Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Россию критикуют за отношение к правозащитникам


Программу ведет Евгения Назарец. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Страсбурге Данила Гальперович.

Евгения Назарец: На сессии ПАСЕ, которая проходит на этой неделе в Страсбурге, сегодня будет рассмотрен доклад о положении правозащитников в странах-членах Совета Европы. Россия в этом документе так же упоминается, причем в контексте, который не нравится представителям российской власти.

Данила Гальперович: Доклад о положении правозащитников в странах-членах Совета Европы касается не только России, но о России в нем говорится много. Критериев, по которым оценивается это положение, достаточно - это и уровень взаимодействия власти с активистами правозащитных организаций, и общественная атмосфера, в которой они работают, и риск, которому правозащитники подвергаются. И по всем этим критериям европейские парламентарии оценивают ситуацию, в которой правозащитники находятся в России, как тревожную. Доклад упоминает и об убийстве адвоката Станислава Маркелова, и о нерасследованном до сих пор убийстве Анны Политковской, и о попытке отравления адвоката Каринны Москаленко и давлении на ее организации, оказывающую помощь тем, кто готовит жалобы в Европейский суд по правам человека. Российская делегация реагирует на упоминание всех этих случаев в документе довольно нервно. Ее руководитель - председатель комитета Госдумы по международным делам Константин Косачев говорит, что все упомянутые случаи не составляют общую картину.

Константин Косачев: Москаленко. Бредовая ситуация. Давно уже установлено, что ртуть под ковриком ее машины разлил предыдущий владелец машины, но этим никто не интересуется. Миф, что пытались отравить Москаленко, существует в мозгах людей, которые пытаются представить Россию в качестве преследователя правозащитников.
Маркелов, он был юристом, он был адвокатом, он занимался, в том числе защитой интересов своих подопечных, как адвокат, но, по моему глубокому убеждению, между адвокатом и правозащитником есть огромная дистанция, огромная разница. Я не знаю, как и кем был убит господин Маркелов, но у меня совершенно точно есть ощущение, что, если это убийство и было связано с профессиональной деятельностью, то именно с его деятельностью как адвоката, а не как правозащитника.
Политковская - независимая журналистка, интереснейшая журналистка с совершенно четкой гражданской позицией. Но, опять же, правозащитник для меня это нечто иное. Выстраивать все эти, очень непохожие друг на друга случаи в некую цепочку закономерности я бы совершенно точно не стал.

Данила Гальперович: По словам Константина Косачева, хотя в резолюции к докладу и нет специального пункта о том, что нужно сделать в отношении с правозащитниками именно российским властям, документ можно считать попыткой оказать давление на Москву.

Константин Косачев: В случае с Россией, мы видим это на примере данного доклада, любая непроясненная конфликтная ситуация автоматом записывается в разряд темы "Россия против собственных правозащитников". Это неправильно. Это несправедливо. В таком жанре, в таком ключе разговор с Россией совершенно точно не помогает, я бы так сказал, не помогает нашей стране решать свои проблемы, которые, безусловно, существуют и в этой сфере.

Данила Гальперович: Между тем, отрицание того, что в стране для работы правозащитников климат опасный, иногда даже смертельно опасный, вовсю помогает тем, кто изображает активистов правозащитного движения, желающим зла своему народу наймитами Запада. По мнению многих экспертов, люди, которые избивали лидера движения "За права человека" Льва Пономарева, наверняка считали, что делают примерно то же самое, что и милиция, которая незадолго до этого Пономарева арестовывала.
XS
SM
MD
LG