Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Екатеринбурге создано Общество по защите прав потребителей Свердловской области


Программу ведет Олег Вахрушев. В программе принимает участие Алексей Коробейников, председатель Общества по защите прав потребителей Свердловской области.



Олег Вахрушев: В Екатеринбурге образовано Общество по защите прав потребителей Свердловской области . Первой акцией стало публичное уничтожение контрафактной продукции на центральной площади города. О том, к аковы мотивы создания Общества и какие цели оно преследует, мы и будем говорить в сегодняшней программе.


Сегодня в Екатеринбургской студии Радио Свобода - председатель Общества по защите прав потребителей Свердловской области Алексей Коробейников.


Здравствуйте, Алексей.



Алексей Коробейников: Доброе утро.



Олег Вахрушев: В прошлый раз, когда мы с вами встречались, а это было почти ровно год назад, вы руководили Ассоциацией мобильных технологий. Сейчас – Общество по защите прав потребителей. Это качественный скачок? Это ступенька для того, чтобы бороться с контрафактом на более высоком уровне и более глобально эту проблему охватить?



Алексей Коробейников: Совершенно верно. Общество защиты прав потребителей Свердловской области было основано на базе Ассоциации мобильных технологий, которая занималась, как вы знаете, в основном проблемами контрафактных средств сотовой связи. В нашу Ассоциацию очень часто обращались граждане за помощью по другим отраслям потребительского рынка. Но, к сожалению, на тот момент мы не могли этого сделать.


Через год мы приняли решение о том, что создание Общества по защите прав потребителей Свердловской области просто необходимо для того, чтобы более плодотворно можно было бы сотрудничать с более широкими массами потребителей и активно помогать им в решении их вопросов.



Олег Вахрушев: Понятно. Итак, новое общество защиты прав потребителей появилось в Свердловской области. Его главная цель – борьба с контрафактной продукцией во всех сферах. Первой громкой акцией стало уничтожение такой продукции на центральной площади Екатеринбурга. О новом обществе и его первых публичных действиях рассказывает екатеринбургский корреспондент Радио Свобода Ирина Мурашова.



Ирина Мурашова: Митинг в защиту лицензионной продукции был открыт для всех. Организаторы приглашали прохожих выйти на трибуну и выразить свое отношение к контрафактной продукции. Желающих не было – горожане, как и пенсионерка Ираида Аркадьевна, бороться не привыкли, хотя жаловаться есть на что.



Ираида Аркадьевна: Почаще надо проводить такие акции, чтобы не продавали контрафактную продукцию и нас не травили. Бывали случаи, вот даже кофе покупаешь, а оно очень плохого качества. Даже консервы купишь, а там вообще каша какая-то, а не консервы. Идешь в магазин, а они не принимают. То же самое и с паленой водкой. А скоро у меня будет юбилей. И не знаю, что купить. Это большая проблема.



Ирина Мурашова: Начальник Инспекции по потребительскому рынку Екатеринбурга Михаил Гробов одобряет появление нового Общества защиты прав потребителей, потому что объем работы большой, а контролирующие органы совсем не справляются, и приводит только один пример.



Михаил Гробов: Отрабатывали вопросы контрафакта по товарам легкой промышленности. Отрабатывались известные торговые марки «Адидас», «Коламбия», «Найк», «Пума», «Рибок». Было изъято контрафактных товаров на сумму 8,5 миллионов рублей.



Ирина Мурашова: С тем, что работы много и новые борцы с контрафактом нужны, согласен и председатель Комитета по защите прав потребителей Екатеринбурга Андрей Артемьев. Но у него вызывает вопросы название общества – оно слишком похоже на название уже действующей организации.



Андрей Артемьев: Она обсуждали проблему контрафакта. А разве не является контрафактом выступление неизвестной организации под брендом известной – областного Общества «Гарант», которое работает на территории нашей области уже более, по-моему, 17-18 лет?!



Ирина Мурашова: С борцами по защите прав потребителей – и новыми, и старыми – пока готовы объединяться не все жители Екатеринбурга. Митинг показал, что слово «контрафакт» их не отпугивает. Г орожанам предложили уничтожить контрафактную продукцию – воду, алкоголь, парфюмерию, DVD -диски. Оказалось, что рука не поднимается.



- А это что такое? Тоже отрава! Ну и к черту эту отраву! Правильно?



- А минералка – это тоже отрава, да?



- Отрава! Вы хотите ее попробовать?



- Да.



- Попробуйте.



- Нормальная минералка. Можно я ее возьму себе?



Ирина Мурашова: Митинг показал, что не все жители Екатеринбурга знают, что такое вообще контрафактная продукция. Общественникам пришлось проводить ликбез: контрафакт – это то, что произведено без необходимых разрешений. Например, используется чужой товарный знак, неправильно зарегистрировано предприятие, производящее товар, и так далее.


Вице-мэр Екатеринбурга Виктор Контеев знает, что такое контрафакт. Власти города борются с такой продукцией с помощью бизнеса – ввели для ответственных предприятий знак отличия «Екатеринбургское качество», с помощью правоохранительных органов – во время рейдов, но этого мало. Поэтому администрация готова работать с общественниками и призывает к бдительности всех горожан.



Виктор Контеев: Прежде всего – это качество обуви. Некачественные сегодня холодильники, телевизоры. Я уже не берусь комментировать качество алкоголя. На слуху тема безалкогольных напитков.



Ирина Мурашова: Новое Общество по защите прав потребителей обещает проводить рейды, экспертизы, помогать покупателям юридическими советами и организовать «горячую линию». А давно действующее Общество «Гарант», так похожее на новое по названию, между тем, решило донести информацию о том, что сейчас фальсифицируется до 50 и более процентов любой продукции, до Государственной Думы – депутатам предлагают изменить законы. Возможно, подделку продуктов питания в ближайшем будущем будут считать мошенничеством, а это уже уголовная статья.



Олег Вахрушев: Так что все-таки с названием, Алексей?



Алексей Коробейников: Как вы заметили, если привести пример с Обществом «Гарант», то у них общество называется «Свердловское областное общество по защите прав потребителей «Гарант» - это полное название. А наше название - «Общество по защите прав потребителей Свердловской области».



Олег Вахрушев: А от перестановки слов что-то меняется кардинально?



Алексей Коробейников: Ну, цель у нас одна. Но в названиях все-таки существенные различия есть. И наше общество зарегистрировано через Министерство юстиции. То есть мы официально зарегистрированы. Соответственно, у нас есть различия в названиях, и нам разрешили проводить свою деятельность на территории области.



Олег Вахрушев: То есть, по большому счету, вы наверняка будете заниматься примерно одним и тем же – будете бороться с контрафактной продукцией, но, скажем так, в полку борцов с этим стало больше.



Алексей Коробейников: Я думаю, что чем больше общественных организаций поднимают эту проблему, тем лучше. И не важно, как они называются. Главное, чтобы мы двигались одним фронтом и делали одно дело по защите потребителей.



Олег Вахрушев: Хорошо. Давайте поговорим о предмете разговора – о контрафакте. Сколько в России, в Свердловской области может быть поддельной продукции? Как народ ее потребляет, много ли? Знает ли он, действительно, об этом? Или, как сказала моя коллега Ирина Мурашова, все-таки с трудом пока идет понимание различий между настоящей продукцией и поддельной?



Алексей Коробейников: На самом деле мы создали нашу организацию именно для той цели, чтобы донести до потребителей – что такое контрафакт, что такое фальсификация. Наша идеология и наша цель – это именно противодействие распространению контрафактной продукции в Свердловской области. И наша организация будет на этом специализироваться.



Олег Вахрушев: А что по цифрам?



