Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Государственная дума приняла в третьем чтении закон о так называемой «дачной амнистии»



Владимир Кара-Мурза: Сегодня Государственная дума приняла в третьем чтении закон о так называемой «дачной амнистии» - облеченном порядке легализации существующих загородных построек. О плюсах и минусах этого нововведения беседуем с Адрианом Пузановским, доктором экономических наук, членом правления Аграрной партии России, депутатом Государственной думы предыдущих созывов. Что настораживает вас лично и вашу партию в принятом законопроекте?



Андриан Пузановский: Прежде всего я хотел обратить внимание на то, что применение понятия «амнистия дачная», оно было бы не совсем корректным и может некоторых завести в заблуждение. Если мы будем исходить из юридического толкования этого термина, то это предполагает в некотором роде прощение за допущенные когда-то нарушения. Между тем то, что сегодня сделала дума, отнюдь не является прощением чьих-то грехов в прошлом. Амнистия в этом случае содержит совершенно иное толкование. Это возможность гражданам решить те вопросы, которые по недоразумению, но, тем не менее, имеющие правовое основание для решения, позволяют сегодня осуществить в ускоренном порядке. Поэтому особенно это, очевидно, касается тех, кто имеет отношения с господином Митволем. Нельзя путать понятие «амнистия» с прощением допущенных нарушений. Если эта оговорка принимается, то нам остается только пожелать успешного правоприменения тому закон, который сегодня провела дума.



Владимир Кара-Мурза: Депутат Галина Хованская, специалист по земельным отношениям, сетует на дороговизну процедуры.



Галина Хованская: Как вы понимаете, дачники, огородники, садоводы у нас, как правило, пенсионеры. Это далеко не имущая категория. И как раз они, может быть, и походили бы по инстанциям, потому что межевание, оформление земли с последующим учетом в кадастре - это стоит вместе с БТИ, если и домик какой-то - это где-то 20-25 тысяч. Это цифра астрономическая для пенсионера, это его пенсия за год. То есть вот это становится главным препятствием. И я разговаривала с представителями правительства, когда у нас проходил документ в первом чтении, в принципе они предлагают каким-то образом упростить и удешевить эту процедуру, таким образом решить проблему, чтобы не ходить в суд.



Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, о такой ли процедуре легализации построек мечтал ваша партия?



Андриан Пузановский: Я очень уважаю мнение госпожи Хованской - это профессионал, нет сомнений. Но, по-моему, те цифры, которые прозвучали, они из некоторого прошлого, во всяком случае до принятия данного закона. Само его название «О внесении изменений в некоторые законодательные акты по вопросу оформления в упрощенном порядке прав граждан» и решал эту задачу не только упростить, но и удешевить. И то, что записано в законе, позволяет говорить об удешевлении. Если же говорить о надеждах Аграрной партии, которая с самого начала была причастна к инициативам, связанным с прохождением этого закона и в этом отношении активно работала, то наши ожидания шли намного дальше и были связаны с желанием, чтобы государство вообще взяло на себя в отношении определенной категории граждан, которые будут переоформлять документы, я здесь с Хованской согласен, эта категория уже прозвучала, чтобы государство вообще взяло на себя эти затраты. А с точки зрения, будем говорить, цены, то она существенно снижена.



Владимир Кара-Мурза: Бывший депутат Государственной думы Ирина Хакамада, ныне член президиума Народно-демократического союза, приветствует принятый закон.



Ирина Хакамада: Дачная амнистия положительна во всех смыслах. Может быть можно говорить о том, что кто-то не так приобрел, а теперь все будет легализовано, но тогда мы будем до бесконечно этим заниматься, а страдать будет большинство, которое не может вовремя и по-человечески оформить документы. Поэтому нужно все легализовать и оформление дачных участков вообще упростить, и заменить эту бумажную волокиту двумя-тремя простыми документами. Причем то, что будет выдано, должно действовать во веки веков, а не так, что сегодня вы собственник, а потом все законы меняются и у вас опять все могут отобрать.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от москвички Аллы Павловны.



