга.



Слушатель: Мне бы хотелось получить от доктора Голубева такой хороший, с научной точки зрения обоснованный ответ: насколько нужно и в каких количествах мясо для потребления человеком? Все-таки аминокислоты необходимы. Когда они нужны? В какое время суток нужно есть мясо? Сколько нужно? Хотелось бы получить ответ, обоснованный с научной точки зрения.



Ольга Беклемищева: К сожалению, профессор Голубев не является диетологом, он вирусолог, он наш постоянный медицинский эксперт, который описывает состояние медицинской науки и практики в Соединенных Штатах. А на конкретные вопросы отвечают мои конкретные гости. Михаил Мейерович уже сказал свое мнение по мясу. Он имеет такой выраженный обоснованный уклон в вегетарианство. Светлана Александровна руководит отделом по борьбе с ожирением. Вы по поводу мяса что можете сказать? В чем научная обоснованность и каковы нормы мяса на сегодня?



Светлана Бутрова: Наверное, это лучше ответить диетологу. Но в принципе мясо действительно нужно. Но я совершенно согласна с коллегой, что мясо можно есть не каждый день, а если есть, то один раз в день, а не три раза – и на завтрак, и на обед, и на ужин. Ну и наверное, мясо нужно для того, чтобы обеспечить достаточное количество белка.



Ольга Беклемищева: А сколько нужно все-таки мяса, чтобы белка у нас было достаточное количество?



Михаил Гурвич: К сожалению, нельзя так ставить вопрос. Почему? Нашему организму нужны незаменимые аминокислоты, белок, в том числе белок животного происхождения, а он содержится не только в мясе, но и в рыбе, яйцах, в твороге, в различныхмолочных продуктах. И мы так говорим, что избыток мяса не нужен и конкретно (наши слушатели любят конкретные рекомендации), если, допустим, через день человеку не очень молодому употреблять 100 грамм мяса и лучше в первой половине дня, этого будет вполне достаточно. Что касается людей пожилого возраста, то мы, диетологи, делаем акцент на маложирных молочных продуктах, как источнике белка. Пусть это будет нежирный творог, например, который употребляют или в чистом виде, или для приготовления сырников. Иногда на рыбе лучше делать акцент, а не на мясе.



Ольга Беклемищева: Михаил Владимирович, но ведь диабетикам нужно много белка?



Михаил Богомолов: Белка им нужна физиологическая норма, если, конечно, нет какого-либо поражения почек. При достаточном уровне знаний, при обученности пациентов, он может набирать белки из тех продуктов, которые упоминал Михаил Мейерович. Другое дело, что, например, даже в Москве существует всего два вегетарианских кафе. Зайти куда-то и покушать адекватно сложно.



Ольга Беклемищева: Уважаемые слушатели, делайте выводы, покупайте книги, читайте и питайтесь правильно - будете гораздо здоровее. Я благодарю всех участников нашей передачи! Всего доброго! Постарайтесь не болеть!


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG