Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Петербургский международный кинофестиваль "Фестиваль фестивалей"


Программу ведет Дмитрий Казнин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Татьяна Вольтская. Гость студии - Александр Мамонтов, генеральный директор Петербургского международного кинофестиваля «Фестиваль фестивалей».



Дмитрий Казнин: Петербург переживает настоящий бум кинотеатров. В то же время, многие кинотеатры, находящиеся на балансе города, любимые зрителем, в том числе и детские, имеющие свою ленинградскую историю, закрываются. А вместо них появляются большие торгово-развлекательные центры - мультиплексы.



Татьяна Вольтская: Сегодня петербургский рынок кинотеатров поделен на две части: половина принадлежит частным компаниям, половина находится на балансе городского Комитета по культуре. Но уже до конца года администрация города собирается передать большую часть кинотеатров в частные руки, с условием сохранить профиль объекта. По предварительной информации, из 30 кинотеатров, принадлежащих городу, к концу года должно остаться только 8, 6 из которых детские. Массовый «исход» кинотеатров к частным владельцам еще не начался, но отдельные случаи уже есть. Еще год назад появились планы по переустройству кинотеатра «Максим» и «Прометей». Из киноцентра «Ленинград» делают центр досуга с картингом и боулингом. Кинотеатр «Охта» будет снесен, вместо него будет построен театрально-концертный комплекс. Под вопросом и существование нескольких детских кинотеатров.


Говорит депутат Законодательного собрания Петербурга Сергей Андреев.



Сергей Андреев: В области киносети, с моей точки зрения, существует полный беспорядок. Началась процедура фактической раздачи объектов киносети без сохранения функций. Это иногда делается в завуалированной форме. Например, детский кинотеатр «Авангард» в Пушкино передается администрации Пушкинского района, «Каскад» в Петродворце - администрации Петродворцового района. Вроде бы, все нормально, а дальше пишется: «Детский кинотеатр «Чайка» - в ведение администрации Фрунзенского района с обязательным сохранением функций». Поясняется, что в этой случае функции будут сохранены. Что делается с остальными кинотеатрами - я не знаю, но догадываюсь, что если изъятие сделано, то оно и будет осуществлено.



Татьяна Вольтская: Сергей Андреев считает, что происходит фактический захват кинотеатров новыми собственниками.



Сергей Андреев: Мы начинали проверку тех ООО, которым передаются. Выясняется, что их оффшорное происхождение - просто уши торчат, и для меня нет сомнении, чье же это оффшорное. Там родственники очень влиятельных людей сидят, прямые дети.



Татьяна Вольтская: Это не ликвидация киносети, не ее развал, но оптимизация, - говорит Наталья Пахомова, представляющая городской Комитет по культуре.



Наталья Пахомова: В какой-то определенный момент стало понятно, что такое количество кинотеатров, которое есть, содержать невозможно. Нам нужен кинопоказ или нам нужна сеть устаревших полуразвалившихся государственных учреждений?



Татьяна Вольтская: И все же, по мнению Сергея Андреева, нужно сделать так, чтобы нынешняя власть в пылу оптимизации не оставила за собой вместо культурных объектов пустыню.



Дмитрий Казнин: У нас в гостях Александр Мамонтов, генеральный директор Петербургского международного кинофестиваля «Фестиваль фестивалей», который начинается в Петербурге 23 июня.


Мы поговорим о кинофестивале «Фестиваль фестивалей», а также о современном кинопроцессе в России, о новых фильмах, тенденциях, киногероях, а также о проблемах проката, умирающих кинотеатрах и мультиплексах.


В нашем репортаже шла острая полемика о том, нужно ли закрывать или как-то видоизменять старые кинотеатры, любимые многими ленинградцами, или нужно вести другую политику?