Слушательница: Здравствуйте, господа. Я председатель садоводческого товарищества, я много оформляла нашим садоводам землю, дома. Если в прошлом году за межевое дело стоила это организация, которая мне это делала, пять с половиной тысяч, то уже в этом году это стоит восемь тысяч. Кто будет платить этой организации? Первый вопрос. Второй вопрос: в прошлом году было достаточно подписать акт согласования границ с соседями, и все. В этом году с нас требуют подписи телекоммуникация, газовый трест, санэпидемстанция, в общем на целый лист. Я должна эти подписи собрать и каждому заплатить за подписи. Телекоммуникации четыреста рублей, стоит газовому тресту 75 рублей. Это что, называется упрощенный вариант?



Владимир Кара-Мурза: Это, очевидно, действовало до сегодняшнего дня.



Андриан Пузановский: Возмущение, прозвучавшее только, что понятно. Оно нам давно понятно. Я могу только напомнить, что еще в начале этого года Союз садоводов России вместе с уважающим товарищем Тумановым, который возглавляет садоводов Москвы и Московской области, они обратились с открытым письмом к президенту, к правительству, к обществу, и они озвучили все эти проблемы. Насколько нам известно, одним из первых отреагировал и президент. И возможно, потому так быстро и успешно прошел данный законопроект.


Я согласен с вашей репликой, это скорее всего комментарий к вчерашнему дню. С первого сентября этот закон обязан вступить в действие и в нем жестко прописано, что требовать и чего нельзя требовать. И вот императивная категоричность, ограничивающая произвол бюрократических институтов, очень важна. И надо выразить даже благодарность Павлу Коршенинникову, который сумел в этом законе этот императив так жестко прописать. Иные документы не требуются. Я полагаю, что вслед за этим будет предусмотрено и административное наказание за требования документов, которые не соответствуют норме, предложенной данным законом.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Ленинградской области от радиослушателя Геннадия.



Слушатель: Добрый вечер. У меня следующие вопросы. Обязательно ли снимать кадастр, когда будешь приватизировать участок. И вообще будет ли удешевлено снятие кадастра в результате принятия нового закона? И вообще какие теперь по новому закону документы будут требоваться в результате всего этого дела?



Владимир Кара-Мурза: Закон, когда будет принят, утвержден Советом федерации и подписан президентом, будет опубликован в «Российской газете». Но облеченный порядок касается того, что предоставляются первоначально правоустанавливающие документы и кадастровый вот этот реестр.



Андриан Пузановский: Что касается удешевления, то закон прямо предусматривает снижение оплаты за регистрацию земельных участков с 500 до ста рублей. Далее закон потребует, чтобы был установлен фиксированный максимальный тариф межевания в каждом отдельном российском регионе. Здесь закон не мог переступить через компетенцию субъекта федерации, через региональные законодательства. Ясно, здесь будет определенное столкновение интересов на уровне регионов, в том числе и с местными органами самоуправления. А что касается требований в отношении документов, то если вы имеете в виду гараж или дачную постройку, в этом случае требуется только техническое описание и заявление. Если же речь идет об индивидуальном жилье, то здесь действительно требуется боле сложный документ, который предоставляется в бюро технической инвентаризации.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от москвича Петра.



Слушатель: Добрый вечер. Уважаемый гость, такой конкретный вопрос: есть гражданский кодекс, статья 222 пункт три, называется он «самовольное строение», и по этой статье такое строение подлежит сносу и так далее. В садовых товариществах многочисленные нарушения, когда люди нарушают санитарные нормы, пожарные нормы. И вот самовольное строение, амнистия не позволит ли людям сухим выйти из воды, этим нарушителям?