Алексей Коробейников: Могу привести структуру подделки товаров в Российской Федерации. Она варьируется в зависимости от региона. Ну, примерно, усредненные цифры следующие. Медиа-продукция и информационные ресурсы, ориентировочно, на 80 процентов являются контрафактными. Бытовая техника, средства связи – это около 50 процентов. Косметика и бытовая химия – это около 40 процентов. Одежда, обувь – 30-35 процентов. Детские игрушки тоже являются некачественными, контрафактными – 30 процентов. Продукты питания – около 20-30 процентов тоже являются некачественными, которые вредят здоровью, и эксперты их не советуют употреблять. К сожалению, в наших магазинах все-таки очень часто происходит реализация таких товаров – и просроченных, и некачественных.


И самая болезненная и актуальная тема – это подделка лекарственных препаратов. Хорошо, если это будет просто «пустышка». А если это будет таблетка с каким-то вредным наполнителем?.. Как вы знаете, недавно был случай подделки витаминов для детей, где присутствовал небольшой процент яда. И все это очень ответственно и очень актуально.


И мы хотим эту тему донеси до граждан, чтобы граждане были бдительны. В свою очередь, мы планируем построить свою работу в виде систематизированных проверок, в виде построения регулярных экспертиз, проведения разъяснительной работы с гражданами.



Олег Вахрушев: А по медицинским препаратам процент каков?



Алексей Коробейников: 10 процентов.



Олег Вахрушев: Алексей, вы называете цифры, и они достаточно серьезные. Но есть же структура в государстве, которая называется Роспотребнадзор. Значит, эта структура не работает, если от 10 до 80 процентов продукции на российских прилавках – это поддельная продукция?



Алексей Коробейников: Ну, вы можете себе представить, какой большой, огромный рынок Российской Федерации. Этим занимаются даже несколько структур – Роспотребнадзор, различные общества по защите прав потребителей, комитеты. Но объем, с которым приходится справляться, он очень большой. И зачастую государственные органы власти не справляются с этим. То есть мы с ними работаем совместно, проводим рейды, проверки, но объем очень большой. И поэтому необходимо создать общественные организации, которые будут взаимодействовать с государственными органами власти и помогать им в совместной работе.



Олег Вахрушев: А какова схема работы? Вот вы пришли в магазин, увидели, что товар фальсифицированный. И что дальше?



Алексей Коробейников: Я могу привести следующий пример. Наши проверки основываются на заявлениях граждан, как правило. То есть мы не можем заходить по собственному усмотрению в любой магазин и проверять. Существует определенная система. Потребитель, к примеру, приобретает некачественную вещь. Сначала он, как правило, приходит в магазин и пытается ее сдать или поменять. Ему в некоторых случаях отказывают. После чего он приходит к нам в организацию либо в государственные органы власти и пишет заявление. И уже по заявлению создается комиссия и осуществляется выездная проверка.



Олег Вахрушев: А кто выезжает и с кем выезжает? Это должен быть, как минимум, представитель власти, да?



Алексей Коробейников: Да. Создана межведомственная комиссия, в которую входит Таможенное управление, МВД, входит администрация города, а мы выступаем как общественность, как эксперты. И приходя, допустим, в салон сотовой связи, мы визуально, на первый взгляд уже можем определить, является ли этот телефон фальсифицированным или нет.



Олег Вахрушев: У вас взгляд-то, видимо, уже наработанный.



Алексей Коробейников: Да, взгляд у нас наработанный, и мы уже примерно видим. А уже для более детального и точного заключения мы телефоны изымаем, составляем акт и отправляем телефоны на экспертизу. Уже в ходе проведения экспертизы выдается точное заключение. И, как правило, в 90-95 процентах наш наработанный взгляд нас не подводит, то есть телефоны на самом деле оказываются фальсифицированными.



