Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Образ успешного и честного предпринимателя на экране


Анна Качкаева: Дело «мебельных силовиков» из «Трех китов» в итоговых субботне-воскресных программах подавалось так, что было ясно – перед нами нечто из ряда вон выходящее. На экране появился и бывший следователь, которого за шесть лет этого закрываемого и открываемого дела успели осудить условно, и следователь нынешний, который признался, что только вмешательство главы государства позволило довести «мебельное дело» до арестов.


Но в аналитических программах так и не прозвучало то, чего наверняка ждали зрители, – куда разошлись упомянутые 2 миллиона долларов взяток, как же случилось так, что при одном и том же руководстве Генпрокуратуры дело сначала закрыли, а теперь вновь открыли, была ли недавняя чистка в силовых верхах как-то связана с этим громким коррупционным делом, действительно ли к этой истории были причастны высшие чины из ФСБ, и почему они не упоминаются нынче. Полунамеками, конечно, с экрана прошуршали, мол, «Устинов из-за этого дела и отставлен». Но тогда как же быть с заявлением Путина о том, что этого достойного человека ждет равнозначная государственная должность?! Что-то тут не сходится. Но поскольку столь небезопасной аналитикой на экране уже давно никто не занимается, то будем додумывать мысль сами.


Петр Толстой, кстати, в подводке к сюжету о мебельных воротилах произнес туманную фразу: «Возобновление дела – инициатива самого следствия, а не результат спора хозяйствующих субъектов, как это было все минувшие годы в России, начиная с 90-х». Правда, из сюжета вытекал совершенно другой вывод: если бы не президент, то не известно, где бы были эти инициативы, не говоря уже о том, что сам президент признался, что вынужден был привлечь независимого следователя.


Но любопытнее здесь другое. В главной программе страны вчера косвенно признали, что решения по многим спорам хозяйствующих субъектов в минувшее десятилетие, по сути, не были мотивированы законом, потому что были мотивированы кланами, олигархами и политиками. Тогда логично предположить, что все дела по спорам хозяйствующих субъектов нужно пересматривать. Или все-таки не нужно?.. В общем, видимо, продолжение следует.


Но не о криминальном лице русского капитализма мы собираемся сегодня разговаривать. А поговорим мы об образе успешного и честного предпринимателя на экране, о том, можно ли адекватно и интересно перенести на экран идею зарабатывания денег, а главное, показать этот механизм. Нужно ли убеждать миллионеров участвовать в шоу или они готовы сами тратить деньги на собственный имидж? И хватает ли достойных идей и кандидатов, в которых можно с пользой и выгодно вложить деньги?


Обо всем этом мы сегодня будем разговаривать с генеральным директором канала ТНТ Романом Петренко – того самого канала, где не только успешно и бесконечно строят «Дом-2», но и экспериментируют с шоу про капитал. И вместе со мной в студии моя коллега – обозреватель журнала «Огонек» Юлия Ларина, которая разбиралась, в том числе, и в западных аналогах этих шоу.


Ну и вопрос вам, уважаемые слушатели, такой: должно ли телевидение пропагандировать героев капиталистического труда?


Итак, Роман, вот все ваши программы про капитал построены, собственно, по одному принципу: преуспевающие люди дают возможность подняться и заявить о себе людям не богатым, но предприимчивым и желающим пробиться. То есть все – «Кандидат», «Шанс», «Капитал», с разными модификациями, – программы ровно про это.



Роман Петренко: Да-да.



Анна Качкаева: Но все-таки какова сверхзадача у канала, кроме рейтинга? Вы какое-то послание гражданам транслируете?



Роман Петренко: Аня, вы меня хорошо знаете. Я был, наверное, первым, кто заявил о том, что телевидение должно зарабатывать деньги – и в этом его главная функция. Вот я не знаю, разочарую я вас или нет, но я немножко меняю свою точку зрения.



Анна Качкаева: Это как раз меня радует, что не только деньги.




Роман Петренко

Роман Петренко:Да. И мне кажется, пришел тот момент, когда канал ТНТ уже крепко стоит на ногах, и пришло время что-то платить назад.


Интерес к бизнесу обусловлен двумя главными вещами. Первая – все-таки у нас есть надежда на то, что мы захватим какую-то новую нишу, то есть новую область, про которую еще никто не говорит. Ну а в телевидении, как и в любом другом бизнесе, если ты первый в чем-то, то как бы ты можешь взять весь куш. И это первая надежда – на рейтинги, которая отчасти оправдалась, а отчасти не оправдывается, потому что все-таки интерес к бизнесу в России достаточно маргинальный. И если в Америке едешь в такси, то все таксисты рассуждают про то, как инвестировать, и спрашивают: «А акции «Газпрома» - это надежное вложение или нет?». То есть там это уже перешло на бытовой уровень. У нас этого еще не случилось.