Андриан Пузановский: В отношении, я еще раз хочу вернуться к началу нашей передачи, где мы комментировали само понятие «амнистия» и не совсем корректное применение амнистии. Мы знаем с вами, что дума предпринимает определенные законодательные усилия в отношении финансовой так называемой амнистии по возврату так называемых убежавших капиталов и так далее. Там одни предусмотрены процедуры. Что касается амнистии в данном случае, то исходя из закона, речь идет о том, что те, кто будут оформлять или переоформлять, они получат ранее полученные правовые основания, и при этом законодатель расширил время вплоть до советского периода. Как при обсуждении заметил один из депутатов, в том числе и председатель комитета, можно предъявлять даже выписки из похозяйственных книг, по которым в свое время в колхозах выдавали решение на правопользование земли под личное подсобное хозяйство. Так и в отношении любого другого землепользования человек, получая в 80-90 годах землю, он имел это основание. И вот это основание сегодня или обновляется в установленных процедурах и этого требует закон и Земельный кодекс.


Но если пользователь приобрел, прирезал, присовокупил земельный участок к тому, что он уже имел, не имея на это никаких оснований, то здесь предусматривается только в том случае, если эти прирезанные участки не образует некоторую целостность, которая может быть оформлена в отдельный участок, в этом случае не разрешат. Если же нет такой консолидации, в этом случае присовокупленный и находящийся в пользовании участок, прирезанный будем говорить, закон разрешает по факту пользования осуществить оформление права собственности. Но есть ряд исключений. Если это не связано с землями особого пользования, здесь говорится об обороне, о земельных участках, связанных со строительством дорог и так далее. То есть есть частичные ограничения. Но в целом, очевидно, можно надеяться на то, как выразилась Ирина Хакамада, что произойдет в определенной степени и прощение некоторых грехов.



Владимир Кара-Мурза: Общественность опасается, что будет узаконен самозахват водоохранных зон и заповедных земель. Координатор лесной программы Гринпис Россия Алексей Ярошенко опасается злоупотреблений законом.



Алексей Ярошенко: С точки зрения свобод граждан это хорошо, а с точки зрения защиты каких-то лесных территорий, вообще ценных территорий от застройки, здесь могут появиться определенные новые лазейки для того, чтобы легализовать такую застройку. Я думаю, что на статус таких самозахватов, скажем, в водоохранных зонах и так далее, это не очень сильно повлияет. Но вообще однозначно сказать трудно. Здесь будут плюсы и минусы.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Санкт-Петербурга от радиослушателя Сергея.



Слушатель: Доброй ночи, господа. Вначале хотел сказать по поводу быстроты происхождения этого закона. Тут, по-моему, корень зла этого в том, что сейчас очень выгодно легализовать свои коттеджи, виллы, которые находятся в лесопарковой зоне. Буквально рядом со мной находится лесопарк, там не переставая стучат топоры, пилы и прочее. То есть они пытаются быстро раздербанить лесопарки пригородные у нас. А второе то, что меня лично это тоже касается, цена геодезической съемки за последние два с половиной года выросла в два с половиной раза. Так что, я думаю, как было очень денежное мероприятие, так оно и останется.



Андриан Пузановский: Опасения, которые высказываются нашими гражданами, конечно же, они имеют основания. И тем более в отношении тех захватов, о которых хорошо нас информируют и о которых общественность не просто наслышана из передач нашего радио и телевидения. Конечно, это происходит. Но, возвращаясь к ресурсам закона, он как раз и устанавливает ограничения по амнистии в отношении именно этих участков. И все будет зависеть от правоприменительной практики. Будем говорить о том, что то, что мог сделать законодатель, он сделал, но будет ли исполнен закон в том порядке и в рамках тех требований, которые прописаны, конечно, много будет зависеть от правоприменения и от органов местной власти. Не последнюю роль будут играть и собственно сами граждане в этом деле.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от москвича Николая.



Слушатель: Доброй ночи всем. Я хочу спросить: а в законе этом есть твердое разъяснение, как пользоваться, чтобы не их загораживали. Ведь до некоторых участков можно на вертолете только долететь, все богатые скупили определенные участки, бедные оказались внутри, и они пытаются их выживать, невозможен даже доступ туда, все тропинки перехвачены, везде заборы. По поводу Пятницкой деревни, которая на водохранилище на Истринском стоит, там по суду нужно было определенное количество гектаров очистить, они очистили. До воды у них расстояние позволяет, там нигде не сказано, что нужно сносить дома. И сейчас опять отложили. Как вы считаете, они победят или нет никаких шансов?