Олег Вахрушев: Алексей, первая публичная акция прошла в минувшую пятницу – было публичное уничтожение контрафактной продукции. Не знаю, конечно, где вы ее взяли. Народ, в принципе, собрался. Я насчитал где-то в районе 70 человек. Может быть, было и больше. Все прошло задорно, весело, с мегафонами. И все-таки, возвращаясь к этому действу, очень явно было заметно, скажем так, что присутствует здесь политическая партия «Единая Россия». Это сотрудничество ваше прямое с этой партией либо это разовая акция, и «единороссы» просто решили к вам примкнуть, как к обществу веселому и задорному, и как-то немножко себя прорекламировать?



Алексей Коробейников: Общество защиты прав потребителей Свердловской области договорилось с партией «Единая Россия» о постоянном, регулярном взаимодействии. Мы совместно провели первую акцию. И думаю, что в дальнейшем будем также системно работать. Потому что партию «Единая Россия» также беспокоит та ситуация, которая складывается на потребительском рынке, касающаяся фальсификата и подделок продовольственных и промышленных товаров.



Олег Вахрушев: Простите, не могу понять: в чем прок практически действующему обществу от партийной поддержки?



Алексей Коробейников: В первую очередь, я еще раз говорю, когда мы действительно объединимся, не важно, будет ли одно или два общества, тем более, когда мы объединились с самой большой партией в России – «Единой Россией», я думаю, что это будет та сила, которая сможет действительно что-то сделать на нашем потребительском рынке. И в ходе совместной работы мы добьемся самых положительных результатов, я в этом уверен.



Олег Вахрушев: А вы не думаете, что сотрудничество с «Единой Россией» оттолкнет некую часть населения от вашего общества? Все-таки скоро выборы, и люди-то понимают, что если сейчас не начать промывку своей деятельности и подготовку к выборам, то можно несколько процентов-то и потерять. Вот это не отпугнет ли население?



Алексей Коробейников: Я думаю, что нет. Все-таки здесь идет речь о контрафактной продукции, которая касается каждого человека. И на самом деле, я думаю, не столько важно, кто является политическим союзником, сколько важно то, насколько будет действенна та сила, которую мы собираем вместе. И все-таки совместно, я еще раз говорю, мы сможем решить эту проблему в области. И те оппоненты, которых мы приобретем в дальнейшем, я думаю, что их будет небольшой процент. Все-таки мы приобретем больше союзников.



Олег Вахрушев: А у вас есть гарантия того, что после выборов в различные уровни власти, начиная со Свердловской областной Думы, ваш проект не закроют?



Алексей Коробейников: Я думаю, что нет. Во-первых, этот проект открыт не под выборы. Я еще раз повторю, что этот проект открыт на базе Ассоциации мобильных технологий, которая работает уже три года, причем очень успешно. Могу похвастаться результатами деятельности. Мы недавно провели законопроект через Свердловскую областную Думу, касающийся проблем похищенных телефонов, а также проблем контрафактной продукции. Сам законопроект направлен на снижение хищений и импорта ввоза и реализации контрафактных средств связи. Сейчас наш совместный с областной Думой закон находится в Государственной Думе, в Комитете по энергетике, транспорту и связи на рассмотрении. Мы уже туда неоднократно выезжали, выступали по этому вопросу. В общем, мы активно продвигаем и лоббируем этот вопрос.



Олег Вахрушев: Понятно. С одной стороны, конечно, то, что сотрудничество общества с «Единой Россией», с пропрезидентской, с партией большинства присутствует – это вещь, наверное, хорошая. Потому что можно набрать номер телефона кого-нибудь в Государственной Думе или в областной Думе, можно даже председателю правительства Свердловской области позвонить и сказать: «Давайте будем делать закон, чтобы у нас не было, в конце концов, контрафактной продукции. Как-то надо с этим бороться, причем бороться жестко. Потому что говорим мы об этом чуть ли не каждый день. Говорят об этом на всех уровнях. Но почему-то с мертвой точки это все не сдвигается».



Алексей Коробейников: Вот для этого мы и сорганизовались совместно со Свердловской областной ячейкой партии «Единая Россия» - для того, чтобы в Свердловской области уже эту тему активно развивать, продвигать и реализовывать, что самое главное. Не просто говорить об этом, а действовать. Пример тому - действительно, митинг, который мы провели, на котором мы уничтожали контрафактную продукцию и так далее.


