Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Госдума рассмотрела изменения в проект федерального закона об охране Байкала


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Марина Катыс.



Александр Гостев: 16 июня в Государственной Думе России состоялось заседание рабочей группы по разработке проекта федерального закона "О внесении изменений в закон об охране озера Байкал". Важнейшим результатом заседания фактически стало достижение компромисса между депутатами по поводу установления границ водоохраной и центральной экологической зон озера Байкал.


О том, как это скажется на состоянии озера, моя коллега Марина Катыс побеседовала с руководителем байкальской программы Гринпис России Романом Важенковым.



Марина Катыс: Поскольку Государственная Дума Российской Федерации 16 июня рассмотрела проект федерального закона о внесении изменений в федеральный же закон об охране озера Байкал, там был найден некоторый консенсус между экологами и министерством. Как бы вы могли это прокомментировать? Если этот закон будет принят, что это даст в смысле защиты Байкала?



Роман Важенков: Я в принципе был достаточно удивлен, когда некоторых авторов закона о Байкале, с которыми мы постоянно работаем, из Госдумы на это заседание не пустили. По той информации, которая у меня есть, ощущение складывается, что люди не хотят на самом деле достичь тех целей, которые они перед собой ставят. И в первую очередь сами формулировки, которые они хотят применить для этого закона, они довольно-таки расплывчатые, запутанные и, с научной точки зрения, могут быть даже неприемлемы.



Марина Катыс: Сергей Колесников, один из депутатов, который предлагал внести в закон об охране озера Байкал абзац о том, что водоохранная зона озера Байкал включает в себя дельты рек, впадающих в озеро, и проходит по вершинам хребтов, он очень положительно оценил результаты обсуждения этого законопроекта.



Роман Важенков: Насколько я знаю, как раз эта формулировка и не была. Была принята формулировка, что-то вроде, что граница водоохранной зоны проходит по водораздельной границе водосборного бассейна озера Байкал, что с научной точки зрения, полная чехарда. Нам позвонили из Думы, попросили также продумать, как написать формулировку, потому что там есть сложности.



Марина Катыс: Как вы вообще оцениваете перспективы принятия закона, который бы оградил Байкал от посягательств на его водосборный участок, а в перспективе оградил бы озеро вообще от любых техногенных аварий.



Роман Важенков: Если это сделать продуманно, с взглядом на будущее, чтобы не было никаких моментов, к которым в будущем могли бы придраться те же самые сторонники строительства какого-нибудь нефтепровода еще одного, то перспективы принятия такого закона достаточно велики. Однако при том подходе, который существует сейчас, очень трудно говорить о будущем этого закона.



Марина Катыс: Опять же, депутат Сергей Колесников обратил внимание на то, что депутаты с выраженной экологической позицией, представившие самый прогрессивный, с точки зрения экологов, законопроект об охране озера Байкал, нашли понимание у Министерства природных ресурсов, которое якобы выступило со схожим проектом.



Роман Важенков: Вполне возможно. Дело в том, что, насколько я знаю, по этому закона предлагается не только расширить очень сильно водоохранную зону, но также совместить территорию Всемирного природного наследия и Центральную экологическую зону, озеро Байкал, что очень правильно и очень положительно. Единственное, насколько я знаю, в Министерстве природных ресурсов бытует мнение, что нужно будет отменить постановление правительства 643, которое устанавливает виды деятельности, запрещенные в Центральной зоне. Это было бы неправильно, хотя, опять же, перечень видов деятельности, запрещенных в Центральной зоне экологической байкальской территории, собираются внести в сам федеральный закон о Байкале. Наверное, это был бы правильно. Единственное, хотелось бы пожелать авторам этого законопроекта, чтобы с отменой одного постановления и принятием другого закона не появилось вакуума, который может быть заполнен любым экологически опасным проектом.



Марина Катыс: Но, видимо, сначала должен быть принят новый закон, а потом уже отменен старый, не наоборот ведь.



Роман Важенков: Но в министерстве поговаривают о том, что 643-е постановление уже якобы не действует. В любом случае, оно действительно действует слабо, потому что границы Центральной экологической зоны по-прежнему еще нет.



Марина Катыс: То есть, вы хотите сказать, что Министерство природных ресурсов занимает позицию отмены ограничений на деятельность в природоохранной зоне Байкала до того, как будет принят новый закон. То есть действительно образуется некий промежуток времени, который не определен никакими рамками, и тогда именно в этот промежуток может случиться все, что угодно в экологической зоне Байкала.



Роман Важенков: Судя по их заявлениям, да.



Марина Катыс: Но ведь в министерстве не могут не понимать, что это огромный риск.



Роман Важенков: Я не могу говорить за министерство. Из тех данных, которые у меня есть, у меня сложилось впечатление, что все они хотят сделать быстро-быстро, у них сроки до 1 июля, они как-то это делают, стараются успеть, в результате из-за этой скорости получаются какие-то недодуманные решения. И в этой ситуации от министерства я могу ожидать все, что угодно.



Марина Катыс: То есть позиция экологов на самом деле, что не надо торопиться, надо спокойно разрабатывать закон и не ставить сроки типа 1 июля, до которого осталось всего 10 дней.



Роман Важенков: Безусловно. Это, во-первых. Во-вторых, безусловно, нужно совмещать границы Центральной экологической зоны с территорией Всемирного природного наследия, и при этом наша позиция в этом отличается от позиции Министерства природных ресурсов - не зацикливаться на водоохранной зоне. Потому что, насколько я знаю, Министерство природных ресурсов планирует водоохранную зону также растянуть на весь водосборный бассейн озера Байкал. Я думаю, что они встретят серьезное сопротивление со стороны министерств, во-первых, Министерства финансов, Министерства экономического развития. Думаю, что против этого будут регионы сами. Главное для Байкала даже не столько водоохранная зона, сколько Центральная экологическая зона, вот ее границы нужно разрабатывать сейчас самым тщательным образом, вносить, возможно, перечень видов деятельности, запрещенных в Центральной экологической зоне, в федеральный закон об озере Байкал, делать это все максимально продуманно и рационально. Тогда, я думаю, цель будет достигнута.



Марина Катыс: Чем характерна экологическая зона озера Байкал, и чем она отличается от других природоохранных зон?



Роман Важенков: Для Центральной экологической зоны, изначально это было согласно даже с международной общественностью и ЮНЕСКО, и Международным союзом охраны природы, для нее вводилось специальное ограничение на некоторые виды деятельности. Вот этим именно она и особенна. В том числе, если бы границы Центральной экологической зоны, совпадающие с территорией Всемирного природного населения, были бы приняты еще в 2004 году, а именно тогда они прошли государственную экологическую экспертизу, получили положительное заключение, то, я думаю, так остро в последующие годы вопрос о нефтепроводе уже не стоял, его просто нельзя было бы по закону там строить. Но, опять же, столько времени Министерство природных ресурсов тянуло с принятием этих границ, и сейчас они вдруг это гонят-гонят к 1 июля, это неправильно.


XS
SM
MD
LG