Андриан Пузановский: Очень хороший вопрос, особенно в отношении сервитутов. Конечно, закон, который мы сегодня с вами рассматриваем, он не регулирует данный вопрос, он решает три очень узких задачи, о которых мы говорили выше, я повторяться не хочу. Что касается сервитутов – это особая тема, она чрезвычайно актуальна. И общественность должна быть исключительно внимательна к этому вопросу. Потому что действительно в самых широких масштабах уже сейчас происходит процесс ограждения и заграждения доступа граждан к лесным угодьям, к лесным богатствам. И речь идет не только о Сибири, Урале, речь идет о нашей центральной части России и здесь это происходит. Я думаю, что это может быть темой специального рассмотрения, но для этого надо вернуться к земельному кодексу, к новелле, которая говорит о сервитутах. Конечно, она должна быть доработана в контексте и того, что было сказано нашем слушателем. Очень правильная постановка вопроса.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Рязани от радиослушателя Валентина.



Слушатель: Здравствуйте. Один ваш гость пожелал, чтобы государство взяло на себя полностью обязанности по оформлению участков. Мне в этой связи вспомнилось очень хорошее выражение: хотеть-то они хотят, да кто ж им даст?



Владимир Кара-Мурза: Например, оформление наследства после прошлогоднего послания президента, налог государство отменило, взяло на себя все хлопоты по оформлению. Хотя на равных оформление наследства на акции Сибнефти и на однокомнатную квартиру, в равной степени теперь освобождено от уплаты налогов.



Андриан Пузановский: Этот вопрос будет повторяться, и это оправданно. Конечно, есть категория граждан, экономически, социально слабо защищенных, для которых земельный участок является может быть единственной возможностью покрыть дефицит, который образуется между потребностью и низким уровнем дохода. В этом случае для него оформление становится обременительным. И конечно, в отношении этой категории граждан государство должно взять все затраты, связанные с переоформлением. В равной степени это относится и к проблеме, которая за пределами регулирования данным законом. Это вопрос о паях, о долях - это существует в отношении данного землепользования.



Владимир Кара-Мурза: Председатель комиссии Мосгордумы по нормативной базе Иван Новицкий признает насущность закона.



Иван Новицкий: Необходимо было облегчить оформление земельных отношений под садовыми и дачными участками. Раньше это возможно было делать только через суд, а теперь предполагалось, что в упрощенном порядке будет все, с согласия соседей и местных властей, если какие-то неурегулированные были отношения. И то же самое по оформлению самих зданий, строений, сооружений, то есть без многих согласований, которые требовались до этих пор. Я думаю, что богатым землевладельцам проще – они заплатили юристам. По отношению к стоимости их имущества это не так много. Это как раз для массового землевладельца в дачных, садовых участках для того, чтобы все это закрепить. Потому что очень много не оформлено.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Краснодарского края от радиослушательницы Юлианы Юрьевны.



Слушательница: Здравствуйте. Вы знаете, я может быть что-то не так понимаю, но реки заиливаются, у них нет хозяина. В общем-то государственным службам не до них. И мне кажется, это единственный выход содержать в каком-то приличном состоянии, если отдать в частные руки, естественно, на каких-то жестких условиях, а не просто так, что хочу, то и верчу. Потому что я знаю, что есть люди, которые живут на берегу реки, они следят за чистотой реки и родники прочищают. А так в основном очень хищническое отношение и браконьерство, все прочее. Мне кажется, это был бы выход просто и реку сдавать, но естественно, на каких-то жестких условиях, чтобы и доступ был и так далее. Мое мнение такое.



Владимир Кара-Мурза: А как относится Аграрная партия России к либерализации Лесного и Водного кодексов?



