Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

На сцене Центра имени Мейрхольда проходят гастроли ташкентского театра "Ильхом"


Программу ведет Михаил Саленков. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Марина Тимашева.

Михаил Саленков: На сцене Центра имени Мейрхольда проходят гастроли ташкентского театра "Ильхом". Они организованы "Золотой Маской" и Театром Наций в память о трагически погибшем создателе и руководителе "Ильхома" Марке Вайле. В афише сегодня вечером "Орестея", и уже показано "Радение с гранатом". У микрофона театральный обозреватель Радио Свобода Марина Тимашева

Марина Тимашева: У "Ильхома" всегда была репутация лучшего театра Средней Азии. Все, кто видел его прежние спектакли, вспоминают о них с наслаждением, говорят, что они были умные, нежные, и совершенно европейские по выделке. "Радение с гранатом" тоже облачено в одежды европейских технологий - здесь есть экран, на который проецируются видеосюжеты. Но в эти одежды вплетен ориентальный орнамент - костюмы, музыка, пластика, немного текста на узбекском языке. Зрительно спектакль иногда отсылает к картинам Параджанова, сюжетно, отчасти, - к пьесе "М. Баттерфляй", когда-то превосходно поставленной Романом Виктюком.
"Радение с гранатом", вообще, название живописного полотна художника Александра Николаева (он же - Усто Мумин). В спектакле он зовется Александром Неждановым и выступает в роли рассказчика, который делится не столько подробностями, сколько впечатлениями от жизни в Туркестане начала ХХ века. С другой стороны, гранат здесь - символ запретного плода. Запретный плод - реальный, не символический - это бачи. Юноши из бедных семей, которых продавали в рабство "бачабозам". Те обучали мальчиков пению и танцам, переодевали в женские одежды и, по сути, торговали их телами. Когда те взрослели и становились не нужны богатым покровителям, их выбрасывали на улицу, обрекая на нищету и воровство.

Сцена из спектакля

Марина Тимашева: Горестная история в спектакле рассказана, но словами. Глазами видно другое. Кажется, что режиссер ставит знак равенства между выступлениями бачей и искусством вообще. Стало быть, всякое посягательство на эту скверную традицию, с которой боролось и мусульманское духовенство, и русское офицерство, которой положила конец советская власть, приравнивается к посягательству на искусство вообще.
Для того чтобы убедить в этом зрителей, нужно, чтобы бачи в спектакле выглядели выдающимися певцами, танцорами и акробатами. Но актеры театра "Ильхом" подобными способностями не обладают. Это просто молодые, одаренные, сексуально привлекательные люди. Поэтому возбуждают они вовсе не любовь к искусству. Получается не слишком убедительная в художественном отношении попытка эстетизировать явления малопривлекательного прошлого - рабовладение, проституцию, издевательство над детьми.
Самый сильный и страшный момент спектакля "Радение с гранатом" - тот, когда юноши находят мертвое тело своего хозяина, бачабоза, зарезанного по приказу богатых покровителей. С криком "Его больше нет! Они его убили!" по сцене мечутся обезумевшие от страха и жалости мальчики-рабы.

Сцена из спектакля

Марина Тимашева: Хотел ли Марк Вайль уподобить режиссера бачабозу, хотел ли он, чтобы спектакль был истолкован подобным образом, или просто сместились акценты в его постановке - об этом спросить некого. Режиссера убили в подъезде его дома, как раз накануне премьеры "Орестеи", которую сегодня вечером покажут в Центре имени Мейерхольда.
XS
SM
MD
LG