Следующим нашим шагом мы видим проведение системных рейдов по предприятиям. Будем смотреть качество продукции, которую они производят, реализуют. И именно выстраивать системную работу как с органами государственной власти, так и с проверяющими структурами, с общественными организациями. Мы будем проводить не разово, а именно системно нашу работу. Я думаю, что через полгода-год мы увидим существенные результаты.



Олег Вахрушев: Дай-то Бог. Смотрите, какая еще интересная штука. У нас же сейчас в той же областной Думе, там же по партийной системе... Я понимаю, что «единороссов» больше. «Единороссы» с вашей подачи выдвинут законопроект, который ужесточает взаимоотношения по поводу поддельной продукции и так далее. А оппозиция – ЛДПР, коммунисты, еще кто-то, правые – они говорят: «Так это «Единая Россия». Нет, надо «зарубить» этот законопроект». Вот на этом уровне возможны какие-то нестыковочки?



Алексей Коробейников: Понимаете, есть такая позиция, как народная и антинародная. Вот если мы будем говорить о том, что «Единая Россия» будет проводить закон, который полезен обществу, а ЛДПР, «Родина» и другие левые партии будут мешать продвижению этого законопроекта, ну, тем самым они и покажут, как они относятся к обществу, насколько их интересует эта проблема – фальсификации и контрафакта.



Олег Вахрушев: Хорошо. С политикой все понятно. Если будет это сотрудничество действительно плодотворным, и народ увидит, что это действительно ему на руку, это полезно, как минимум, для его здоровья, то это очень хорошо.


Следующая тема. Давайте определим цепочку поступления продукта до конечного потребителя. И вот что у нас получается. Первое – производитель продукции. Далее?



Алексей Коробейников: Далее идет оптовик. Оптовик может быть как крупным, так и средним. Далее возможен еще какой-то промежуточный склад или перевозка этого товара от оптовика к конечному продавцу розничному. И далее идет потребитель. После розничного продавца идет потребитель.



Олег Вахрушев: И на этом цепочка заканчивается?



Алексей Коробейников: Да. То есть буквально три-четыре звена в этой цепочке.



Олег Вахрушев: Итак, мы определили ту самую цепочку, по которой до конечного потребителя доходит фальсифицированный продукт. Как и какими методами работать с производителями? А это те лица, которые производят контрафактную продукцию.



Алексей Коробейников: Некоторые производители... то есть надо сразу же представлять, что есть порядочные производители и есть производители, которым интересно производить именно контрафакт или фальсификат. Давайте поговорим о тех производителях, которым интересно производить фальсификат.



Олег Вахрушев: Конечно.



Алексей Коробейников: Эти производители – это отдельный вопрос. И при проверке таких предприятий, которые занимаются выпуском именно такой продукции, здесь уже идет статья 48 закона Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах», в которой говорится, что «контрафактными являются экземпляры, произведения, фонограммы, изготовление и распространение которых влечет за собой нарушение авторских и смежных прав». То есть эти люди, когда производят такую продукцию, они уже умышленно идут на нарушение закона. И с ними отдельно будут работать правоохранительные органы.


Те компании, которые производят, скажем, под своей торговой маркой продукцию, с ними мы планируем работать следующим образом. Мы будем выезжать на эти предприятия и смотреть, в каких условиях производится продукция, соответствует ли качеству поставляемое сырье, соответствует ли технологическим требованиям оборудование, на котором изготавливается продукция, и будем смотреть конечный выход, то есть соответствует ли продукция ГОСТам и санитарным требованиям. Это что касается производителей.