Андриан Пузановский: Это уже нормы другого кодекса, поэтому буду очень краток. Что касается первой части вопроса, связанного с возможностью передачи в частное пользование отдельных водоемов малых и так далее. В том Водном кодексе, над которым работает Государственная дума, насколько мне известно, есть нормы, предусматривающие такого рода возможность, но с четким описанием характеристик водоема и ограниченных условий, при соблюдении которых возможно такого рода пользование. Аргументация была высказана гражданкой, которая задавала вопрос, и я не хочу повторяться. Она существует реально и как научное обоснование.


Что касается отношения Аграрной партии к этому - крайне сдержанная позиция Аграрной партии. Впрочем, так же, как в отношении нового подхода к Лесному кодексу, где предлагаются более широкие возможности для частного использования лесных угодий. Мы полагаем, что здесь нужно быть крайне осмотрительными и не спешить с передачей лесного фонда в частную собственность. Я бы этим ограничился на данном этапе.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Наталью Георгиевну.



Слушательница: Добрый вечер. Я хочу высказать свой категорический протест против того, чтобы нарушались законы природоохранные, чтобы люди занимали место дикой природы, диких животных и заповедников. Я считаю, что это просто нарушение. В конституции должно быть записано - охрана прав людей, животных и природы. И если еще не записано в конституции, то во всяком случае природоохранное законодательство должно не быть ничем нарушено. Можно принимать любые законы, но нельзя нарушать законы природы – это одно и основных богатств в нашей стране, я считаю.



Владимир Кара-Мурза: У нас в конституции все эти нормы закреплены, просто существуют подзаконные акты, в частности, сегодняшняя «дачная амнистия», которая уточняет взаимоотношения между юридическими лицами, пользующимися благами природы. Слушаем москвича Николая Ивановича.



Слушатель: Здравствуйте. Будьте любезны, у меня очень короткий вопрос, он два аспекта имеет. В садоводческих товариществах Клязьма-1, 18 километров Дмитровское шоссе, на берегу реки Клязьмы, нас дезинформирует местная администрация. С одной стороны, они берут с нас налог за землю, как находящуюся в совместной долевой собственности, с другой стороны, врут, что это аренда. Какой статус? Первое. И второе: богатые захватили землю общего пользования, водоохранные, лесопосадки и все, что свободно, они сдвинули свои границы. Как будет в этом случае практика амнистии применяться?



Владимир Кара-Мурза: Перед этим законом все равны, как я понял, все граждане России.



Андриан Пузановский: Я буду руководствоваться только устным текстом, у меня нет документов, я не могу давать чисто правовую оценку тому, что сказал слушатель. Но то, как он описал факт - самозахват природоохранной зоны на берегу реки. Естественно данный закон будет защищать интересы общего пользования и того кооператива, который находится рядом. Потому что никакого правового основания для легализации этот захват не имеет в данном законе. Но а юридические детали, конечно, должны быть рассмотрены в судебном порядке. Здесь закон является помощником для данного кооператива, он на их стороне.



Владимир Кара-Мурза: Депутат Александр Хинштейн, член думского комитета по безопасности, голосуя за закон, думал о простых россиянах.



Александр Хинштейн: Этот закон направлен в интересах людей. Людей в первую очередь простых, потому что богатых людей, олигархов это не затрагивает, а простым людям насущно важно. Мы пониманием, что общество у нас с правовой точки зрения недостаточно грамотно, люди, конечно же, тянут до последнего, когда захлопывается калитка, тогда понимают, что остались один на один с проблемой, государство им не поможет. Государство идет навстречу, по сути дела совершает такой шаг – это очень правильно и гуманистически.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от москвича Дмитрия.



Слушатель: Добрый вечер. У меня два вопроса. Первый простой, частный вопрос: допустим, земля приобретена не десять и не пятьдесят лет назад, а три года назад, там уже построен деревянный дом. Земля оформлена официально, дом еще не оформлялся. Что это такое, грозит чем или нормально будет? И второй вопрос насчет приватизации озер некоторых. Я думаю, такая вещь: у некоторых депутатов, у некоторых членов Совета федерации есть братья, еще кто-то, которые живут далеко от хороших озер, поэтому они будут стараться этот закон протащить, чтобы можно было озера приватизировать. Я так предполагаю, но это необязательно.



