Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Работа станций спасения на внутригородских пляжах Петербурга


Программ ведет Татьяна Валович. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская. Гости студии - генеральный директор ОАО «Управление благоустройства» Петр Шепель и член центрального совета Всероссийского общества спасания на водах (ВОСВОД) Алексей Левашов.



Татьяна Валович: В Петербурге установилась жаркая погода. Как всегда долгожданное тепло приносит не только радость. За минувшие выходные в водоемах Петербурга два человека утонули и один пострадал. 50-летний петербуржец и 24-летний гражданин Камеруна утонили на Суздальских озерах в районе метро «Озерки». А 42-летний мужчина пострадал при купании в пруду в Юсуповском саду. А если смотреть статистику прошлого года, то за купальный сезон утонуло 215 человек.


Купание в городских водоемах небезопасно по многим причинам. Однако горожане продолжают пренебрегать своей жизнью и здоровьем. Рассказывает корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская.



Татьяна Вольтская : Официальных пляжей в Петербурге 33, а неофициальных, где люди привыкли из года в год отдыхать и купаться в летнее время, во много раз больше. И только на 28 из этих пляжей имеются спасательные станции. Но и те, которые есть, зачастую находятся не в лучшем состоянии, потому что районные власти далеко не всегда следят за тем, чтобы они были укомплектованы надлежащим оборудованием, наглядными материалами и спасательными средствами.


Что касается самих спасателей, то их зарплата в среднем по городу составляет 3 с половиной тысячи рублей, так что спасателя, хорошо подготовленного физически, имеющего необходимые навыки и разрешения для работы на воде, на лето найти очень трудно. В последнее десятилетие на спасательные станции почти не обращали внимания, и они пришли в упадок. Говорит начальник Государственной инспекции по маломерным судам Главного управления МЧС по Петербургу Константин Пашинский.



Константин Пашинский : Пожалуй, только Курортный район какие-то средства выделял, приобретал технику для производства спасательных работ. Для остальных районов эта была обуза очень большая. Нам приходилось всегда бороться, ругаться с руководством, но, к сожалению, на нее смотрели по остаточному принципу. Осталось немножечко денег, может быть, вам и дадим.


Татьяна Вольтская : Сама Государственная инспекция по маломерным судам еще недавно была очень плохо укомплектована. Но сейчас, перейдя в ведение Управления по делам гражданской обороны и чрезвычайным ситуациям Петербурга, она обзавелась штатом в 50 человек, и все это квалифицированные кадры, бывшие флотские офицеры, капитаны. Это очень важно для безопасности как тех, кто плавает на маломерных судах, так и тех, кто просто купается в городских водоемах. Ведь, по словам Константина Пашинского, из тех судов, которые возят экскурсантов по рекам и каналам Петербурга, около 10 процентов «пиратов», не имеющих на это ни лицензии, ни допуска, а значит, представляющих опасность.


В начале купального сезона специалисты Государственной инспекции по маломерным судам, как всегда, обследуют официальные пляжи города. Константин Пашинский надеется, что передача спасательных станций в ведение Управления по делам ГОЧС Петербурга может и здесь коренным образом улучшить ситуацию.



Татьяна Валович: Сегодня у нас в гостях генеральный директор ОАО «Управление благоустройства» Петр Шепель и член центрального совета Всероссийского общества спасания на водах (ВОСВОД) Алексей Левашов. Мы будем говорить, конечно же, о том, как обеспечить безопасность пребывания наших любимых горожан на водоемах.


Петр Федорович, прежде всего, вопрос к вам, чтобы немножко слушатели понимали, чем ваша организация занимается, какой район представляет. Потому что может сложиться впечатление, что вы отвечаете за весь город, раз слово «благоустройство» прозвучало. Вы представляете Выборгский район?



Петр Шепель: Да, наша организация представляет Выборгский район.



Татьяна Валович: Это как раз там, где в минувшие выходные два человека утонило.



Петр Шепель: Да, было два случая.



Татьяна Валович: Каковы задачи вашего объединения, вашей организации?



Петр Шепель: Задача нашего акционерного общества – это содержание спасательных станций и санитарная очистка пляжей в летний период. Эти задачи мы выполняем. У нас сейчас большое внимание уделяется именно вопросам спасения людей на воде. С приходом нового главы – Виктора Ильича Колесникова, который пришел 4 года назад, - началось возрождение спасательных станций: медленно, но уверенно.



Татьяна Валович: В Выборгском районе Петербурга насчитывается около 27 водоемов и озер. Каково количество спасательных станций или постов?



Петр Шепель: Четыре спасательные станции на весь район. Это как бы исторически сложившееся еще в советское время – это Ольгинский водоем и три Суздальских озера: Верхнее, Среднее и Нижнее. На всех по одной спасательной станции. Остальные водоемы они как бы не представляли собой интерес для размещения спасательных станций, потому что это финансирование. По водной акватории они намного меньше.



Татьяна Валович: Каково финансирование? Каким образом вам удается? Как укомплектованы эти станции?



Петр Шепель: Эти станции укомплектованы в соответствии с рекомендациями Государственной инспекции по маломерным судам. Через район идут бюджетные деньги, но на основании коммерческого договора с администрацией. Поскольку мы являемся коммерческой структурой, мы работаем по коммерческим договорам.



Татьяна Валович: Есть деньги, вы выполнили работу. Нет денег…



Петр Шепель: Совершенно верно.



Татьяна Валович: А вот спасатель должен круглосуточно дежурить на станции?



Петр Шепель: Да, так оно и происходит. Спасатель дежурит круглосуточно.



Татьяна Валович: Какое же количество спасателей должно на одной станции работать?



Петр Шепель: У нас по штату 6 человек спасателей, начальник спасательной станции и медработник.



Татьяна Валович: Алексей Владимирович, все, наверное, помнят, что такое ОСВОД был в советское время. Теперь вы называетесь Всероссийское общество спасания на водах. Каковы ваши задачи? Что изменилось за последний период?



Алексей Левашов: Да, мы те же самые. Как раз мало что изменилось. Мы та же самая общественность, которая считает своей обязанностью помогать государству. Раньше как было? Раньше вообще ОСВОД держал на себе всю спасательную службу. Все спасательные станции до середины 80-х годов – это все были ОСВОДовские спасательные станции. Все нормативные документы по обеспечению спасательных станций с аварийно-спасательным имуществом, и штатным расписанием, и площадь, которую держала спасательная станция – они все центрально разрабатывались ОСВОДом.



Татьяна Валович: Теперь все это перешло, насколько я понимаю, в функции МЧС государства. Поэтому вы не имеет права содержать станции или организовывать, да?



Алексей Левашов: Да, если замыкать цепочку, то вы правы.



Татьяна Валович: Какова тогда ваша задача, только образовательная?



Алексей Левашов: Мы готовы помогать. Спасательные станции – это хорошо, это здорово, это серьезно. Потому что спасательная станция – это большой объект. Там должно быть электричество. Там должно быть оборудованное помещение, желательно медицинская комната, должны быть квалифицированные спасатели. Это ответственно, это сложно.



Татьяна Валович: Вы сказали, что готовы помогать. А как реально помогаете?



Алексей Левашов: Например, спасательный пост поставить. Выездной спасательный пост.



Татьяна Валович: Вы имеете право это сделать?



Алексей Левашов: Да, мы это готовы сделать.



Татьяна Валович: Петр Федорович, а вы обращались когда-нибудь к ОСОВОДу за помощью, или у вас такого взаимодействия нет?



Петр Шепель: К сожалению, я представителя Выборгского отделения ОСВОДа видел года три назад. Хотя их как бы офис расположен на одном этаже со мной.



Татьяна Валович: То есть такого четкого взаимодействия нет.



Петр Шепель: Нет, поэтому мы как бы все делаем своими силами.



Алексей Левашов: Единственное, я бы добавил, что Выборгский ОСВОД… Мы же советский ОСВОД. У нас остались кадры, люди, которые оттуда. Они выросли, они, в хорошем смысле слова, уже отдали все, что могли – весь свой опыт, знания.



