Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Россияне выбирают между долгами и безработицей


Владимир Гимпельсон, директор Центра трудовых исследований Высшей Школы экономики

Владимир Гимпельсон, директор Центра трудовых исследований Высшей Школы экономики

В России продолжается рост долгов по заработной плате. По данным Росстата, с начала марта этого года задолженность выросла почти на 700 миллионов рублей и составила 8,75 миллиарда рублей.


Большая часть невыплат приходится на обрабатывающую отрасль, частные предприятия, особенно связанные со строительством, а также на военно-промышленный комплекс. По информации Федеральной службы статистики, больше всего долгов по зарплате сейчас на предприятиях Хабаровского края, Чеченской республики, Самарской области, а также Москвы и Московской области.


Тем не менее, сотрудники машиностроительного завода "Молот" из Вятских Полян (Кировская область) не получают зарплату уже пять месяцев. Производство остановлено, и вместо изготовления пулеметов Калашникова рабочие занимаются уборкой в цехах, получая вместо денег продуктовые пайки: тушенку, макароны, сахар, рис, гречневую крупу и бутылку подсолнечного масла. Сейчас такие наборы выдали только самым нуждающимся, в очереди — еще две тысячи человек. На последнем митинге люди предложили выдать зарплату уже не продуктами, а продукцией завода — собственно, пулеметами.


А рабочие биохимического завода в поселке Лобва Свердловской области перестали получать заработную плату еще до кризиса. На сегодняшний день им должны за два года работы. Ровно год люди пытаются добиться справедливости, устраивая голодовки. Предприятие закрыто, все уволены, денег нет. Накануне работники завода — 44 человека, — встали в бессрочный пикет у здания администрации Свердловской области. Как рассказал корреспонденту Радио Свобода организатор акции Андрей Абузяров, протестующие требуют погасить долги по зарплате и возобновить работу завода, что позволило бы людям зарабатывать на жизнь.


Пока биохимический завод худо-бедно производил технический спирт, зарплату тоже не платили, но была надежда: правительство области обещало найти покупателей на продукцию и посодействовать в смене собственника. Обещали даже какого-то немецкого инвестора, который будет производить на основе гидролизного спирта биотопливо. Люди поверили и прекратили голодовку. Но денег так и не увидели. Стало только хуже — завод признан банкротом и закрыт, а все сотрудники уволены. Пикет продолжается.

Руководитель Центра трудовых исследований Высшей школы экономики Владимир ГимпельсонВ ближайшее время долги по зарплатам в России будут увеличиваться, но массовые протесты по этому поводу маловероятны, отмечает в интервью Радио Свобода директор Центра трудовых исследований Высшей школы экономики Владимир Гимпельсон.

— В наиболее сложном экономическом положении оказались обрабатывающие производства, строительство, металлургия. В принципе, процесс может распространиться на все отрасли, но пока он сосредоточен в коммерческом секторе. Как мы помним, 10 лет назад одним из инициаторов роста долгов было само государство, которое не платило учителям и врачам, стимулируя тем самым всех остальных делать то же самое. Сейчас этого не происходит — финансовое положение государства пока позволяет справляться.


— А долго ли оно еще сможет справляться?


— На этот вопрос вам никто не ответит. Никто не знает, как долго будет продолжаться кризис, какую государство будет проводить политику, как быстро разойдутся имеющиеся к него резервы — это все неизвестные в большом-большом уравнении. Ясно, правда, что те резервы, которые есть — конечны.


— Стоит ли ожидать увеличения уровня социальной напряженности в связи с ростом задолженности? Готовы ли люди устраивать митинги, забастовки, отстаивать свои права, требовать выплат?


— Эту проблему нельзя оценивать вне контекста общей ситуации на рынке труда. 10 лет назад значительные долги не стали катализатором особых социальных протестов. Понимая, что задержки выплат в каком-то смысле замещают безработицу, люди воспринимали их достаточно спокойно. Ведь что такое долги по зарплате? Это выбор между адаптацией и сокращением. И многие предпочитают первое, надеясь, что предприятие в конечном счете встанет на ноги и расплатится. В начале 2000-х, когда возобновился экономический рост, так, в общем, и произошло. Поэтому рационально мыслящие люди понимают, что это своего рода выбор, либо одно, либо другое. Тем более, что сейчас государство очень активно вмешивается в финансовую жизнь предприятий, не допуская долгов. Вот недавно была статья в одной из центральных газет о том, что за долги руководителей предприятий привлекли к ответственности, поэтому многие этого боятся. Но альтернатива — это закрытие всего предприятия, увольнения, потеря работы. Поэтому в общем случае сложно сказать, что лучше для того или иного конкретного человека. Социальные протесты произрастают не из долгов и безработицы, а из сочетания очень многих обстоятельств.

XS
SM
MD
LG