Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Москве проходит встреча лидеров оппозиционного движения "Солидарность" и их сторонников


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Максим Ярошевский.

Андрей Шарый: Сегодня вечером в Москве открылась встреча лидеров оппозиционного движения "Солидарность" и их сторонников. Борис Немцов, Гарри Каспаров и их товарищи обсуждают итоги политической кампании по выборам мэра города Сочи и определяют планы на будущее. За этой встречей следит корреспондент Радио Свобода Максим Ярошевский, он в прямом эфире программы.
Максим, что происходит?

Максим Ярошевский: Недавно, буквально час назад началась вот эта встреча лидеров "Солидарности". Первым слово взял Борис Немцов, который рассказал очень много интересных историй о выборах в Сочи, о том, как они были сфальсифицированы властями сочинскими. И сейчас продолжается обсуждение этой темы, достаточно горячей. А также, в принципе, должны быть подведены итоги деятельности движения "Солидарность" за последние два месяца и планируется анонсировать мероприятия, которые пройдут 1 мая, которые организует движение "Солидарность".
Я хочу передать трубку одному из лидеров "Объединенного гражданского фронта" и члену "Солидарности" Денису Билунову.

Андрей Шарый: Денис, скажите, пожалуйста, вот вчера Борис Немцов заявил, что движение "Солидарность" - это вторая политическая сила в России. С одной стороны, это явное, может быть, преувеличение, вызванное конкретной политической ситуацией в Сочи, а может быть, что-то в этом и есть. Как вам кажется?

Денис Билунов: Понимаете, мы долго гадали, почему вообще власть допустила, что сначала зарегистрировала Немцова, потом ему позволила вести эту кампанию. Потому что мы видели, как снимают других кандидатов, в общем-то, довольно лояльных власти, Лебедева сняли, в конце концов, и так далее. У нас одна из версий была такая, может быть, доминирующая версия, что ему дадут уничижительно мелкий процент, то есть это все делается для того, чтобы дать ему какие-нибудь жалкие 1,5-2 процента, чтобы закрыть вопрос вообще с Немцовым, с "Солидарностью", вот их уровень поддержки и так далее. И что мы видим в конечном итоге? Что несмотря на все вот эти вот технологии многочисленные с досрочным голосованием, с многочисленными вопиющими нарушениями другого рода и с тотальной контрпропагандой против Немцова по телевидению, все-таки не сумели они опустить этот процент ниже 13,6. И в два раза больше, чем коммунист, набрал Борис голосов. Это означает, что "Солидарность" в состоянии добиваться значительных результатов на выборах. И это, конечно, ситуация не только сочинская, ее можно экстраполировать, конечно, и на другие города России и на федеральный уровень в целом. Поэтому, может быть, Борис немного преувеличивает риторически, но то, что "Солидарность" представляет сейчас из себя потенциально мощную электоральную силу, мне кажется, это, в общем-то, уже свершившийся факт.

Андрей Шарый: Скажите, пожалуйста, Денис, в этой связи вот "Солидарность" существует уже несколько месяцев, как-то движение это оформляется, и куда дальше? Идет превращение движения в политическую партию, в какую-то более жесткую организацию или об этом речи нет сейчас, на встрече вот лидеров "Солидарности"?

Денис Билунов: У нас днем сегодня состоялось заседание федерального политсовета, мы решили совместить полезное с приятным и очень долго и жарко обсуждали вопрос, который вы ставите. В принципе, понятно, что в среднесрочной и долгосрочной перспективе "Солидарность" должна стать политической силой в полном смысле этого слова, то есть той, которая выдвигает своих кандидатов на выборах, борется, но у нас главная проблема, конечно, сейчас с избирательным законодательством и с регистрацией политических партий. В данный момент, вот как сегодня, подавать заявку в Минюст на регистрацию политической партии, как мы уже видим на примерах Михаила Касьянова, Владимира Рыжкова и, кстати сказать, также и Рогозина с его попытками зарегистрировать "Великую Россию" - это достаточно очевидно, что напрасная трата финансовых ресурсов, человеческих ресурсов, времени. И, в общем, получить в конечном итоге отворот-поворот и принести разочарование многочисленным сторонникам, которые участвовали бы во всем этом трудоемком процессе сбора подписей и так далее, это, на самом деле, ошибочное решение, конечно.