Татьяна Валович: Новых кадров у вас нет.



Алексей Левашов: Да, вот у нас председатель выборгский такой. Но мы хотим, чтобы появились…



Татьяна Валович: Хотеть – это одно, а вот, что сделать, чтобы воплотилось ваше желание?



Алексей Левашов: Делаем. Про нас немножко уже стали узнавать. Мы немножко стали информационно звучать. У нас новый председатель Центрального совета. Знаю, что петербуржцам не очень интересно слушать про Москву, но Центральный совет в Москве. Новый председатель – генерал-полковник.



Татьяна Валович: Кстати, в Москве накануне нового летнего сезона ОСВОД развесил постеры, которые призывают москвичей к осторожности на воде. Причем, они развесили не только у водоемов. Насколько мне рассказывали, даже и в центре города, чтобы обратили внимание. В Петербурге такого нет. Это чья задача – какую-то наглядную агитацию?



Алексей Левашов: Это вот наш специалист Артем он сделал эти плакаты. Они размером 3 на 6 метров. Действительно, поставлены в самых важных точках Москвы, вплоть до Тверской, на Ленинградском шоссе.



Татьяна Валович: Но это должен быть заказ города? Кто это должен оплачивать? У ОСВОДа есть свои собственные финансы, чтобы предупреждать горожан?



Алексей Левашов: Вот эти плакаты Артем делал сам – эскиз, дизайн. Печатали в типографии. Разрешение на размещение, разумеется, с городскими властями согласовано. У нас такой же будет. Почему нет? Мы же одна команда.



Татьяна Валович: Так люди-то уже гибнут. Как бы уже поздно. Они уже вчера должны были висеть.



Алексей Левашов: Скажем так, информативно важнее, конечно, не сам плакат. Плакат просто говорит о том, что есть ОСВОД, что мы о вас думаем, люди. Будьте бдительны. Но гораздо более важно, с точки зрения каждого человека, - это брошюрки. Брошюру, которую опять таки сделали в Центральном совете, очень хорошо похвалили немцы. К нам приезжали в начале месяца немцы – председатель Европейской федерации спасания. Он посмотрел эту брошюру даже внешне и сказал, что это совсем другое дело.



Татьяна Валович: А где эти брошюры будут распространяться? Я помню, что в советское время приходили в школы, рассказывали особенно перед летом. На детей как-то это больше действует, чем на взрослых.



Алексей Левашов: Да, ходили и рассказывали.



Татьяна Валович: А сейчас?



Алексей Левашов: Будем ходить и будем рассказывать.



Татьяна Валович: Когда?



Алексей Левашов: Школа – это не летний сезон, конечно. Пионерские лагеря, дома отдыха, санатории. Мы поставим спасательный пост у санатория «Дюны». Там, я думаю, что со всеми отдыхающими будет проводиться, в том числе и профилактическая работа. Как задумка – такой стенд, чтобы можно было эти брошюры желающим, которые подходят и интересуются раздать, или на том же пляже, чтобы могли люди ознакомиться.



Татьяна Валович: К нам дозвонился слушатель. Пожалуйста, ваш вопрос.



Слушатель: Здравствуйте. Мне кажется, на каждом водоеме и пляже, где купаются люди, должны стоять рекламно-просветительные афиши, как спасать утопающего, сделать ему искусственное дыхание. Не все это знают. Да и не везде есть спасательные станции. Эта информация была бы очень полезна. Конечно, можно раздавать эти брошюрки, но такой плакат был бы гораздо полезнее, он всегда бы там стоял. Я что-то нигде не видел на пляже подобного. Мне кажется, это недоработка. Спасибо.



Алексей Левашов: Если позволите, я скажу. Правильно, конечно, нужна информационная составляющая, нужны стенды.



Татьяна Валович: Все опять упирается, наверное, кто будет финансировать.