И вторая задача – все-таки обидно за державу, потому что мне кажется, что наша экономическая проблема, она не в законах даже и даже не в чиновниках, хотя это действительно колоссальный стопор экономики, а она в головах. Ну, помните, наверное, это известное изречение: «разруха в головах». То есть бытуют многие стереотипы. Первый – большие деньги нельзя заработать, а их можно только украсть. Ну, в Москве уже, наверное, перестали, но во многих городах до сих пор на людей, ездящих на приличных машинах, смотрят не очень хорошо. И второй момент – в мелком предпринимательстве, а в мелком – это когда человек... Я, кстати, вспоминаю, как 10 лет назад мой приятель эмигрировал в Канаду, приехал потом сюда и говорит: «Слушай, ты знаешь, что там называют «свой бизнес». Потому что для нас бизнес – это должны быть миллиарды, наверное. И он говорил о том, что «пришла к тебе в голову идея открыть бизнес по покраске забора, ты купил кисточку, купил ведро и краску, зарегистрировал компанию – и ты уже занят в своем бизнесе». И это хорошо. Во многих странах очень большой процент экономики, ВВП нашего, который мы хотим удваивать, построен как раз на мелком бизнесе. В России, я могу ошибаться, по-моему, 18 процентов всего заняты в среднем и мелком бизнесе. Это очень и очень мало.


И еще раз, первое – мы хотим рейтинги немножко заработать. И пока это с переменным успехом получается. Но, кстати, та аудитория, которую мы привлекаем, она окупается. Потому что это продвинутая, как правило, аудитория. И второе – все-таки хочется немножко попробовать повернуть мозги наших сограждан в том плане, что... Вот в Америке, кстати, меня американцы всегда удивляли. Вот лежит со мной на пляже американец и говорит: « Oh! I have got the idea on one million dollars!». Я говорю: «В чем дело?». А он говорит: «Ты представляешь, сколько я очков утопил в море?!». Я говорю: «Ну и что?». Он говорит: «Я придумал плавающие очки. Я на этом могу заработать миллионы». Идиотская идея, но каждый американец, или почти каждый, свято верит в то, что если к нему придет какая-то бредовая идея, то на ней можно заработать. А у нас, как только тебе приходит в голову какая-то идея, сразу: «Ага! Это ж надо чего-то делать, надо регистрироваться. А потом мне не дадут. У нас можно только украсть. Ну и Бог с ней, я ею не буду заниматься».



Юлия Ларина: Наш человек придумал бы идею доставать те очки, которые уронили пловцы.



Роман Петренко: Может быть.



Анна Качкаева: У меня тоже возникла такая мысль в голове: «можно и эти достать».



Роман Петренко: И продавать, да, по сходной цене.



Анна Качкаева: И вот еще одно лицо российского капитализма в эмиграции.


Хорошо. Роман, тогда скажите, пожалуйста, а что двигает вашими персонажами? Я назову тем слушателям, которые, может быть, не видят эти программы, кто в них занят. Год назад на канале ТНТ стартовало шоу «Кандидат» с ресторатором Аркадием Новиковым. Оно успешно прошло. Барышня-победительница работает у него в компании. Действительно работает, и до сей поры?



Роман Петренко: Да-да.



Анна Качкаева: С ней все в порядке. Вот сейчас в этой программе будет участвовать господин Потанин, и он будет выбирать кандидатов. Но об этом мы еще поговорим. Стартовало весной шоу «Капитал», где пять человек, блестящих предпринимателей, но не таких крупных олигархов, как Потанин: Коркунов – шоколадный, Надежда Копытина – это заморозка продуктов, Недорослев – это вложения в аэрокосмос, Теплухин – «Тройка Диалог», эта компания управляет капиталами, Евгений Чичваркин – знаменитая «Евросеть», торговля мобильными телефонами, - собственно, они составляют жюри, это некая госкомиссия, которая выбирает людей для вложения в самые простые их идеи деньги.


Вот что всеми этими людьми движет? И как вы их уговариваете участвовать?



Юлия Ларина: Еще есть Александр Лебедев.



Анна Качкаева: Да, господин Лебедев. Программа «Шанс». Вторая программа пошла в эфире, где, в общем, схожая схема, но только он там один выбирает - он управляющий проектом - этих самых кандидатов.



Юлия Ларина: Более того, это отечественный проект.



Анна Качкаева: Да, у него нет прямой кальки.



Роман Петренко: Я могу сказать, что люди бизнеса, они все озабочены имиджем бизнеса в России. И надо сказать, что имидж капитала, он не очень хороший. Мне кажется, это главная вещь, которая ими движет. Более того, все люди, у которых столько денег, что они могут про это просто забыть, и для них, в общем, зарабатывание денег остается каким-то спортивным интересом, и я отмечаю одну общую черту – они все хотят сделать что-то для страны.



Анна Качкаева: А они так об этом и говорят?



Роман Петренко: Нет, они об этом не говорят. Это народ достаточно скромный.


Меня, кстати, абсолютно поразил Потанин. Мы сидели шесть часов с этим человеком, которого «Форбс» оценивает... я не помню, во сколько, но это много миллиардов долларов, и я зауважал олигархов. Он действительно абсолютно уникальный человек. Мы пропустили через себя около 60 человек. Мы задавали им разные вопросы. Он показал абсолютно энциклопедические знания во всех вопросах.



Анна Качкаева: А он участвовал в этом отборе?



Роман Петренко: Да, он участвовал, он очень активно участвовал в этом, ему это интересно.


И еще один момент. Мне кажется, что для них это все... каждый день приходишь на работу, это все уже скучно, а это нечто новое, что можно сделать.