Андриан Пузановский: Итак, в отношении первой части вопроса. Есть опасения в признании прав. Никаких опасений у вас не должно быть. Вы сказали, что у вас есть основания по приобретению участка, и вы на этом участке построили индивидуальное жилье. Поэтому опасаться нечего, этот закон позволяет вам в ускоренном порядке осуществить оформление. Что касается второй части вопроса, я обратил внимание, что в новом тексте Водного кодекса, над которым работает законодатель России сейчас, имеются новеллы, которые рассматривают возможность передачи определенных по геометрии, по ресурсу, по стокам и так далее, то есть в определенных ограниченных физических условиях и объемах тот или водоем в руки частного пользователя. Но на то и существует депутатский корпус, на то и существует общественность и Общественная палата, чтобы всем вместе, обратив внимание на эти новеллы, обсудить их и выйти на правильное решение. Я еще раз хочу сказать, что вопросы сервитута, и в отношении водных, то есть доступ граждан, он имеет защиту в конституции, имеет защиту, прописан в Земельном кодексе, но, конечно, требует дальнейшего развития и прежде всего в отношении мер пресечения попыток нарушить эти во многом священные права граждан пользоваться природными дарами и доступом к воде.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от москвича Магомеда.



Слушатель: Добрый вечер. Когда принимался закон о земле, то есть ее можно было покупать, продавать, я, например, свои наблюдения, у меня такое впечатление, что в связи с этими большими развязками платных дорог на Санкт-Петербург, нефтепровод, который идет рядом с Байкалом, почему-то именно там эти земли были прикуплены. Это значит, как раньше при прокладке железной дороги отбирали, а тут просто своим за эту землю приобретенную за копейку, за хорошие деньги отдают.



Владимир Кара-Мурза: Большая часть общества подозревает, что перед тем как сегодня дума одобрила закон о «дачной амнистии», были предупреждены какие-то нужные люди, и они успели в преддверии этого закона воспользоваться его будущими благами благами.



Андриан Пузановский: Хочу прежде всего сказать о том, что и наша конституция, и наш Земельный кодекс предоставляет государству право при решении такого рода стратегических задач, и транспортных, и трубопроводных и так далее в интересах общества получать нужные земельные ресурсы. Здесь нет проблем. То есть в правовом отношении этот вопрос урегулирован. Есть стратегические интересы государства, и они достаточно хорошо защищены. Вторая часть вопроса об использовании информации с целью извлечения последующей прибыли. Что сделаешь? Я не хочу повторяться, мы все недавно были свидетелями как граждане страны очень большого интервью президента, по этому вопросу очень много говорилось, в последнее время предпринимаются и вполне определенные конкретные шаги. Очевидно, задача грандиозная, работать в этом направлении надо не только президенту, но и всему обществу. А проблема эта есть, прав слушатель, который задал этот вопрос. Как ее только решить? Всем миром, наверное.



Владимир Кара-Мурза: Депутат Государственной думы от фракции КПРФ Виктор Тюлькин на своем примере демонстрирует изъяны закона.



Виктор Тюлькин: Я, например, как член садоводческого товарищества, и если какие-нибудь десять лет назад я хотел передать, продать, подарить свой участок товарищу или родственнику, я это решал за один день в своем садоводстве, переписывалась книжка, друг другу пожимали руки, отмечалось это дело и на этом заканчивалось все. Сегодня на это уйдет полгода, денег солидное количество и нервная система пострадает. Рядовые вряд ли чего выиграли, а владельцы особняков, они и так решат свои проблемы. У них появился только дополнительные повод, что есть амнистия, давайте оформляйте ее быстрее. Поэтому если исходить из интересов дела, то нужно было каким-то способом оформить права собственности именно коллективного садоводства или кооперативного огородничества или чего-то, но этого не делают. Не делают сознательно, потому что вообще-то у них главная цель втянуть всех в рыночный оборот, в эту рыночную инфраструктуру как с приватизацией.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из города Королева от Валерия Аркадьевича.