Алексей Левашов: Например, искусственное дыхание... ответственное. Как с плаката человек будет делать искусственное дыхание кому-то, сломает грудную клетку. Это тоже не просто. Обучать людей - да, обучать надо. Но это программа должна быть городская, разумеется. На наших стендах, на наших спасательных постах, которые мы будем ставить, разумеется, плакаты будут. Даже я думаю так, можно будет подойти к спасателю, задать вопрос и получить грамотный ответ. Потому что спасателей мы хотим сделать не просто молодых и сильных.



Татьяна Валович: Вы как раз занимаетесь подготовкой спасателей.



Алексей Левашов: Да. У нас будет семинар, правда, в Москве, по обучению спасателей международного сертификата, то есть обучить их по программе Европейской федерации спасания на водах. Приедут три инструктора из Германии и наших должно быть не меньше 20 человек, из них будет достаточно много петербуржцев.



Татьяна Валович: Будет ли это, скажем, как камень, брошенный в воду, который от себя круги, вот от этого московского семинара дойдут волны и до Петербурга и тут те, кто участвовал в Москве, будут обучать питерских спасателей.



Алексей Левашов: Что касается ОСВОДа, я могу сказать абсолютно ответственно, Петербург очень значимый для Москвы, очень значимый, потому что почти все эти предложения, идеи, контакты с Европой - все начались у нас, все начались в Петербурге. В Москве офис, там власть рядом. Но практическая работа здесь, в Питере.



Татьяна Валович: Петр Федорович, как раз по практической работе. Вы занимаетесь штатом, укомплектовываете станции спасателей, это ваша задача. Насколько легко найти спасателя на такую сезонную работу и как вы этим занимаетесь?



Петр Шепель: Очень нелегко. У нас станции работают круглогодично и зимой, поскольку их нужно поддерживать в рабочем состоянии, если зимой они не будут работать, они придут в упадок. У нас есть штатный личный состав. Летом мы набираем дополнительные спасательные посты. Как правило, это студенты, физически подготовленные.



Татьяна Валович: Как проверяете их умение?



Петр Шепель: У нас есть тренировки, проводим тренировки. У нас есть перечень задач, необходимых для подготовки спасателей, мы их отрабатываем.



Татьяна Валович: У нас есть еще вопрос от слушателя. Пожалуйста.



Слушатель: Доброе утро, уважаемые господа. Я хотел бы напомнить, что родоначальником в России спасательной службы, как бы сам у истоков стоял Петр Первый, и очень долго в Санкт-Петербурге стоял памятник царю, спасающему утопающего, если вы помните. Но при советской власти быстро его снесли, нельзя было, чтобы царь спасал кого-то на водах. Я не представляю, чтобы в нашей стране, нынешней России, президент или Шойгу, или Церетели поставили такой памятник, потому что невозможно в России снять фильм "Спасение рядового Райана". К чему это приводит? Приводит к Петру Васеву и к Нахимову, когда партийные товарищи, помощник по партийной работе по спасению и старпом, стоя на плоту, били по головам рядом плавающим людям. Спасибо.



Татьяна Валович: Вот такая ремарка нашего слушателя. Кстати, Общество спасания на водах было учреждено в 1872 году. Правда, по некоторым данным, почему-то иногда пишут 1871-й. Как-то мне не удалось выяснить. Алексей, вы знаете, когда точно?



Алексей Левашов: Мы дату установили - 3 июля. 3 июля по старому стилю императорский указ Александр Второго о создании общества спасания на водах. В 1872 году общество начало практическую работу. То есть дата 3 июля и с этого все начинается. То есть, при подсчете 135 лет получается. Это здорово, что у нас есть такое историческое наследие, потому что мы можем предложить обществу весь опыт - советского ОСВОДа...



Татьяна Валович: Хорошо бы, чтобы еще общество хотело взять этот опыт. Мне бы хотелось, чтобы вы прокомментировали, как простые граждане сейчас обращают внимание на свою же безопасность. Они понимают, что они-то, в общем-то, ответственны за свою жизнь?