Анна Качкаева: То есть мотивы... я так для себя думаю, поскольку я с некоторыми из них разговаривала, и понимаю, что они много тратят времени, но все равно не собираются бросать всю эту историю. Потому что некоторым важно показать, что зарабатывать – это кайф, другим важно показать, что можно передать опыт, третьим – действительно есть азарт и смена деятельности, и четвертым – действительно имиджевые вопросы, улучшить отношение к бизнесу и пропагандировать какую-то предпринимательскую деятельность.



Роман Петренко: Да Я думаю, в совокупности все эти моменты плюс определенная доля авантюризма: «а вот давайте попробуем!». Причем, мне кажется, нельзя обвинить никого из этих людей в том, что это они делают для пиара, потому что мы знаем, что Потанин, например, очень избегает общения с прессой, присутствия где-то на телевидении и так далее. А здесь он сам согласился. Но мне кажется, главное, что ими движет, - это изменить имидж бизнеса и как бы поощрить предпринимательское мышление.



Анна Качкаева: Вот вы сами затронули эту тему, и она, так или иначе, висит, конечно, в воздухе: богатые не хотели «светиться», по крайней мере, минувшие четыре года уж точно. Они напуганы. Не говоря уже о том, что, действительно, приходится некоторое время на это тратить. И вдруг такой одновременный старт всех этих проектов. И, как всегда, мы подозреваем вот в этом одновременном старте либо некую кампанейщину, либо вы какую-то потребность уловили в обществе и в воздухе, хотя вы сами говорите, что 18 процентов всего бизнесом занимаются. Или это все-таки не сформулированный, но обозначенный социальный заказ?



Роман Петренко: Ну да, это, скорее, социальный заказ, который никто не заказывал. Но мы нащупали несколько интересных идей, которые мы хотели попробовать. То есть инициатива шла от нас, безусловно. «Капитал» - это изначально японская идея.



Анна Качкаева: Не американская все-таки?



Роман Петренко: Нет, не в Америке. В Америке этого не было вообще. «Кандидат» - это второй сезон, причем мы его стартуем с Потаниным ровно так же, как мы стартовали первый с Аркадием Новиковым, это где-то в середине августа пойдет. Поэтому это как бы повторение предыдущего шоу. И два новых проекта «Капитала», они просто синхронно запустились, никакой кампанейщины здесь нет.



Юлия Ларина: Но, тем не менее, все равно вызывает удивление то, что столько очень крупных предпринимателей, и даже олигархов, бросили все дела в одно время, месяцы тратят на эти съемки. И я заметила, что в шоу «Капитал» есть что-то вроде слогана «Капиталы должны работать в стране», а это фактически цитата из послания Путина Федеральному Собранию. То есть все-таки некоторая, мне кажется, государственная задача здесь есть, даже если вам ее никто не сформулировал. И, собственно, она не вызывает отторжения. И это даже можно приветствовать. Во всяком случае, это значительно лучше тех политических заказов, которые спускаются на телевидение.



Роман Петренко: Вот удивительно, что государственные заказы последнего времени, они все очень логичные. Например, ВВП, рождаемость, капиталы в России – это же почти как «фабрики – рабочим, землю – крестьянам». Это настолько логично и настолько будет подхвачено, что, безусловно... то, что мы делаем, мы очень рады, что это совпадает с генеральной линией.


Вы спрашивали, как мы их собрали. Ну, в «Капитале» все мои личные друзья, кроме Чичваркина, с которым я познакомился совсем недавно. Они все интересные, харизматические люди. И, в общем, я с ними лично разговаривал, их уговаривал. У них у всех было много сомнений. Недорослев говорит: «Меня будут показывать по телевидению. А потом приду я к своим генералам (он активно трудится в космосе), и что они мне скажут?..». Я говорю: «Слушай, человека «из ящика» всегда уважают. Еще и родственников приведут и скажут: «Посмотрите, это Недорослев, которого вы видели по телевизору». У них у всех было много сомнений по этому вопросу. Вот я знаю, что Павел Теплухин говорил: «Ну что вы какие-то левые проекты приводите сюда. Ничего серьезного нет».


Проблема заключается в том, что там действительно много идей, которые условно можно назвать «левыми», в «Капитале».



Анна Качкаева: Давайте уточним, что Роман имеет в виду под словом «левые». Не левые, зашедшие сбоку, а в том смысле, что какие-то они немножко убогие все, какие-то мелковатые, с одной стороны. Но с другой стороны, идеи массажного салона, икры из водорослей, конторы по проведению праздников – это все вот тот самый сервис, которого должно быть много, но на него нет денег. Да, очень хочется по телевидению увидеть нечто зрелищное, чтобы кто-нибудь что-то придумал, и в это бы вложили деньги, и сразу бы несколько сот рабочих мест появилось и так далее. Я не знаю, и это, кстати, тоже один из вопросов, кто эти люди, что это за класс такой, которые приходят к вам на программу.