Александр Мамонтов: Конечно, театры нужно реконструировать. Это однозначно, потому что приходить в кинотеатры, где падают кресла, не совсем можно за это бороться. Здесь, я думаю, проблема немножко в другом. Все сейчас говорят, что нет денег у государства, поэтому надо продать эти кинотеатры, и сейчас продаются не только кинотеатры, но и более ценные по архитектуре здания. Поэтому сейчас кричать и ломать копья, что продаются кинотеатры, просто смешно, это просто отвлекается внимание. Когда говорят, что государство не может содержать кинотеатры, это ложь. Деньги есть, и они выделяются, и федеральные деньги, и городские деньги, и то, что невозможно восстановить кинотеатры, это неправда. Вторая проблема - это программация кинопоказов, программы кинотеатров. Мы уже видим, что настроили много кинотеатров, мультиплексов в нашем городе, но показывать там нечего. Или показывать есть что, но это такие фильмы, что выключается свет - и ты забываешь, о чем ты смотрел на экране. Этого кино достаточно, а программного кино, арт-хаусного кино, европейского кино очень мало. Такие две политики, мне кажется, процесса реорганизации кинотеатров и должны существовать. Поэтому, как всегда у нас, здесь немножко все передергивается и идет не в том русле, как хотелось бы и как, по моему мнению, надо идти. А надо, видимо, так кому-то другому.



Дмитрий Казнин: Вполне возможно, что это естественный процесс…



Александр Мамонтов: Ну, не надо. Мы всегда говорим: ну, продали Эрмитаж - это такой естественный процесс, Эрмитаж уже совсем дряхлый, там такие старые картины висят… И все за такими фразами прячется. Мы живем в этом процессе, понимаете, и на наших глазах что-то уходит, но ничего не приходит. Потому что даже то хорошее российское кино, которое сейчас выпускается, показывать уже практически негде. Все время говорили о том, что российский кинематограф умер, нет никаких фильмов. Вот он сейчас воспрянул, и можно сказать, что многие картины показываются на международных кинофестивалях и в России, и а за рубежом, а показывать это кино негде уже. Ну и что, что кинематограф жив теперь, здоров и процветает, можно сказать. А дальше что?



Дмитрий Казнин: Еще одна проблема - детские кинотеатры, которые были и которые, наверное, легче всего было закрыть.



Александр Мамонтов: А какая тут проблема?



Дмитрий Казнин: Их просто нет практически.



Александр Мамонтов: Нет, потому что государство их не содержит и не развивает эту сеть. Вот и нет. Поэтому люди, которые отвечают за это, должны понести ответственность.



Дмитрий Казнин: Вы упомянули об арт-хаусном кино. Я думаю, что логично было бы поговорить об открывающемся в Петербурге международном фестивале. Что на этот раз наиболее интересное будет представлено и каковы особенности этого года?



Александр Мамонтов: Около 120 картин будет представлено в наших традиционных секциях «Фестиваля фестивалей». Это международная программа, где будут собраны фильмы - призеры международных кинофестивалей - и Берлиннале, и Каннского кинофестиваля. Там будут показаны такие фильмы известных режиссеров - вышли уже рекламные буклеты, в газетах наших информационных партнеров тоже есть описания. На нашем сайте www.filmfest.ru есть уже расписание и информация. Я только хочу сказать, в каких кинотеатрах пройдет наш кинофестиваль. Это Дом кино, зал европейского кино, кинотеатры «Родина», «Дружба». Еще у нас добавился кинотеатр «Юнион» - это бывший реконструированный кинотеатр «Стерео» на Невском проспекте, отремонтированное здание, где показывает не только американское кино, но и хочет уйти в арт-хаус, европейское кино, чтобы привлечь зрителя еще и этим.


Те мультиплексы, которые у нас сейчас идут, это такой метод «хапка», как мы раньше говорили. Сейчас, конечно, построить кинотеатр, хорошие кресла, попкорн - и 30 процентов зрителей придут. Даже делать ничего не надо, люди идут мимо метро «Пионерская» или еще где они построены, и просто им некуда идти, и они заходят туда. И вот 30 процентов, которые ходят в эти кинотеатры, - это сейчас зрители этих мультиплексов. Но я думаю, что руководители не совсем понимают, что скоро от этих 30 процентов они не привлекут еще европейским, арт-хаусным кино, российским кино, которое они показывали бы, а наоборот, от этих 30 процентов начнет количество уменьшаться. Ну, один раз посмотрели, два раза, пять раз посмотрели, ничего не запомнили, что смотрели, а потом люди перестанут ходить просто в эти кинотеатры.



Дмитрий Казнин: По всей стране, наверное, такая ситуация.



