Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Франция отмечает столетие реабилитации Дрейфуса


М. Мейер, Унижение Альфреда Дрейфуса, 13 января 1895

М. Мейер, Унижение Альфреда Дрейфуса, 13 января 1895

Сто лет назад капитан французской армии Альфред Дрейфус был полностью оправдан в деле о шпионаже в пользу Германии, которое всколыхнуло всю Европу. Его фактически загубленная личная карьера после этого резко пошла вверх. Но история антисемитизма в Европе на этом далеко не кончилась.


В столетнюю годовщину оправдания Дрейфуса судья Верховного Суда Франции Ги Каниве процитировал его слова: «Поднимите головы и посмотрите на мир вокруг вас. Я невиновен. Несмотря на мое отчаяние, я никогда не склонил головы, и не склоню ее до последнего вздоха».


19 июня в здании суда собралась конференция под названием «Правосудие в деле Дрейфуса» с участием примерно тысячи человек. В ее программе – выступление видных историков, специалистов по «делу Дрейфуса», а также чествование потомков самого Дрейфуса.


Кроме того, в парижском Музее истории иудаизма открылась выставка, посвященная процессу Дрейфуса, на которой выступил министр юстиции Паскаль Клеман, заявивший, что планируемая им реформа правосудия резко снизит вероятность судебных ошибок. Дело Дрейфуса было, конечно же, одной из крупнейших таких ошибок в истории страны.


Шпионский роман


Это судебное дело, к которому на протяжении 12 лет было приковано внимание всего цивилизованного мира, началось как плохой шпионский роман. Уборщица немецкого посольства в Париже, она же агент французской военной разведки, обнаружила в корзине для бумаг немецкого военного атташе подробные планы реформы артиллерии во французской армии.


Подозрение, лишенное каких-либо серьезных мотивов, пало на Альфреда Дрейфуса, офицера артиллерии, работавшего в штабе. Он был еврей родом из Эльзаса, захваченного немцами в результате франко-прусской войны, и его еврейское происхождение было, фактически, главным, хотя и негласным, пунктом обвинения. 15 октября 1894 года он был арестован и в конечном счете приговорен к заключению во французской Гвиане. Президент Франции предложил ему помилование, от которого он отказался.


По настоящему всю страну всколыхнуло выступление писателя Эмиля Золя на страницах газеты Aurore, вошедшее в историю под названием «Я обвиняю». За это гневное выступление, обличившее антисемитизм, Золя был осужден по обвинению в клевете на армию и приговорен к годичному заключению, от которого спасся бегством в Англию.


В конечном счете настоящий шпион был обнаружен, Дрейфуса вернули во Францию и оправдали, после чего он сделал себе блестящую военную карьеру и был удостоен ордена «Почетного легиона». Тем не менее, как отмечает французский историк Жан-Дени Бреден, он так до конца и не интегрировался в армию, и годы, проведенные в заключении, не были включены в его военный стаж. По словам Бредена, «республика решила, что расплатилась «Почетным легионом» за предательство человека».


Призыв к перезахоронению в Пантеоне


На церемонии в честь столетия реабилитации прозвучал призыв довести ее до конца: генеральный прокурор апелляционного суда Жан-Луи Надаль выступил с предложением поместить останки репрессированного артиллерийского капитана в Пантеоне, где упокоены самые почетные граждане Франции, в том числе защитник Дрейфуса Эмиль Золя. С таким призывом уже давно выступает историк Венсан Дюклер, по словам которого судьба Альфреда Дрейфуса «напоминает нам, что цивилизованное общество основано на законе, но также и на правах граждан». Однако решение об этом должен вынести президент, а из Елисейского дворца никакого комментария пока не последовало.


Эхо суда над Дрейфусом прогремело и в России, где на бесславном процессе по делу Бейлиса его защитники были образцом для русских борцов с антисемитизмом.


Но хотя дело Дрейфуса по-прежнему остается важнейшей вехой в истории борьбы с ксенофобией в Европе, о чем свидетельствуют и французские торжества по поводу столетней годовщины, его реальные последствия не стали поворотными даже для самой Франции. В годы нацистских преступлений против евреев французский режим в Виши был деятельным соучастником этих преступлений, и история этого соучастия долго замалчивалась. Один из последних отголосков такого сотрудничества с нацизмом – иск, предъявленный французским железным дорогам за их роль в депортации евреев в лагеря смерти в годы Второй Мировой войны.
XS
SM
MD
LG