Роман Петренко: Это мелкий бизнес. Потому что по условиям программы каждый из наших «капиталистов» отдает около миллиона личных своих денег, вкладывает в один или другой проект. То есть они все имеют обязательства в каждой, или почти в каждой, программе вкладывать в этот бизнес по миллиону долларов. Понятно, что это рисковые инвестиции. Понятно, что они с этого что-то имеют. Ну, например, если приходит какой-нибудь изобретатель и говорит: «Я готов за миллион рублей продать 15 процентов своей икры из водорослей», - ну, это рискованный бизнес. Для многих «капиталистов» это чисто символические деньги. И проблема отсутствия масштаба вот этих соискателей... то есть здесь проблемы никакой нет. Это мелкий бизнес. Потому что все другие проекты – проект запуска ракеты на другую планету, проект гигантского фитнесс-центра – это все требует миллионных вложений, и это не является предметом нашей программы.


Мы как раз хотим стимулировать мелкий бизнес. И хотим сделать две вещи. Первая – заставить поверить людей, что если у них есть идеи, то обязательно есть капиталисты, которые хотят эту идею. И это так, потому что традиционно, как вы знаете, капиталисты всегда жалуются на то, что нет людей и нет идей, которые они хотели бы воплотить, а деньги есть. А держатели идей говорят, что нет денег. И это попытка свести одних с другими, и заставить поверить предпринимателя, что есть люди, которые готовы деньги вложить. И также на основе вот этих ошибок, когда людям не дают деньги, потому что они приходят без аргументов и не могут продать эту идею, показать, как это делается, показать, как можно идеи продавать капиталистам. А так, чтобы это было интересно рядовому зрителю, там, безусловно, есть драматургия. Мы хотим показывать судьбы, хотим показать, сколько есть на кону у этого человека – соискателя, который пришел к капиталистам, и как он либо использовал свой шанс, либо не использовал, и потом как бы его человеческую драму после этого. То есть здесь в какой-то степени драматический театр тоже присутствует.



Юлия Ларина: А там вообще удивительная получилась ситуация. Вроде бы героями этой программы должны стать вот эти соискатели, участники, а получилось, что герои программы – это опять бизнесмены. И так интересно на них смотреть и их слушать...



Анна Качкаева: Потому что они мотивированы, умны, спрашивают по делу, новые лица...



Юлия Ларина: Мгновенно принимают решения, задают очень точные вопросы. И причем видно, что они приняли решение – и они не будут о нем жалеть, они не будут говорить через пять минут после того, как человек покинул помещение: «А может быть, мы зря его отпустили? Может быть, несколько миллионов долларов ушло?». Они приняли решение – и все. И вот вы сказали о разнице в масштабах, и эта разница очень заметна. По идее, для этих участников – это не только возможность получить деньги, но даже если они не получают деньги, то это возможность получить консультацию пяти олигархов...



Анна Качкаева: Они не олигархи. Они просто крупные бизнесмены, управленцы.



Юлия Ларина: Да... которых в обычной жизни добиться невозможно ни за какие деньги.



Роман Петренко: Да, это так.



Юлия Ларина: И очень любопытная ситуация. Вчера, например, пришли две женщины, которые производят какой-то полезный для здоровья хлеб. И вот пять бизнесменов в один голос им говорят, что у них неправильное название продукции, у них плохая упаковка, они продают не в тех местах. И эти женщины, вместо того, чтобы внимательно слушать и воспользоваться этими советами, они говорят: «Нет, это ваше личное мнение. А вот мы продавали. И людям нравится».



Анна Качкаева: И прочитаю пейджерные сообщения, чтобы как-то определить отношение наших слушателей.


«Показывать обязательно нужно, - пишет нам Дмитрий, - но не тех, кто тянет нефть не из ими построенных скважин, а тех, кто создал завод по производству компьютеров, самолетов и каких-нибудь других нужных вещей, изобрел что-нибудь необыкновенное, как Эдисон, а не то, что построено на украденные деньги».


Господин Добрый пишет: «Я знаю многих героев капиталистического труда. Их «героизм» сводится к вывозу капитала из страны, бесконечным развлечениям и ужимистой зарплате своим рабочим. Таких «героев» страна должна знать в лицо». Ну, таких тоже можно, наверное, показать.


Олег Борисович пишет: «Все подборы этих кандидатов бизнесменами являются подбором челяди. Они несамостоятельные люди. Для нашего дикого бизнеса надо иметь наглость и деньги».


«Никому не нужны сырьевые олигархи. Ни Абрамович, ни Потанин не изобрели нефть и цветные металлы. А если человек разбогател по своему уму и таланту, открыл и построил что-то самостоятельно, то людям все равно, в каких виллах он живет и на каких яхтах плавает». Вот такая реакция, она очень разная.



Роман Петренко: Это то, о чем мы говорили, что имидж в народе все-таки не очень хороший. Хотя я многих людей, в том числе, и из нефтяной промышленности знаю, и надо сказать, что они, в общем, не похожи на тот стереотип, который здесь рисуют, что это постоянно развлекающиеся люди.



Анна Качкаева: Как раз сейчас все говорит о том, что люди, которые занимаются всерьез бизнесом, не обязательно сырьевики, а хотя бы даже те пятеро, которые показываются в вашем шоу «Капитал», - это люди, которые очень много работают. Но люди они креативные, и работают с явным удовольствием.