Андрей Шарый: Спасибо. Денис Билунов, один из лидеров "Объединенного гражданского фронта", рассказал нам о некоторых планах оппозиционного движения "Солидарность". Вместе с нами это интервью слушал известный петербургский политолог Дмитрий Травин, он в прямом эфире программы "Время Свободы".
Дмитрий, я прошу вас о комментарии, как вы оцениваете после выборов в Сочи политическую силу и потенциал движения "Солидарность", он стал больше или нет?

Дмитрий Травин: Я не думаю, что он стал больше. Немцов все-таки получил не очень большой результат для человека, который был первым вице-премьером и боролся с малоизвестным деятелем из города Анапы господином Пахомовым. Я думаю, что наше движение "Солидарность", если уж исходить из его названия, к сожалению, не обладает теми возможностями, которые были у первого польского движения "Солидарность", 20 лет назад сумевшего прийти к власти. Самое главное то, что польская "Солидарность" основывалась на широком народном забастовочном движении, она возникла из рабочей среды, интеллигенция к этой среде подключилась, взяла на себя те проблемы, которые рабочие не могли решить, интеллектуальное сопровождение преобразований. И интеллигенция смогла тогда сделать из популистского рабочего движения серьезную политическую силу, способную осуществить рыночные реформы и демократизацию Польши.

Андрей Шарый: Дмитрий, вы правы, однако мне кажется, что, может быть, не совсем корректно сравнивать. Разная политическая ситуация, и мне кажется, что, кроме общей вывески, политического названия и идеи, ничего общего, конечно, у этих движений нет. Однако впервые в Сочи была продемонстрирована хотя бы какая-то альтернатива на вот том фоне, который был в России последние годы. Вы считаете, это тоже все только иллюзия, и ничего, на самом деле, на ваш взгляд, не произошло серьезного?

Дмитрий Травин: Я не думаю все-таки, что можно говорить об альтернативе, когда власть накрутила 70 процентов своему кандидату и оставила 13-14 процентов кандидату от оппозиции. Скорее, это показывает, что власть играет по своим правилам, никто власти не может навязать правила. И в принципе, я думаю, если бы власть очень хотела, чтобы было не 13 процентов, а 3 процента, то можно было бы сделать и это. Просто в случае с Сочи это было не так важно, а в случае с выборами общефедеральными, скажем, для "Союза правых сил" такой результат был вполне обеспечен.

Андрей Шарый: Скажите, пожалуйста, как вы относитесь к разговорам о возможной легкой либерализации режима Медведева-Путина? В частности, говорят, что сам факт, что Немцов дошел до окончания избирательной кампании, получил все-таки двузначное число голосов, все-таки уже это говорит о многом.

Дмитрий Травин: Боюсь, что это не говорит о многом. Медведев сделал много очень красивых, интересных и символических либеральных жестов, то есть жестов, которые ничего не меняют, но создают некий символ. И встреча с Горбачевым, и вот то, о чем вы говорите в случае с Немцовым, - это символы. Реальными действиями могло бы стать некоторое изменение избирательного законодательства, продвижение хоть каких-то экономических реформ, но в этом плане я, как ни задумываюсь, не могу найти ни единого примера.

Андрей Шарый: Вам кажется, что этого движения и не будет? Или его нет пока?

Дмитрий Травин: Я не берусь делать столь жесткие прогнозы, несмотря на свой пессимизм. Потому что дело ведь не в том, что Медведев не хочет преобразований. Может быть, хочет, может, не хочет, мы просто этого не знаем. В нынешней ситуации у него таких возможностей нет. Если ситуация становится иной, и баланс сил смещается больше от Путина к Медведеву, возможно, он и рискнет что-то реально сделать, но это будет зависеть от объективного развития ситуации, от хода кризиса и, в том числе, от тех вещей, о которых я пытался сказать вначале. Если общество пробуждается и начинает раскачивать ситуацию - появляются какие-то шансы у политиков. А сами политики никогда раскачать ситуацию не могут.
XS
SM
MD
LG