Слушатель: Здравствуйте. Существует очень интересное определение, которое вы, наверное, знаете: если хочешь стать собственником, сам станешь собственностью, инструментом в чьих-либо руках. Это то, что насильно навязывается. То есть все собственники на сегодняшний день и дачники станут собственностью, инструментом в чьих-то руках. И вот такой вопрос: скажите, пожалуйста, если кто-то затеял все это дело, организовать, передавать в собственность, раз ты затеял, ты и оплати все эти процедуры – оформление бумаг и прочее. Кто автор? «Единая Россия», а не депутатский корпус. А Аграрная партия, ваш гость, так она далека от народа, так она не знает ничего, просто удивительно.



Владимир Кара-Мурза: Государство участвует в этом, поскольку намерено собирать налоги с законно оформленной собственности. Аграрная партия как раз преследовала цели своих избирателей.



Андриан Пузановский: Я, конечно, отвечу и на последний вопрос. Но я хотел бы вернуться на минуту к реплике уважаемого Виктора Тюлькина. Действительно, вопрос поставлен о том, обязательно ли проводить приватизацию в дачных кооперативах, насколько категорично требует закон осуществления этой операции, и нельзя было ли решить так же, как по проблеме монетизации – оставить на выбор на определенное время: или вы проводите монетизацию, или пользуетесь натуральными льготами. В такой постановке вопроса есть логика, и он был бы более демократическим при решении. Возможно, сама практика применения и осуществления процедуры приватизации через некоторое время приведет и законодателя, я уже не говорю об исполнительных институтах власти, к принятию более правильного компромиссного решения. Где удобнее оставить кооперативную форму – оставить, где более успешна будет приватизация, значит идти по приватизации.


Что касается второго вопроса. Конечно, он очень политичен, как обращенный в отношении «Единой России», так и в отношении Аграрной партии. Что сделаешь? Давайте будем исходить из фактов. Действительно, есть большая партия, партия, которая является партией власти, и эта партия принимает законы своим большинством. Как это случилось – это уже другой вопрос, это закон выборного процесса, все-таки голосуют граждане. То огромное большинство, которым представлена сегодня Россия и о котором так много мы сегодня говорили, без этого большинства партии власти никак бы не получилось.


А что касается Аграрной партии, я смею заверить и товарища, который выразил сомнение и всех, кто слушают, более привязанной и более заземленной и к земле, и к народу партии, чем Аграрная партия, в России нет. И я это не из пафоса по принадлежности к Аграрной партии - это по существу. Это действительно почвенная партия, хотя по своим программам, по своим идейным установкам она, безусловно, сегодня относится к социал-демократической группе партий России.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем Василия Михайловича, радиослушателя из Кронштадта.



Слушатель: Добрый вечер. Это военный пенсионер из Кронштадта беспокоит. У меня как раз вопрос о даче, и о военной приватизации вопрос. Я тоже с дачей хотел, я продал дачу и в Ломоносовский земельный центр я позвонил: во сколько обойдется моя процедура продажи дачи. Мне сказали 10-15 тысяч. Мне обошлось почти 50. Приехали земельный участок замерять. Что его замерять? С одной стороны дорога, ей лет сто, а с другой стороны река, ручеек, которому тоже лет 150, а с третьей стороны участок соседей.



Владимир Кара-Мурза: Из-за таких случаев и принято это законодательство, чтобы избежать в будущем.



Андриан Пузановский: Должен с пониманием сказать следующее: к сожалению, данный законопроект, не просто к сожалению, это не его предмет, он ничего не меняет в процедуре продажи недвижимости или в обороте недвижимости, к сожалению. Очевидно, было бы очень правильным сделать логический следующий шаг и упростить для этой категории недвижимости, связанной именно с этим землепользованием и процедуры оборота, то есть купли-продажи. Это буквально вопль и надо с пониманием к этому относиться.