Роман Петренко: Я знаю рабочий день Недорослева. Недорослев спит по четыре-пять часов вообще. То есть он сумасшедший абсолютно человек. То есть это человек, у которого 20 часов в день занимает работа. На развлечения времени, по-моему, не хватает.



Юлия Ларина: И вообще интересное дело, вот эти шоу, они лицензионные, то есть мы их купили. Но мы купили их и изменили фактически задачу. Потому что в Америке шоу «Кандидат» ведет скандальный бизнесмен Дональд Трамп. И насколько я знаю, участников там подбирают соответствующих – тоже людей, готовых на все ради бизнеса, ради карьеры. А у нас изменилась задача кардинально. Потому что ищут предпринимателей, наоборот, с хорошей репутацией, добившихся всего своими силами. Тот же Новиков достиг...



Анна Качкаева: А кто победил в американском шоу «Кандидат» в этом году?



Роман Петренко: Не помню. Я помню, кто победил, по-моему, в последнем английском шоу. Удивительно, но победил, по-моему, водитель в метро.


А в «Капитале» они же постоянно побеждают. В каждой программе может быть человек, который получает свои деньги и уходит с деньгами. В «Кандидате», да, там до финиша доходит только один человек.



Юлия Ларина: Но все остальные тоже не пропадают. Насколько я знаю, участники «Кандидата-1», они все расхватаны по фирмам, и они уже не пропадут в жизни, потому что они себя продемонстрировали.



Роман Петренко: Да. В Америке как-то публичность и известность очень просто капитализировать. А в России тяжелее.



Анна Качкаева: Роман, у меня такой еще вопрос. Сама идея, как я понимаю, в общем, симпатична - по попытке внедрить в сознание не патерналистскую мысль, что «ребята, мы сами за себя должны отвечать, по возможности бороться, добиваться». Но как на вашем канале вот эта идея, такая активная, позитивная, жизнеутверждающая, уживается с абсолютно животным существованием и бездельничаньем в «Доме-2»? Я сложно к этому проекту отношусь, неоднозначно, тоже считаю, что там есть некий слепок нынешних социальных нравов. Но такое ощущение, что на одном канале молодые люди из разных стран. Вот как это идеологически... даже не идеологически, а идейно сочетается? Правильно ли это?



Роман Петренко: Аня, я с вами не соглашусь. Потому что в «Доме-2», как это ни удивительно, там колоссальное сборище талантов. Там 80 процентов людей с колоссальной харизмой.



Анна Качкаева: Так на что они его тратят, Роман, на что? Хочется, чтобы они уже на что-нибудь его потратили, энергию свою молодую, знания, мозги.



Роман Петренко: Дело в том, что мы показываем из 24 часов только 45 минут. И из-за того, что шоу называется «Построй свою любовь», то все, что мы показываем, оно ограничено вот этой рамкой – «построй свою любовь». Солнце записывает диск, Май абсолютно шикарный актер, и я думаю, что он, может быть, следующий российский Безруков. Там очень много талантливых людей. И, к сожалению, в рамках одной программы, у которой очень четкая концепция – «построй свою любовь», мы можем показать только любовные перипетии и любовные интриги.


Насчет того, что они там не заняты, ну, действительно, есть такая проблема. Потому что сначала построили дом, потом построили конюшню, потом начали придумывать, что еще строить. Ну да, сейчас, летом, в основном отдыхают.



Юлия Ларина: Но надо прямо сказать, что они не сильно надрывались на этих стройках. Там очень легкая технология. У них нет ни опыта, ни знаний, и поэтому...



Анна Качкаева: И вообще это такая долгоиграющая история. Дом должен был бы по всякой логике, даже телевизионного проекта, уже давным-давно быть построен. Но просто он имеет такой успех, что его все строят, строят и строят...



Роман Петренко: Это так. Ну, 24 часа находиться перед камерами – это тоже тяжелый труд.



Юлия Ларина: Между прочим, мне кажется, что вот эта причина, по которой реалити-шоу с бизнесом, они не будут никогда так популярны, как «Дом-2». Дело в том, что в «Доме-2» и во многих других реалити-шоу заложена мечта нашего человека – вот именно мечта о халяве, что «ты ничего не делаешь, ты живешь на всем готовом, тебя кормят, тебя даже одевают» – они периодически выезжают в какие-то магазины и закупают там вещи. Ну, пусть они записывают диск – это тоже не очень каторжная, я думаю, работа, когда у них весь день свободный. И ты не думаешь о том, как заработать на жизнь. И мне кажется, что как раз эта причина, почему большинство людей все-таки мечтают попасть туда и будут смотреть это.



Анна Качкаева: Туда, а не на шоу «Кандидат», например.



Юлия Ларина: А там же надо работать. Там нужна ответственность за деньги, которые тебе вручают, ответственность за людей, если ты работаешь в команде. Там нужно принимать решения. А если ты приходишь в шоу «Капитал», то ты не просто с идеей приходишь, а ты приходишь с бизнес-планом, и это должно быть обосновано.