Александр Мамонтов: Да, это просто 30 процентов зрителей, для которых ничего не надо делать, они просто придут сами, проходя мимо. А на наш кинофестиваль, например, идет публика подготовленная, во-первых. Потому что невозможно, конечно, пройти с солнечного Невского проспекта и посмотреть Питера Гринуэя впервые. Я думаю, что мало кто разберется и в фильме, и в творчестве этого автора. Поэтому зритель должен быть подготовлен. Но так как его никто не готовит и не собирается готовить, поэтому его все меньше и меньше, и даже в нашем городе, хотя у нас культурный слой очень большой, есть кинопрофессионалы и учебные заведения, которые их готовят, тем не менее, это все очень зыбко. Мне кажется, что это огромная проблема, но нет такого, что "мы кинотеатры закроем, у государства нет денег..." Это все пустая брехня просто.



Дмитрий Казнин: Какие звезды приедут на "Фестиваль фестивалей"?



Александр Мамонтов: 23 июня в 18:00 в Доме кино пройдет открытие фестиваля, будет небольшая церемония, не помпезная и не огромная, не затратная совершенно. Мы откроемся фильмов "Вокальные параллели" Рустама Хамдамова - это режиссер, о котором многие слышали, но мало кто видел его фильмы. У него трудная судьба с выходом фильмов на экраны. Он сам приедет и представит свою картину. Мы также ждем Ренату Литвинову, но она сейчас в Париже, и Рустам ведет с ней переговоры, чтобы она выкроила время в своем графике. Также будет Тонино Гуэрра, почетный гость кинофестиваля, он уже 22-го будет в Санкт-Петербурге. И на закрытии кинофестиваля мы хотим вручить, у нас есть такие номинальные призы, Вера Глаголева будет представлять на нашем кинофестивале себя как режиссера, ее фильм "Заказ" будет показан у нас, и она просто со съемочной площадки приедет к нам на кинофестиваль, потому что она еще как режиссер закончила одну картину, и мы вручим ей приз "За талант и народное признание" как актрисе, которую многие поколения любят, знают, и она своим трудом заслужила эту награду, мы так считает. Этот приз получали Людмила Гурченко, Ирина Мирошниченко, Инна Чурикова, в общем, многие наши актрисы.



Дмитрий Казнин: Будут, насколько я знаю, интересные моменты - филиппинские кинематографисты...



Александр Мамонтов: В нашей программе разные направления кинематографии разных стран представлены, поэтому в этой программе у нас будет много и гонконгских фильмов. И большой интерес в Европе, на Западе к восточно-европейскому кино. В начале 90-х годов был большой интерес к России, сейчас из европейских стран отмечают Боснию, Герцеговину. И сейчас многие наши кинорежиссеры, и Министерство культуры говорят: "Почему на Каннском кинофестивале не было ни одного российского фильма?" Не было, потому что поставили в очередь, потому что в то время все хотели увидеть российское кино, поэтому по пять фильмов было по всех программах на всех международных кинофестивалях. А сейчас поставили в очередь за итальянцами, французами, немцами и так далее, и мы ждем своей очереди.


Азиатское кино сейчас очень набирает, очень большой интерес и к Китаю, и ко всему тому региону, поэтому в Каннах и везде очень много показывают это кино, и оно представлено и у нас.



Дмитрий Казнин: Вы как-то оптимистично сказали, что будет только убывать количество плохих фильмов.



Александр Мамонтов: Опрос горожан показывает, что они не хотят плохой репертуар. Хорошее российское кино, но негде посмотреть. Вот и все. Говорили о национальной идее, еще что-то. Просто люди на государственном уровне должны отвечать за то, что они делают. Кто-то же строит мосты, дороги, запускает в космос ракеты. Это сидят люди и занимаются своим делом. Но почему-то установить на государственном уровне прокат кино – российского, зарубежного… Во всех странах идет свой процесс. Во Франции, например, есть ограничение по показу американского кино. Проведите заседание, сделайте это и будет у нас тоже самое. Значит, это кому-то невыгодно. Этого не делают, но разговоров об этом…



Дмитрий Казнин: В Петербурге, кстати, будет строиться киностудия. Об этом тоже много сейчас говорят. В связи с этим говорят, что Россия начинает выходить на мировой уровень, что будет, по-моему, сниматься 25 фильмов в год только на петербургской небольшой киностудии, причем, мирового уровня. Потому что уже привлечены для съемок фильмов, которые снимает компания, Джона Малковича и так далее. Как вы расцениваете этот факт? Насколько, действительно, это может сыграть положительную роль?



