Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

”Кинообозрение” с Андреем Загданским






Александр Генис: Сегодняшний “Американский час” завершит очередной выпуск ”Кинообозрения” с Андреем Загданским.

Steven Serbing, “Patti Smith: Dream of Life”
Стивен Сербинг, “Пэтти Смит. Мечта о Жизни”



Андрей Загданский: 15 октября 2006 года на Бауэри-стрит в Нью-Йорке закрывался знаменитый клуб, бар GBGB. Это то самое место, где родился панк-рок. Клуб закрывался навсегда и право играть в последний вечер было предоставлено поэту, музыканту, исполнителю Пэтти Смит. Это было последнее выступление в легендарном нью-йоркском клубе. После этого клуб перестал существовать и существует только огромное количество маек, которые продаются на улицах города по сей день. Фильм так и называется “Пэтти Смит. Мечта о жизни”, и сделал это очень молодой человек, это его первая режиссерская работа, зовут его Стивен Сербинг. Он снимал Пэтти 11 лет. Дело в том, что автор фильма зарабатывает на хлеб насущный как очень успешный коммерческий фотограф, и на собственные средства 11 лет он снимал Пэтти Смит, ездил за ней по всему миру, снимал ее дома, разговаривал с ней, и все это сложилось в абсолютно уникальный фильм-портрет. В фильме нет критических нот, в фильме нет анализа искусства Пэтти Смит, есть доброжелательный или даже, скорее, влюбленный взгляд. Но это чувство влюбленности, восхищения, уважения обладает заразительным эффектом. Я подумал, что и на следующий день, и через день я вспоминаю эту картину, и образы фильма, и лицо Пэтти Смит, и фразы из ее поэм, и фрагменты ее выступления продолжают приходить мне на память. Пэтти Смит хорошо знают все, кто знают историю панк-рока и, наверное, за пределами этого круга знают очень немногие. Пэтти Смит прожила большую часть юности в Нью-Джерси, в начале 70-х она оказалась в знаменитом отеле “Челси”, где жила вся музыкальная, поэтическая и артистическая богема Нью-Йорка. Она была близка со многими людьми, чьи имена сегодня составляют цвет американской культуры. Она была далека изначально от рок-н-ролла, она занималась живописью, поэтическими выступлениями, чтениями поэзии, писала. И в самом начале 70-х она оказалась в панк-клубе и впервые услышала зарождающийся звук панк-рока. В картине мы много видим и слышим выступающую Пэтти Смит. И, должен сказать, что за этой худощавой женщиной я чувствую огромную артистическую энергию, она - как такой отдыхающий вулкан, она медленно движется, медленно говорит, но в тот момент, когда она выходит на сцену, она преображается, и то, как она поет, как она произносит слова, такая сила, выразительность звуковая, которой обладает ее звук, ее голос, я понимаю, что это присутствие в клубе было совершенно магнетическим.

Александр Генис: Андрей, у меня есть такой вопрос. Музыкальное кино всегда вызывало у меня некоторое подозрение, потому что уж больно просто это сделать, потому что половина дела, если не больше, это концерт, это просто напросто чужая работа.

Андрей Загданский: Надо отдать должное автору фильма, что он не делал музыкальный фильм. Это фильм о музыканте, но это не музыкальный фильм. Есть лишь очень небольшие фрагменты. То, что я говорю, это, скорее, их эмоциональная заразительность, чем их присутствие во времени на экране. Это взгляд на человека, на его судьбу, очень трудную ее судьбу, надо сказать, очень тяжелую. У нее умер брат, и вещи тягостные, тяжкие, о которых она говорит, обладают большой исповедальной силой. Она говорит, что ее брат умер так неожиданно, и это было так больно и так страшно, но возвращается к рефлексии она: “Вы знаете, когда кто-то близкий уходит, и вы потрясены этим, то иногда после этого вы меняетесь к лучшему. Я чувствую, что мой брат, который, как человек, был лучше, чем я, добрее, светлее, он присутствует во мне”. То, что я пересказываю, сейчас звучит очень банально, то, что она говорит исповедально на экране, производит очень сильное впечатление. Человек пережил очень большое горе и вынес из него какую-то особую человеческую и артистическую силу, которая чувствуется на экране, которая чувствуется в ее присутствии, в ее жизни, в ее движении. Есть еще интересная деталь. Пэтти очень много говорит о своих поэтических кумирах - Блейк, Шелли и Рембо.

Александр Генис: То есть, все романтики.

Андрей Загданский: Совершенно верно. И она ездит и посещает могилы всех трех, и это интимный человеческий контакт с этими камнями, поэтический контакт, для нее это настоящие божества и прикосновение, пусть даже к камню, выглядит очень настоящим, очень искренним и очень эмоционально заряженным.

Александр Генис: Как вы считаете, Андрей, где это влияние проявляется наиболее ярко в ее наследии?

Андрей Загданский: Во многих вещах, но самая знаменитая песня - “Horses”, и это мгновенно узнаваемая Пэтти Смит.
XS
SM
MD
LG