Роман Петренко: Ну, причина, почему бизнес-шоу никогда не будут так популярны, как реалити-шоу «Дом-2», она немножко в другой области. Вот почему «Дом-2» так дико популярен? Потому что это единственный правдивый взгляд на отношения молодых мальчиков и девочек, почерпнутый не из романов, а из реальной жизни. Я получаю очень много критики, и я часто отвечаю на нее. Например, мне пишет 30-летний мужчина: «Как вам не стыдно?! Что вы такое там развели?».



Анна Качкаева: И мне уже про «рвотный порошок» написали.



Роман Петренко: Я ему отвечаю: «Если бы вам было 16 или 17 лет, и вы были бы девочкой, и вы бы вообще не понимали, чего им, мужикам, нужно, и не понимали бы, как строить свою личную жизнь, вот тогда бы «Дом-2» вам понравился. А вам, 30-летнему мужику, эта программа, наверное, не так интересна». Там тоже есть очень много позитива. Кстати, последнее слово, чтобы оправдать «Дом-2», у них очень жесткий концертный график. Они ездят в Киев, дают концерты... Кстати, на Украине шоу тоже стало дико популярным, хотя идет с задержкой в 12 месяцев почти.



Анна Качкаева: Нет, я уже за то благодарна этим молодым товарищам, которые... как выяснилось, в регионах у ваших партнеров их используют по правильному назначению. Их приглашают, они танцуют или выступают, а потом из этого делают благотворительный концерт и собирают либо на Красный Крест, либо детям – что уже хорошо, уже пригодились.



Юлия Ларина: Но все-таки это действительно разные люди, как будто из разных стран.



Анна Качкаева: Да, это правда.



Юлия Ларина: Они говорят на разных языках. В программе «Капитал» могут сказать: «среди того контента, который вы генерировали». Вы можете представить себе такую фразу в «Доме-2»?!



Анна Качкаева: Ну да. А мне-то кажется как раз, не знаю, поэтому...



Роман Петренко: Это же бизнес-жаргон.



Анна Качкаева: ...Роман, мы будем с вами спорить. Потому что вы, споря с нами, себе противоречите. С одной стороны, вы говорите о том, что «18 процентов людей, занимающихся малым и средним бизнесом, – это мало, нужно, чтобы их было больше, и тогда люди будут самостоятельными». С другой стороны, вы говорите, что «ну, ничего, нормально, все будут в «Доме-2».



Роман Петренко: Аня, человечество, в общем, глубоко мечтает всего о четырех вещах. Эти четыре вещи очень разные, поэтому у нас разные программы есть. Эти вещи – это бессмертие, человек, может быть, подсознательно об этом мечтает, это вечная молодость, это безграничная сексуальность и несметное богатство. Вот эти четыре вещи. Причем несметное богатство не связано с тяжелым трудом в плане мечтаний. Несметное богатство – это просто какая-то идея, которую хочется реализовать, как философский камень. Поэтому «Дом-2» у нас об одном, а «Капитал» у нас о другом. И мне кажется, что это нормально.



Анна Качкаева: Ну да. У вас еще есть, в общем, и дети, как продолжение, с няньками. Чего только нет? Еще только нет о бессмертии программы, пожалуй.



Роман Петренко: У нас сейчас будет программа об экстрасенсах, которыми пестрит... причем тоже реалити-шоу. Мы еще не поняли, как его назвать. Но рабочее название «Конкурс колдунов».



Анна Качкаева: Ужас какой!



Роман Петренко: Мы берем экстрасенсов и проверяем их какие-то экстрасенсорные вещи. И там тоже каждый раз выбывает человек, у которого экстрасенсорика хуже, чем у других. И побеждает кто-то один. Причем это не будет подстроено. Если наши экстрасенсы не смогут ничего понять, или отгадать, или увидеть, то как бы мы будем это показывать.



Анна Качкаева: Только я хотела порадоваться, что не будет чего-нибудь такого... мракобесия, нет, оказывается, что еще и это...



Роман Петренко: Аня, мракобесия не будет. Это будет трезвый взгляд на мракобесие.



Анна Качкаева: А! Это хорошо.


Послушаем звонки. Сергей из Дубны, здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Я бы хотел предложить вашему гостю, чтобы он сделал, например, такую передачу «На кухне», куда будет приглашаться, например, знаменитый человек, артист, врач, рабочий человек, может быть, бабушка из деревни, и они будут высказывать свои мысли о жизни, о сегодняшней ситуации в стране.



Анна Качкаева: Ну, такие программы, в общем, они могли бы быть. Эта программа называется либо «интервью», либо «вариант взгляда», когда на кухне можно собирать людей. На самом деле таких программ тоже почти нет в нынешнем эфире.



Роман Петренко: Сейчас они уходят, этот формат уходит. Потому что мы, в телевидении, являемся заложниками зрительского спроса. И мы не можем показывать то, что спросом не пользуется. Вот программа «интервью в студии» работает, только если интервьюируется какой-то харизматический человек, которому есть о чем сказать, политики, «звезды» эстрады. А бабушек из деревни никто не будет смотреть, и мы не можем себе этого позволить.



Анна Качкаева: Роман, это вечный наш с вами разговор о том, что спрос, а что предложение. Но это тема отдельной программы.