Александр Мамонтов: Если взять такую архивную справку и посмотреть – много ли фильмов снималось у нас в Санкт-Петербурге такой продукции, когда американцы приезжали, англичане? Очень мало, но все хотят. Вы даже не представляете себе, что такое можно делать в нашем городе, не затрачивая какие-то деньги на постройку улиц, зданий и еще чего-то. Иностранцы хотят сюда приехать, но не могут. Потому что нет инфраструктуры. Видимо, эта киностудия и будет занимать эту нишу. Я считаю, что 50 процентов успеха нашего кинофестиваля – это город. У нас все компактно, что немаловажно для проведения всяких мероприятий.



Дмитрий Казнин: Если говорить о Петербурге, как о большой декорации, то уже анекдотом практически стал эпизод, когда в Петербурге снимали фильм немецкие кинематографисты о Берлине 1945 года.



Александр Мамонтов: Около Балтийского вокзала.



Дмитрий Казнин: На улице Шкапина не потребовалось ничего делать дополнительно, чтобы воссоздать атмосферу разрушенного Берлина в конце войны. Понятно, что не об этом говорили все-таки, да?



Александр Мамонтов: Да, я имел в виду Невский проспект, те здания, те дворцы, которые у нас есть. Если принять за то, чтобы не продавать, потому что государства не может якобы найти деньги для реставрации, пусть там снимают и платят деньги. Просто у нас снимают, а денег так и нет.



Дмитрий Казнин: Если говорить о российском кинопроцессе, то только что были подведены итоги «Кинотавра», где достаточно большое количество российских фильмов очень достойно выглядели, по крайней мере, по словам кинокритиков. Потому что в прокат вышли, по-моему, только два из этих фильмов.



Александр Мамонтов: Сейчас такое время для проката не очень удачное. Поэтому осенью они все выйдут в прокат.



Дмитрий Казнин: Последний фильм Балабанова «Мне не больно» и «Изображая жертву», снятый Серебренниковым по спектаклю, по пьесе.



Александр Мамонтов: Да, эти фильмы будут у нас в программе. Я думаю, что мы не будем обсуждать творчество Балабанова. Потому что те фильмы, которые он снял до этого, например, про уродов и людей – это такой знаковый, культовый фильм. Поэтому, может быть, у режиссера поиск творческих каких-то путей. Потому что предыдущая его картина «Жмурки» мне, конечно, например, не очень нравится. Но, видимо, были какие-то причины, чтобы этот фильм снять, может быть, из коммерческих соображений. Я считаю, что Александр Рогожкин снял сейчас замечательную картину «Перегон». У него тоже были всякие особенности в режиссерской жизни. Но, я думаю, что просто у режиссера немножко длинный путь в творчестве. Поэтому и бывает, что один фильм лучше, а другой хуже. Но все равно это Рогожкин, это Балабанов, это Михалков – это режиссеры, у которых есть свой почерк, своя судьба.



Дмитрий Казнин: Это уже имена. Но ведь появляются и молодые режиссеры.



Александр Мамонтов: Я бы хотел сказать о наших корифеях. Потому что в нашей программе будет еще фильм Игоря Масленникова «Русские деньги» по пьесе Островского. Вот это уже приближено к современной жизни. Там какие-то векселя, деньги. Фильм совершенно замечательный.



Дмитрий Казнин: Давно, по-моему, не снимал этот режиссер?



Александр Мамонтов: Да, он снимал что-то, по-моему, какой-то сериал по польскому произведению, но это прошло незаметно. Тем не менее…



Дмитрий Казнин: Это не может не радовать. К нам поступают телефонные звонки, здравствуйте.