Алексей Левашов: К нам в общество приходят. У нас поставлена работа с коллективными членами. У нас яхт-клубы, базы маломерного флота становятся коллективными членами. Яхт-клуб "Нева" на Крестовском острове - 350 лодок, 350 членов в само яхт-клубе, и он стал целиком коллективным членом ОСВОДа. Ираков Александр Игоревич, директор этого клуба, постоянный и активный участник всех ОСВОДовских мероприятий.



Татьяна Валович: Это те, кто, в общем-то, активным отдыхом на воде занимается. А простые горожане? Петр Федорович, ваши спасатели что говорят, какой контингент доставляет наибольшее беспокойство спасателям?



Петр Шепель: Контингент любого возраста в пьяном состоянии - это основной бич. Неумеренно пьют, лезут в воду и тонут. Единицы, может быть, из тех погибших людей в прошлом году, которые утонули по другим причинам, сердце прихватило или еще что-то. Остальные - в нетрезвом состоянии.



Татьяна Валович: То есть, это показатель культуры. Между прочим, плавание - это не только элемент физической культуры, но и часть общей культуры. В Древнем Риме, например, человек много терял в глазах окружающих, если про него говорили, он не умеет плавать. А вот отношение к себе самому почему-то в российском обществе такое наплевательское понять невозможно. Как вы считаете, Петр Федорович, почему так складывается?



Петр Шепель: Потому что, как у нас все в стране складывалось. Поскольку сейчас страна движется вперед, у нас сейчас в школах уже проводится работа, пока агитационная, нельзя всех детей научить плавать, у нас нет столько бассейнов. Но, тем не менее, такая массовая работа среди молодежи, среди школьников ведется.



Татьяна Валович: Как раз сегодня Российский канал показал очень интересную информацию о том, как решили в Великобритании бороться с тем, что дети не умеют плавать. Они провели исследование и выяснили, что 20 процентов детей до 11 лет не могут держаться на воде. И тут же была создана программа, которая будет действовать в течение двух лет, по обучению детей в бассейнах, причем для родителей, для детей это будет бесплатно. Единственное, что посещать эти уроки обязательно. Наверное, в России о таком пока только приходиться мечтать.



Петр Шепель: Совершенно верно.



Алексей Левашов: Хотя, было бы желание. На самом деле, что тут сложного, организовать уроки в школах?



Татьяна Валович: ОСВОД мог бы этим заняться?



Алексей Левашов: Конечно. У нас же методические, учебные пособия, наглядные пособия, это же все у нас есть, мы это все можем принести.



Татьяна Валович: А инструкторы для обучения? Понятно, могут родители оплатить, скажем, небольшую сумму посещения детей в бассейне, но чтобы инструктор был хотя бы бесплатный от ОСВОДа. Такую программу к нашему городскому отделу образования.



Алексей Левашов: Да, разумеется. Вообще, все, что касается детей, вы знаете, на воде случаи разные, бывают и трагические, мы все делаем бесплатно. Все, что связано с детьми.



Татьяна Валович: За прошедший год у вас были какие-то такие программы, связанные с детьми?



Алексей Левашов: Программа требует определенной стратегической ясности. Откройте законодательство, попытайтесь найти там слово "пляж". Вы его там не найдете. Водный объект, водохозяйственная территория, рекреационная зона - это все только штрих-пунктирными линиями намечено. А массива законодательства под этим нет. Какой практический вывод из этого возникает? Не скажу про Петербург, у нас все-таки город, с водой связанный, все-таки 33 пляжа действующих официально, но по всей России что делается. Муниципалитет отвечает за безопасность на воде. Муниципалитет должен обеспечивать пляж. Делается что? Муниципалитет вообще не открывает пляж.



Татьяна Валович: То есть, так проще.



Алексей Левашов: Конечно.



Татьяна Валович: У нас есть дозвонившийся. Пожалуйста, мы слушаем ваш вопрос.



