Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кто наживется на ограничении челночной торговли между Благовещенском и Хайхэ


В эфире Благовещенск, Антон Лузгин:

Таможня не дает добро. Так называемая народная торговля между Благовещенском и Хэйхэ фактически потеряла смысл. Уже больше месяца благовещенская таможня не пропускает туристов с 35-килограммовыми сумками через границу. Оказывается, возможно разное прочтение Таможенного кодекса. И то, что раньше разрешалось, вдруг в одночасье было запрещено, причем без всяких изменений закона. Таможенный кодекс гласит, что простые граждане могут беспошлинно провозить 35 килограммов груза, если этот груз не предназначен для перепродажи и при условии, что его стоимость не превышает 65 тысяч рублей. Характер груза, то есть коммерческий он или нет, определяет сотрудник таможни. И это, по мнению коммерсантов и перевозчиков, создает огромный простор для вольной трактовки, а, следовательно, - коррупции. Говорит директор пассажирского порта "АмурАССО" Владимир Сушков.

Владимир Сушков: Таможенник лично может определить - нужен тебе этот товар или не нужен, то есть как бы сказать, если откат есть, товар тебе нужен. Это для собственных нужд. Если отката нет, то товар тебе практически не нужен. Это товарная партия. Ты должен пойти на склад, заплатить пошлину, хотя у тебя ни сумма не превышает, ни вес не превышает. Это определил таможенник. Коррупция присутствует? Присутствует. Потому что лично таможенник определяет потребность именно гражданина в этом товаре. Закон совершенно несовершенный.

Антон Лузгин: На противоположный берег Амура люди ездили за дополнительным заработком. В основном таскали сумки с товаром малоимущие граждане. Значительную категорию так называемых "фонарей" составляли студенты. О нюансах заречных поездок рассказывает Александра Светлова, студентка Амурского госуниверситета.

Александра Светлова: 1200 стоит путевка, допустим. Это такой удар по кошельку. Если ездить каждый месяц, а когда знаешь, что у тебя под боком другая страна, ты можешь туда поехать, привезти себе вещи... Сейчас это стало просто настолько недоступно и нереально. За путевку платили бригадиры плюс платили еще рубли (максимум по 700). То есть можно было еще немножко и заработать. На эти 700 рублей купить себе что-то.

Антон Лузгин: Заградительные меры на таможне уже сказались на ценах на китайский ширпотреб. Товары из КНР становятся менее доступными для жителей Приамурья. Ведь в соседний город Хэйхэ перестали ездить не только коммерсанты, но и обычные туристы, которые покупали вещи для себя. Даже если у вас в руках обычный чемодан, вам не избежать долгой и тщательной проверке его содержимого, а проводить время в очередях мало кому понравиться.
Снижение качества жизни населения двух приграничных городов неизбежные последствия российской таможенной политики. Продолжает предприниматель Андрей Конюшок.

Андрей Конюшок: Можно было бы не менять никаких условий ведения экономической деятельности на период кризиса для того, чтобы дать людям этот кризис спокойно здесь пережить. Населения Дальнего Востока оно будет в большей мере обречено на самовыживание, на самообеспечение. Вот здесь как раз меры, которые были предприняты властями, они сработали в негатив. Не нужно забывать, что это Китай. Население там и до этого было... очень много бедных. Поэтому, не дай бог, но можно ожидать и увеличение преступности, и увеличение объемов контрабанды со стороны китайцев.

Антон Лузгин: Запретительные меры не следует воспринимать, как временное явление, заявило руководство Благовещенской таможни. Борьба с коммерсантами-мешочниками будет продолжена.
XS
SM
MD
LG