Владимир из Московской области, здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Если взять Советский Союз и сегодняшнее общество, то как бы мы можем разделить, когда раньше молодой человек уже образовывался и выбирал после школы, куда идти – либо работать, либо дальше учиться, то у него была ясная цель, что поступая учиться, он выбирает специальность, он будет полезен обществу в таком-то качестве. А сейчас потребность в том, чтобы получить специальность, тоже есть. Но вот быть полезным обществу – это уже нарушилось. Сейчас стал как бы во главе заработок, после специальности получить хороший заработок. И вот как бы все эти шоу – и «Дом-2», и «Кандидат», и «Капитал» - они как бы ориентируют людей сейчас в новых условиях. Но ведь мы берем слепок с западного общества вот этими шоу. А в западном обществе в основном как бы индивидуализм и иждивенчество. Вот иждивенчество у нас есть, а индивидуализм только-только начинает зарождаться. А индивидуализм, как качество, очень интересное...



Анна Качкаева: Владимир, у вас какая-то смесь в голове тоже произошла. Как иждивенчество связано с индивидуализмом?



Слушатель: Я бы это и хотел пояснить. Иждивенчество - молодой человек считает, что общество ему обязано предоставить... Это, допустим, «Дом-2». А индивидуальность – это уже «Кандидат» и «Капитал», где люди уже начинают мыслить с точки зрения заработка, и одновременно на себя этот заработок примерить, что они могут, как самостоятельные люди.



Анна Качкаева: То есть вы считаете, что нормально, что они существуют на одном канале, и это такие переходные...



Слушатель: Да, это хорошо. И у меня вопрос. ТНТ – это как бы дочка «Газпром-Медиа», да?



Роман Петренко: Да.



Анна Качкаева: Входит в холдинг, да.



Слушатель: В принципе, чтобы развивать такие шоу, конечно, надо быть более самостоятельным в этом плане. То есть «Газпром-Медиа» - это государственная структура. Ведь если вы будете, например, делать такое шоу, которое будет в противовес власти идти, как к этому отнесутся ваши учредители?



Роман Петренко: Я думаю, что учредители, наверное, к противовесу власти не очень хорошо отнесутся, мне так кажется.



Анна Качкаева: Только я не знаю, кто должен... Наверное, если Борис Абрамович Березовский с Владимиром Александровичем Гусинским вдруг будут героями шоу «Капитал», вдруг они захотят, или героями «Кандидата»...



Роман Петренко: Ну, призывы к свержению власти...



Анна Качкаева: Да... и по пути на свои деньги захотят еще вот это сделать, тогда, наверное, будут проблемы.



Роман Петренко: А пока нет.



Анна Качкаева: Пока Потанин... Кстати, еще кто-нибудь изъявлял желание...



Роман Петренко: У нас никто не изъявляет желание. Мы находим и уговариваем. Вот Александр Митрошенков лично уговорил Потанина.



Юлия Ларина: И еще был интересный момент, Александр Митрошенков рассказывал о том, что известные и крупные бизнесмены сами хотят быть участниками вот этого шоу «Кандидат», не только ведущими, но и участниками. Им это интересно, и они хотят доказать и Потанину, и друг другу, что они тоже умеют. И для них это вроде бы стало какой-то новой игрой. Вот в новом шоу «Кандидат» будут какие-то известные бизнесмены в качестве участников или нет?



Роман Петренко: В качестве участников... ну, набор уже сделан, и там известных бизнесменов нет. Но приходили люди, и Потанин спрашивал: «Ребята, а вам это зачем? У вас зарплата уже больше той, что я заявляю». И один человек, тоже достаточно высокопоставленный менеджер в известной организации, говорит: «Ну, мне кажется, это просто вы для эфира, а на самом деле вы будете больше платить».



Анна Качкаева: Понятно. То есть решили, что, может быть, разводят. Ну, есть и такие. И мы с Романом говорили о том, что объявляются и какие-то региональные миллионеры, которые пытаются запускать собственные шоу в связи с другими проектами, более развлекательными – футбольными, праздничными. Наверное, такие появятся. Другой вопрос, что технологии драматургии и сценаристы требуются для таких программ.


Александр Евгеньевич из Саратова, здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. У меня два вопроса к гостям. Я приветствую организацию шоу «Капитал». Народ должен знать своих героев. И первый вопрос. Вы сами-то верите в заявление Путина по поводу должности Устинова? И что вас умиляет в обращении президента? Я не этого не понимаю.


И теперь, пользуясь тем, что у вас в студии находится руководитель ТНТ, я бы хотел сказать, что ваши реалити-шоу «Дом-2» и так далее, я уверен, что это спонсирует Людмила Нарусова из тех денег, которые недополучили узники концлагерей. Это вульгарная и пошлая передача.



Анна Качкаева: Понятно.



Роман Петренко: Я просто хочу сказать, что мы зарабатываем на программе «Дом-2» очень много денег на рекламе. Там известные бренды являются спонсорами. И, в общем, я думаю, что оборот нашей программы больше, чем у Людмилы Нарусовой есть. И вот такие беспочвенные обвинения в эфире, мне кажется, очень нехорошо делать.



Анна Качкаева: Мы не будем сейчас обсуждать тему Устинова и Генеральной прокуратуры. Потому что явно сегодня это будет темой следующих информационных выпусков. Потому что появилась информация, что внесена кандидатура в Думу и в Сенат, но не известно, кто именно.