Слушатель: Доброе утро. Сергей. Я хотел бы сказать об опыте ОСВОДовском, советском. Конечно, не надо придерживаться этого опыта, потому что это все было, скорее, имитационная деятельность такая кипучая. И по поводу наглядной агитации и лекций. Это, скорее, тоже были имитация. Я соприкасался с этим вопросом, так сказать, прямо под этим плакатом тонули. У меня лично был такой случай, когда человек просто утонул после того, как прослушал лекцию. Самое главное - сейчас резко возросла опасность на реках, потому что появилась куча скутеров, водных мотороллеров, они очень быстро едут, на них совсем другая популяция людей, как правило, сильно упившихся, скорость очень большая.


И насчет школ. В школах у нас, к сожалению, не то, что 20 процентов не умеет плавать, а где-то процентов 50 примерно. Самое удивительное, что даже в школе есть бассейн, бассейн используется для коммерческих целей, а дети, увы, их там не учат.



Татьяна Валович: У вас есть какие-то предложения, скажем, как организовать безопасность граждан на воде?



Слушатель: Первое, что надо сделать, надо убирать милицию и убирать упившихся с берегов. А милиция не обращает на них внимания. Лежит эта компания, которая уже практически встать не может, и все равно лезет в воду. Милиция это не делает. Хотя бы если это будут делать, это вполне доступно, то резко возрастет безопасность и меньше людей погибнет.



Татьяна Валович: Петр Федорович, взаимодействуете ли вы с правоохранительными органами? Я знаю, что 25 мая прошло заседание коллегии администрации Выборгского района по вопросу о готовности пляжей Выборгского района к эксплуатации в летний период. И одно из принятых решений, я просто цитирую, директору, то есть вам, Управления благоустройства "усилить контроль за поведением отдыхающих на воде в купальный сезон с целью предотвращения гибели людей на воде". Как усилить? У вас для этого какие есть рычаги? Может быть, действительно с правоохранительными органами вы сотрудничаете?



Петр Шепель: Мы сотрудничаем в том плане, что мы контролируем ситуацию на пляже.



Татьяна Валович: Один человек, если один спасатель уже в позднее время, в ночное время находится, он способен проконтролировать все?



Петр Шепель: Нет, все он не способен проконтролировать. К сожалению, у правоохранительных органов нет возможности.



Татьяна Валович: А организация каких-то, может быть, дружин, правда, это опять советский опыт, но иногда в советском опыте можно почерпнуть и что-то положительное.



Петр Шепель: Организация дружин, кстати, имеет место, но тоже в муниципальных образованиях. Есть добросовестные муниципальные советы, которые организовывают эти дружины, эти дружины действуют. Но, к сожалению, муниципальное образование Шувалово-Озерки в этом плане практически не работает. Еще я вижу выход из этой ситуации в создании платных пляжей, где можно было организовать частное охранное предприятие, привлечь частное охранное предприятие контролировать ситуацию на пляже.



Татьяна Валович: У нас есть еще один вопрос от слушателя. Пожалуйста.



Слушатель: Здравствуйте. Георгий из Санкт-Петербурга. Мы в детстве целой компанией с нашего двора ездили купаться в Озерки на трамвае. Мы обратили внимание, что на одном из озер было достаточное количество холодных ключей. Если это сейчас сохранилось, чтобы люди не гибли, может быть, поставить в этих местах поплавки специальные, чтобы люди туда не заплывали.



Татьяна Валович: Это по организации уже прямо на водной акватории. А есть такие буйки действительно? Как-то обследуется и входит ли это, скажем, в задачи вашей организации.



Алексей Левашов: В нашу задачу это не входит. Но администрация Выборгского района этим занимается. Привлечена кафедра экологии Политеха, которая проводит мониторинг водной акватории. Да, на Верхнем Суздальском озере очень много ключей, оно за счет этого и поддерживает благоприятную экологическую обстановку. Но определить, где эти ключи бьют, очень сложно.



Татьяна Валович: Есть ли у ваших спасателей катера для того, чтобы совершать патрулирование постоянное? Потому что в спасении человека решают иногда секунды момент.



Алексей Левашов: Да, конечно. На больших озерах, как Верхнее Суздальское озеро, Нижнее Суздальское озеро, там моторные лодки есть. А, например, Ольгинский водоем и Среднее Суздальское озеро, там акватория небольшая, моторные катера, моторные лодки могут представлять опасность для купающихся. Как один из слушателей заметил, что водные мотоциклы представляют опасность, быстроходные лодки, скутеры.



