Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российские правозащитники смогут без предупреждения проводить проверки в милицейских изоляторах


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Любовь Чижова.

Андрей Шарый: Российские правозащитники могут теперь без предупреждения проводить проверки условий содержания в милицейских изоляторах. Такой приказ накануне пописал министр внутренних дел России Рашид Нургалиев.

Любовь Чижова: Приказ министра внутренних дел России Рашида Нургалиева - логическое продолжение закона "Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания", который был принят в прошлом году. Один из его создателей, юрист Валерий Борщев, подчеркнул, что принятия этого закона правозащитники добивались более 10 лет. В январе этого года двери для правозащитников открыли учреждения Федеральной службы исполнения наказаний, теперь дошла очередь и до милиции. Валерий Борщев уточняет, что проверять условия содержания заключенных могут не все правозащитники, а лишь члены общественных наблюдательных комиссий. Их в России пока 50. Правозащитник уверен, что посещение мест лишения свободы действительно поможет выявить нарушения прав заключенных, но для этого членам комиссии придется очень постараться.

Валерий Борщев:
Очень долго тянуло с этим приказом МВД. Мы с ними вели долгие переговоры, я обращался к министру юстиции по этому поводу, потому что они выводили за скобки посещение отделений милиции, камеры арестованных и задержанных. А это очень важно, потому что там очень часто творится произвол. В итоге добились, там сказано, что практически и иные помещения отделения милиции могут посещать члены общественной наблюдательной комиссии. Речь идет не обо всех правозащитниках, это очень важно, а о членах наблюдательной комиссии. Вот в Москве у нас 20 человек, я председатель Общественной наблюдательной комиссии города Москвы.

Любовь Чижова: Правозащитники пришли в милицию, увидели, что там творятся безобразия, - каков дальнейший механизм действия, что они должны делать?

Валерий Борщев: Придя в СИЗО, вы никаких безобразий не увидите, это всегда очень тщательно покрыто. Зеки, арестанты не говорят о том, что они есть. Когда мы были 10 дней назад с Сергеем Адамовичем Ковалевым в "Матросской тишине", заходили в камеры - все говорили: "Все прекрасно, все нормально". Но у нас была информация о нескольких заключенных, арестантах, мы ими занимались. Один арестант - Ткаченко - содержался два года под следствием, у него четыре инфаркта, человек мог в любой момент умереть. Ну, вариант Алексаняна. Мы подняли вопрос, и сейчас Верховный суд принял решение изменить меру пресечения - под залог. То есть решение комиссия, это не были просто правозащитники, а это решение комиссии, общественной, наблюдательной, носит, конечно же, рекомендательный характер, но если это аргументировано, если это убедительно, как видите, к нему прислушиваются.

Любовь Чижова: Правозащитница Анна Каретникова - член московской общественной наблюдательной комиссии от организации "Гражданская инициатива". Два дня назад комиссия пришла в Пресненский ОВД, чтобы посмотреть, в каких условиях находятся задержанные. Как написала Анна в своем блоге, милиционеры долго не хотели их впускать, потому что ничего не слышали о приказе Рашида Нургалиева. Правозащитники помогли им зайти в Интернет, показали приказ, и тогда их провели в камеры. Первое, что бросилось в глаза, - отсутствие вентиляции, грязное белье и матрасы и голодный вид обитателей камер. Анна надеется, что более частое посещение милицейских изоляторов поможет ей набраться опыта и понять, как еще нарушаются права заключенных.

Анна Каретникова: Мы посетили пока два СИЗО, мы посетили Бутырку и женский следственный изолятор. Потому что ФСИН раньше подписал тот приказ внутренний, по которому мы могли начать посещения. То есть, помимо закона, необходима еще инструкция, как туда пускать, что должна делать принимающая сторона, каковы наши полномочия. С МВД было чуточку сложнее, потому что они сначала никак не могли подписать этот приказ, не могли начать работу, а когда мы позавчера пришли в Пресненское ОВД, то никто там не знал ни об этом законе, ни об этом приказе. Все руководство от нас немедленно спряталось, ну, просто чтобы не сталкиваться с чем-то непонятным. Но в конце концов, все-таки нам удалось посмотреть, как там содержатся задержанные. Вы знаете, у нас еще очень мало опыта, чтобы я могла судить о том, что от нас осталось скрытым, что нам просто не показали, находились ли там еще какие-то задержанные, но, собственно, мы посмотрели камеры, где они находились, с нами был Андрей Бабушкин, он сделал существенные замечания по поводу содержания, по вентиляции, по каким-то нарушениям в процессе задержания, записал фамилии тех, кто жаловался, и может быть, из этого выйдет какой-то толк. А мы были просто для того, чтобы набираться опыта, чтобы мы могли в дальнейшем сами это делать. Это был, скорее, учебный визит.

Любовь Чижова: Валерий Борщев надеется, что в скором времени правозащитники смогут посещать гауптвахты и следственные изоляторы ФСБ - по крайне мере, закон "Об общественном контроле за соблюдением прав задержанных, арестованных и заключенных" этого не запрещает.
XS
SM
MD
LG