Юлия Ларина: Это другое реалити-шоу.



Анна Качкаева: Это другое реалити-шоу, за которым мы с вами будем наблюдать, видимо, всю наступающую неделю. Потому что к пятнице только, говорят, этот вопрос будет обсужден или решен.


Людмила Ивановна из Смоленска, здравствуйте.



Слушатель: Добрый день. Вы, наверное, помните одну из сказок Эзопа «Зевс и стыд». Так вот, товарищу, который руководит ТНТ, я скажу, что эту сказку стоит перечитать. Это во-первых.


И во-вторых, почему я звоню по поводу ТНТ, хотя его у нас редко показывают - я ведь на селе живу. Попался журнал с изображением Ксении Собчак. Ну, Анатолий Александрович для меня был и остается непререкаемым авторитетом. Купила журнал. Оказывается, есть передача. Стала смотреть. Ой, хочу заступиться за Нарусову. Нарусова сама огорчена, что у нее доченька такая.



Анна Качкаева: Понятно, Людмила Ивановна. Короче говоря, вам не нравится Ксения Собчак, то, как она себя ведет, и то, что она ведет программу «Дом-2». Судя по всему, именно это вы и хотели нам сказать. Ну, об этом у нас вся общественность говорит, и прокуратура, и даже пыталась...



Роман Петренко: Так уж и вся!..



Анна Качкаева: Ну, общественность большая говорит. И пишут об этом постоянно. Вот только рейтинги, даже в День России, у «Дома-2» были выше, чем многие проекты других каналов, и это тоже правда.


Кстати, я хотела бы обсудить еще тему, которая все равно, так или иначе, возникает в этой связи. Потому что накануне, в пятницу в Америке, например, американский президент подписал закон, который увеличил штрафы за демонстрацию по телевидению и в радиоэфире безнравственных материалов. И там теперь это будет обходиться в 325 тысяч долларов, если непристойность будет показана в вечернем эфире. Это в 10 раз больше, чем было ранее.


Вы вот не опасаетесь, что когда-нибудь и до «Дома-2» доберутся?



Роман Петренко: Аня, «Дом-2» в плане показа непристойностей, а здесь имеются в виду, наверное, элементы обнаженного тела, скорее всего...



Анна Качкаева: Да.



Роман Петренко: ...какие-то ругательства.



Анна Качкаева: Там тоже о языке говорили.



Роман Петренко: А вот язык утреннего радиоэфира, развлекательных радиоканалов, он достаточно фривольный. Вот за это в Америке штрафуют и так далее. Вот в плане показа «обнаженки» «Дом-2» - это очень пуританское шоу. Мы там не показываем никакой «обнаженки». Можете сами посмотреть.



Анна Качкаева: Я-то смотрю. Я, кстати, по поводу языка тоже все время ежусь в этой связи. Потому что язык оставляет, безусловно, желать лучшего.



Роман Петренко: Но в народе-то ругаются.



Анна Качкаева: Это понятно. Но вы знаете, Роман, что в Америке эти ограничения не накладываются на кабельные каналы. Ограничиваются как раз эфирные вещи. Вот и все. Вопрос только в том, насколько это в России будет применимо или не применимо. Потому что Общественный Совет, который тоже днями же был создан... Буш там принял, подписал закон, а у нас Общественный Совет – у него сложное название из 14-ти слов – о нравственности, вот чем он будет заниматься?.. Видимо, тем же самым.



Роман Петренко: Нравственность... очень большой вопрос по поводу формулировок нравственности. Это вообще очень сильно поколенческий вопрос. Потому что посади два разных поколения – и у них будут абсолютно два разных понятия о нравственности. И это вообще очень сложный вопрос. И поэтому до сих пор в законах дикие пробелы. Никто не может ориентироваться, никто не понимает, что же это такое – нравственное или безнравственное. Ну, приходится руководствоваться внутренним чутьем.



Анна Качкаева: Роман, расскажите, пожалуйста, о главных тенденциях минувшего сезона. Как вы их понимаете?



Роман Петренко: В общем на телевидении?



Анна Качкаева: Да.



Роман Петренко: Ну, в общем, за прошедший год мы видим то, что рекламных денег на телевидении прибавилось. Эти деньги были быстро потрачены на « production », и поэтому качество, в общем, возросло. У нас по-прежнему доминируют сериалы на телевидении.


На СТС сейчас заканчивается сериал «Не родись красивой» - у него просто феноменальный успех. Такого сериала, чтобы давал в три раза больше долю аудиторию, чем в среднем доля канала, такого не бывает нигде. И он «сожрал» в 8 часов вечера почти половину свободной аудитории от телеканалов. И мы видим, что на всех других каналах рейтинги, по сравнению с этим сериалом, меркнут. Это самая большая загадка уходящего сезона. И все телевизионщики сейчас думают над проблемой 8-ми часов, насколько я знаю. Потому что в 8 часов идет этот сериал. Поэтому у меня предвкушение, что в будущем сезоне в 8 часов вечера будет какая-то мясорубка, потому что у всех заготовлены разные идеи, что же этому противопоставить.



Анна Качкаева: Я благодарю вас.


XS
SM
MD
LG