Слушатель : Здравствуйте, уважаемые господа! Я хотел бы задать вот такой вопрос. Скажите, пожалуйста, закрытие Дома кино в Москве и продавливание на должность председателя Михалкова, который в нарушение всех уставов, не набравший 70 процентов голосов, через суд все-таки добился своего восстановления… И сейчас такие скандалы, что уходят люди, не хотят участвовать в Московском кинофестивале. Это, я думаю, очень сильно позорит. Нельзя уже называть московские кинофестивале международными. Они даже не междугородние.


Вы не слышали, что Учитель буквально за 2 доллара на коленке камерой и с картонными пистолетами снял белогвардейский фильм, где рассказал… По-моему, он называется «Убить дракона». Не хотели бы вы его пригласить к себе на фестиваль? Потому что я уверен, что Михалков вряд ли пригласит. Скажите, 70 миллионов долларов не мало ли Михалкову для проведения не международного, а межгородского московского кинофестиваля?



Александр Мамонтов: Я по поводу первого вопроса. У нас были очень хорошие работы. Наша организация проводит около 6-7 кинофестивалей за год в Санкт-Петербурге. Один из таких кинофестивалей в марте месяце мы проводим детский международный фестиваль. Туда мы приглашаем работы и российских, и зарубежных кинематографистов. Но в этом году были совершенно замечательные ребята из Нижнего Новгорода. Они предоставили программу мультипликационных фильмов, которые сидят и, видимо, где-то на компьютере, на коленке, что-то там щелкают. Будет такая серия из 40 серий по 7-8 минут, которые называются «Вовка и совесть», «Вовка и кошелек». Сейчас режиссер, не найдя нигде помощи и поддержки, пошел в МВД или ГАИ, и предложил сделать серию мультфильмов «Вовка и милиционер». Вроде бы они заинтересовались этой идеей.


Поэтому мы очень приветствуем таких молодых режиссеров. У нас на кинофестивале в этом году очень большая программа короткометражных фильмов. Мы очень многие работы взяли студентов, которые учатся у нас в Институте кино и телевидение, чтобы их поддержать, чтобы эти фильмы увидело как можно больше людей. Поэтому мы бы с удовольствием пригласили бы и посмотрели ту работу, о которой говорил наш радиослушатель.



Дмитрий Казнин: Наверное, если говорить о возрождении кино, то тут следует говорить о таких молодых режиссерах, которые своими усилиями где-то по стране что-то снимают. Может быть, даже речь идет не о корифеях.



Александр Мамонтов: Я думаю, что у нас страна такая большая, что кроме Москвы и Петербурга этим профессиям нигде не обучают. Кому-то из Читы, Иркутска, Красноярска, даже если он талантлив, навряд ли ему удастся добраться до наших городов.



Дмитрий Казнин: Но если, тем не менее, они берутся за какие-то свои собственные небольшие фильмы, это говорит о многом.



Александр Мамонтов: Наша страна очень богата талантами. Это не пустые слова. Это, действительно, так. Потому что я часто бываю и во Франции, и в Германии, в Италии, и все это по нашим меркам выглядит очень жалко и убого. Все-таки у нас был такой миф о Западе, о западной культуре. Конечно, с исторической точки зрения, конечно, Италия в каких-то… Но если рассматривать современный этап, то Феллини и Антониони навряд ли родятся в этих странах.



Дмитрий Казнин: Сейчас в Петербурге идет фестиваль ирландского кино. Там представлены достаточно интересные картины. Если говорить о киногерое ирландского современного кинематографа, это, как правило, маргинал. Ирландские кинематографисты исследуют жизнь своих маргналов, причем опустившихся совсем людей.



Александр Мамонтов: Одна картина будет… Мы эту картину уже показывали на фестивале социального кино. Это тоже замечательная идея и замечательный фестиваль, который называется «Время жить». В марте месяце он проводился в Санкт-Петербурге. Те проблемы, которые поднимаются в кинематографе, они очень серьезные. Мы опять возвращаемся к государственным людям. У нас же есть комитеты по социальной политике всех уровней, которые должны заниматься наркоманами, бездомными детьми. Никто ничем не занимается. И вот эта замечательная идея показа фильмов на эту тему в результате вызвала у этих государственных мужей… Директор этого мероприятия Игорь Холодов говорил, что, да, эти люди посмотрели и сказали, что что-то очень грустное кино какое-то, прямо в депрессию нас вгоняет. Мы же показываем и говорим о тех проблемах социального направления. Я так думаю, а что же они хотели увидеть – балет какой-то на социальную тему?! Какой-то бред происходит в головах и в верхах.