Что касается оптовиков. Федеральная программа говорит о том, что было бы лучше, если бы оптовики были крупными, не было бы средних, мелких оптовиков. С крупными оптовиками работать легче. Вот приехали на большой склад, по нему прошлись, посмотрели, проверили. И на пальцах можно пересчитать всех оптовиков. Это было бы замечательно. Но на самом деле ситуация не такая благоприятная, и оптовиков на самом деле много, как крупных, так и средних. С ними действительно надо активно работать. Надо составлять реестр их складов, и представителям органов государственной власти надо выезжать и контролировать в какой-то степени.



Олег Вахрушев: Можно ли наказать оптовика, если на его складе оказался заведомо фальсифицированный продукт?



Алексей Коробейников: Я думаю, что здесь надо выяснить в первую очередь, откуда он произошел, то есть цепочку. И наказать, естественно, можно. Первое – путем изъятия этого товара. Второе – наложением административного штрафа.



Олег Вахрушев: Что, в принципе, для бизнесмена, честно говоря, как капля в море.



Алексей Коробейников: Да. Поэтому мы и планируем в дальнейшем выйти на федеральный уровень с предложениями о внесении изменений в законодательство, которые бы ужесточали все-таки ситуацию.



Олег Вахрушев: То есть имеется такое желание, чтобы пожестче...



Алексей Коробейников: Естественно. Но это в будущем. Скажем, это наши планы, которые мы обязательно осуществим.


И следующая цепочка – это розничный продавец. К розничному продавцу требований очень много. И чем торгует розничный продавец, он должен это четко знать, представлять и отвечать за свой товар. Потому что, например, мы приходим и говорим: «Вы знаете, что вы торгуете поддельной или фальсифицированной продукцией». А он говорит: «А что это такое? Мы об этом вообще первый раз слышим, об этой проблеме. И мы взяли товар у того-то и того-то. Ничего не знаем. Обращайтесь туда». Приходим туда, а по этому адресу указанного предприятия, естественно, не существует. То есть вот здесь надо четко законодательный вакуум ликвидировать. Здесь четко надо определить зоны ответственности между производителем, оптовиком и розничным продавцом, и законодательно урегулировать, еще раз повторю, этот вакуум.


И последняя цепочка – это потребитель, который, в общем-то, при продаже фальсифицированной, поддельной продукции является пострадавшим в итоге. С потребителями надо тоже проводить разъяснительные мероприятия, информировать их, что существует так называемая фальсифицированная продукция, что она очень вредит здоровью. С другой стороны, некоторые могут спросить: «А как мы ее узнаем в магазине? Вот мы пришли, к примеру, за колбасой. Вот как мы узнаем, фальсифицированная она или нет?». И это действительно вопрос сложный. Даже если я приду в магазин, то я думаю, что я не смогу отличить качественную колбасу от подделки. Но надо четко себе представлять, что здесь должны участвовать именно регулирующие органы, органы государственной власти, экспертные организации, должны регулярно проводиться все-таки рейды, браться пробы. И вот это надо четко представлять, что необходимы системные проверки организаций, чтобы потребители как можно меньше страдали, а лучше, чтобы не страдали вообще.



Олег Вахрушев: Скажите, Алексей, больше продают фальсифицированную продукцию крупные магазины либо все-таки мелкие?



Алексей Коробейников: Я думаю, что в большей степени все-таки такую продукцию реализуют мелкие предприниматели, которые конкретно знают, на что идут. А в крупных магазинах доля контрафакта, она, конечно, меньше, но все-таки случается, и такое тоже бывает.



Олег Вахрушев: А поскольку вы сказали, что нужно закрывать законодательный вакуум, поскольку действительно из этой цепочки, честно говоря... Я понимаю, если бы была уголовная ответственность, тогда бы человек уже задумался, наверное, стоит ли ему проводить несколько лет своей жизни в местах не столь отдаленных, и, наверное, это было бы серьезнее. А поскольку этот вакуум нужно законодательно закрывать, то я думаю, что у вас есть несколько, как минимум, лет работы, и я надеюсь, что она будет успешной. Удачи вам! И спасибо вам за разговор.


XS
SM
MD
LG