Татьяна Валович: В этом случае, каким образом действуют спасатели? Они просто обозревают в бинокль гладь воды?



Алексей Левашов: Нет, они обходят на моторной лодке всю акваторию с интервалом в 40 минут, полчаса.



Татьяна Валович: У нас есть вопрос от слушателя. Пожалуйста.



Слушатель: Здравствуйте. Александр Иванович. Я работаю в школе инструктором по плаванию в начальной школе. Есть бассейн. Беда в том, что многие родители не сдают справки для того, чтобы детям было разрешено заниматься в бассейне. И посещают всего - это бесплатное обучение во время урока физкультуры - постоянно по 5 человек.



Татьяна Валович: Александр Иванович, а вы не пытались собрать как-то родителей на родительское собрание, чтобы с ними беседу провести?



Слушатель: Мы постоянно собираем и все равно. Есть возможность бесплатно обучить детей плавать, и родители совершают просто преступление по отношению к своим детям, они не собирают нужные справки вовремя, а это начальные школа, это четыре года занятий. И за эти четыре года по текущему графику 60 занятий получается. За 15-20 занятий я обучаю ребенка плавать и не только ребенка, у меня и взрослые обучаются в маленьком бассейне "малютка" плавать.



Татьяна Валович: Это еще раз показывает общую культуру, наверное, и отношение к себе россиян. Почему так происходит, остается только удивляться.


Алексей, скажите, пожалуйста, есть ли какие-то нормативы? Какое есть время у спасателя, чтобы оказать помощь человеку?



Алексей Левашов: 6 минут с момента погружения человека под воду, можно сказать, утопления, этот термин употребляется, но не в фатальном, летальном смысле, с момента, как его достали, 6 минут есть так называемого состояния, пока не происходят необратимые нарушения в коре головного мозга. Да, такие нормативы существуют. Техника, конечно, изменилась спасательная в Европе, круги почти не используются. Показывали нам такую спасательную тубу, когда забрасывают, человек тонет, ему забрасывают, как-то через торс скрепляют двумя застежками, быстро причем, и на канате его уже вытаскивают из опасного места на берег или в спасательную шлюпку. То есть, надо быть постоянно на уровне того, что делается сейчас в спасательной технике, в производстве. Мы можем тоже помогать жилетами, аварийно-спасательным имуществом.



Татьяна Валович: Насколько неподготовленный человек, если видит, что его друг тонет, насколько опасно оказывать или как тогда? Уже говорилось о том, что надо хоть какое-то минимальное обучение, чтобы люди проходили. Все помнят, надо схватить за волосы.



Алексей Левашов: Да, это хороший испытанный способ, но только единственное, в ситуации стрессовой, в которой люди оказываются, все знания обычно улетучиваются, и здесь действительно нужны руки профессионала. Потому что только они могут по-настоящему хладнокровно и спокойно сделать свое полезное, благородное дело - спасти жизнь человека.



Татьяна Валович: То есть, надо сразу бежать за спасателем или звонить по мобильному. Кстати, спасатели оснащены мобильной связью?



Петр Шепель: У нас мобильная связь и рация у спасателей есть.



Татьяна Валович: То есть самое главное, чтобы люди знали, например, я пришла на пляж, смотрю, вот информация, дежурит такой-то спасатель, его мобильный на всякий случай такой-то. А вдруг мне понадобится. Такое есть на пляжах.



Алексей Левашов: На спасательных станциях.



Петр Шепель: Идеальный вариант действительно, чтобы каждый берег в городе был пляж, чтобы там был кто-то, человек, который реально может помочь другому человеку.



Алексей Левашов: Я согласен, что нужно законодательно утвердить пляжи. Кстати, в Москве, по-моему, это уже сделано.



Татьяна Валович: Будем надеяться, что и в Петербурге, наконец, до этого дойдет. Спасибо.





XS
SM
MD
LG