Дмитрий Казнин: Потому что в новостях этого ничего не присутствует. Если следовать новостям, то мы живем в прекрасной стране. Возвращаюсь к мысли, современный герой в российском кино, по вашему мнению, кто это? Есть ли он? Потому что есть ощущение, что идет какой-то поиск, который пока еще ничем не закончился.



Александр Мамонтов: Нет, по-моему, никакого поиска не идет, героя нет. Я думаю, что это так.



Дмитрий Казнин: Например, если брать позднее советское кино, он ведь там был, причем в разных проявлениях.



Александр Мамонтов: Потому что на это была направленность определенная. Это поддерживалось и культивировалось. А сейчас… Я даже не могу какой-то фильм назвать, чтобы можно было выделить какого-то героя. Не «Бумер» же герой! Не «Брат» герой!



Дмитрий Казнин: Был «Брат» все-таки. Можно назвать его антигероем.



Александр Мамонтов: Да, антигерой, потому что нет героя. Поэтому мы и говорим – а, вот у нас будет такой герой. Потому что нет настоящего героя.



Дмитрий Казнин: Вы думаете, что и не будет, или все-таки?…



Александр Мамонтов: Я считаю, что в жизни такие герои есть. Может быть, вот такое странное сочетание. У нас идет поиск национальной идеи, много как-то об этом то говорим, то не говорим. А я думаю, что жизни такой герой есть. Потому что к нам в Дом кино приходит очень много студентов смотреть наше такое продвинутое кино. Для меня поколение сменилось дважды. Я видел одних, а сейчас я вижу совершенно других людей. Вот они наши герои, но их нет на экране. Почему не рассказать о том, как кто-то своим трудом закончил институт, работает в банке, работает успешно? Нам же нужно, чтобы кто-то убил кого-то, что-то не закончил, что-то с ним случилось где-то в воздухе, под землей!



Дмитрий Казнин: Или внутренний поиск современного молодого человека тоже отсутствует на экранах.



Александр Мамонтов: Да, да, но он присутствует в жизни.



Дмитрий Казнин: Естественно, в жизни.



Александр Мамонтов: Вот в чем у нас такая разноголосица произошла.



Дмитрий Казнин: Вы говорите, что бываете и смотрите кино в Европе. Как-то знакомы вы с тем, что происходит в российской провинции, например, Северо-Запада? Что там происходит с кинотеатрами, с репертуаром? Все тоже самое или там, может быть, еще хуже ситуация?



Александр Мамонтов: Нет, не хуже, а лучше, к счастью, но, к сожалению, для Петербурга. У нас было одно из мероприятий, которые мы проводим в течение года. Мы с Гете-институтом и с генеральным консульством Германии проводили Дни немецкого кино по Северо-Западу и российского, к сожалению. Мы тоже работаем и сотрудничаем с нашими немецкими партнерами. Поэтому с удовольствием помогли в проведении этой недели. Мы проводили эти недели в Петрозаводске, в Калининграде, в Мурманске и Архангельске. Залы полные, потому что очень мало европейского кино доходит туда по прокату. Но есть кинотеатры, которые занимаются этим, хотя бы один кинотеатр. У нас тоже один – Дом кино, но, извините, у нас население 5 миллионов, а не как в Архангельске, Мурманске или Калининграде! Там везде есть кинотеатры и люди, которые хотят продвигать европейское кино, хотят показывать и российское кино.


Там ситуация… Мы вот все куда-то спешим и бежим, а они просто живут. Это так замечательно. Я люблю ездить по городам России, и делаю это с удовольствием. Мы бы с удовольствием поехали со своим фестивалем. Несколько раз пытались это сделать, но по финансовым соображениям… Кому это нужно? Мы уже как бы и в Петербурге проводим из последних сил. Правда, нас поддерживает Комитет по культуре правительства Санкт-Петербурга, и Министерство культуры, Федеральное агентство по культуре и кинематографии. Но все равно это такие крохи, что хотелось бы, чтобы это проводилось на большом государственном уровне.



Дмитрий Казнин: Спасибо.




XS
SM
MD
LG