Но я так же хотел сказать и следующее: в последние дни очень часто при анализе ситуации с реализацией национальных проектов рассматривается вопрос, а как хорошо знает общество об этом президентском начинании, о национальных проектах. Даже Центр Левады провел обследования, насколько общественности известно, особенно той, на которую рассчитаны. И что мы выясняем: что, к сожалению, информированность очень низкая. В связи с этим есть большая надежда, есть желание, чтобы наши СМИ, следя примеру той радиостанции, которая сейчас в режиме целого часа, рабочего часа занимается рассмотрением данного закона, так же находили бы время для дачи буквально юридических консультаций по этим вопросам. И было бы, наверное, целесообразно очень найти деньги в том же Стабилизационном фоне для просвещения и как в сфере национальных проектов, так и в сфере применения данного закона. Ведь он рассчитан как раз для той категории граждан, которым очень трудно самим пробиться к этой информации, и она должна идти сверху и должна быть профессиональной.


Вот почему Аграрная партия на последнем своем съезде в своем решении записала, и оно существует и как пункт, обращенный к правительству и к президенту, о том, чтобы государство взяло на себя обязанность и по содержанию структуры, которая бы занималась обновлением правовой базы прав граждан на земельные участки, на строения, недвижимость и в то же время содействовала их правовому просвещению в этих вопросах. Надо идти навстречу.



Владимир Кара-Мурза: Депутат Государственной думы Олег Шеин разъяснил суть произведенной реформы.



Олег Шеин: Суть данного вопроса в чем заключается: те документы, которые люди оформляли в советское времена, связанные с их дачами, с какими-то гаражными кооперативами и прочими, во многом не вписываются в современное российское законодательство. И поэтому людям было необходимо через суд, испытывая колоссальные трудности и проблемы, легализовать то имущество, которое им принадлежит десятилетиями. В случае, если закон о дачной амнистии будет использоваться спекулятивным образом для того, чтобы узаконить наглое строительство в природоохранных зонах, необходимо обязательно либо разъяснения от правительства, либо законодательство новое для того, чтобы этого избежать, по иному быть это не должно. Что касается владельцев особняков, то для них лишние десять или сколько-то тысяч рублей, в разных регионах по-разному, для оформления кадастрового плана - это не есть деньги вообще. У обычных граждан это может вызывать некоторые проблемы, но и вполне объяснимое раздражение.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от москвички Натальи.



Слушательница: Здравствуйте. У меня вопрос вашему гостю. Скажите, пожалуйста, мы приобрели участок уже после вступления в силу нового Земельного кодекса в 2000 году и построили дом без разрешения на строительство, хотя нужно было уже. Еще прошла раньше информация, что эта «дачная амнистия» не коснется тех участков, которые приобретены после введения нового Земельного закона в 2000 году.



Владимир Кара-Мурза: Во-первых, надо дождаться утверждения этого закона, вступления его в силу и опубликования в официальной печати. Но как раз таких случаев он и касается, чтобы не приходилось людям, подобных вам, собирать излишние документы.



Андриан Пузановский: В отношении реплики Олега Шеина, конечно, он прав, и мы по этому поводу уже высказывались. Государство для этой категории граждан должно взять на себя все расходы по переоформлению документов. Это будет просто честно и благородно, и этого отношения мы все вправе ожидать от государства, которое уже замучилось проблемой, куда девать деньги Стабилизационного фонда. Что касается последнего вопроса, если есть правовые основания на земельный участок, вы получили его по праву и в соответствии с целевым назначением построили индивидуальное жилье, то у вас не будет проблем с оформлением, закон вам пойдет навстречу.


И в заключении я хочу поблагодарить радиостанцию за то, что она нашла возможным в течение часа беседовать с нашими гражданами по очень интересному законодательству, принятому Государственной думой сегодня. И будем все надеяться на то, что данный закон не будет рассчитан на амнистию тех интересов, с которыми мы обычно связываем интересы крупных состояний. Он демократичен, он народный закон, и он прежде всего рассчитан на оказание правовой помощи, поддержки и решение проблем самому широкому слою граждан.



XS
SM
MD
LG