Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему в России все больше гражданских браков


Сергей Сенинский: Сегодня в Европе лишь каждая четвертая семейная пара регистрирует свой брак. В России около трети всех пар - или трех миллионов семей - живут в гражданском браке, и таких браков становится все больше. Почему людей привлекает положение, когда они живут вместе и ведут общее хозяйство, но при этом не регистрируют свои отношения официально? Об этом - наш автор Татьяна Вольтская.

Татьяна Вольтская: В Европе гражданских браков становится так много, что некоторые демографы пророчат гибель традиционной семье, которая, по их мнению, обречена быть вытесненной семьей, где люди живут в гражданском браке. Сегодня около трети все детей в странах Европейского союза рождается вне брака. При этом, естественно, разные европейские страны выглядят в этом отношении по-разному. Например, в Швеции, которая часто связывается у нас с образом "шведской семьи" и весьма раскованных нравов, гражданских браков не так уж много, и шведские молодые люди не так бояться связывать себя официальными семейными узами, как, например, немецкие. Зато в Германии крепнет тенденция жить и без детей, и без семьи, в крупных немецких городах до 63 процентов взрослых людей не имеет семьи. В Европе, по статистике, распадается каждый второй брак, а средний брачный возраст для женщин уже перевалил за 30. По данным глобального интернет-опроса, в Европе идею гражданского брака поддерживают 77 процентов всех участников исследования, в Азиатско-Тихоокеанском регионе - 72 процента, в Северной Америке - 52 процента.

В России тех, кто за и тех, кто против гражданского брака, оказалось примерно поровну. Психологи считают, что инициаторами именно такой формы сожительства чаще всего бывают мужчины, женщины же воспринимают ее как прелюдию к настоящему браку. Но бывает и наоборот - как в случае с Татьяной, счастливо живущей в гражданском браке уже 26 лет.

Татьяна: У меня очень большой опыт гражданского брака. В основном из меркантильных каких-то соображений, когда я вроде бы и замужем, то есть, где надо, я говорю, что у меня есть муж, есть отец у ребенка, установлено отцовство, а где-то я могу сказать, что я одинокая мать.

Татьяна Вольтская: Ну, это, наверное, скорее, в советское время было важно, когда квартирный вопрос, да?

Татьяна: И сейчас. Тогда, скажем, больничный по уходу за ребенком у одиноких матерей был больше, квартиру мы получили, поскольку мой отец и я со своим сыном - мы представляли две разные семьи. А если бы был еще муж, то тогда его площадь не позволила бы получить эту квартиру. И в наше время у меня нет мужа юридически, я не имею доходов от него - я могла получать компенсацию, у меня сын получал социальную стипендию. И сейчас тоже я могу получать компенсацию за квартиру. Получается, что для меня это выгодно. Может быть, нехорошо, но тем не менее.

Татьяна Вольтская: А муж-то сам хочет жениться на вас?

Татьяна: Да, муж хотел бы узаконить наши отношения. Ну, может быть, так мы и сделаем, в конце концов.

Татьяна Вольтская: А ваши домашние, родители как на это смотрели, ваш сын?

Татьяна: Родители совершенно другого воспитания, конечно, и мой отец никогда не мог понять, хотя ему объяснялись вот эти выгоды, тем не менее, он все-таки за регистрацию. Сын тоже не очень почему-то хочет этого понять, не понимает, как это мы всю жизнь прожили, так и не зарегистрировав наши отношения. Но, тем не менее, пока он живет общим хозяйством с девушкой, и пока он тоже не регистрирует. Но в данном случае они, наверное, хотят проверить, смогут ли они существовать совместно, на одной площади, в одном времени.

Татьяна Вольтская: Эта тенденция, она вами приветствуется вообще у современной молодежи - проверять отношения?

Татьяна: Да, я считаю, что это должно все-таки позитивно сказаться на количестве разводов, то есть их уменьшить, чтобы люди все-таки немного друг друга узнали. Ну, тут дело такое, нельзя перегибать палку, потому что 5-8 лет - и уже потом расходятся скорее, чем женятся. Хотя бывает по-разному. Но лучше, если хотя бы годик-другой притрутся друг к другу и точно уже будут знать, что все-таки... Не хотелось бы такого количества разводов, так много брошенных детей.

Татьяна Вольтская: И все-таки, Татьяна, мне как-то хочется уточнить. Вам не бывает жалко своего мужа, который, возможно, тайно страдает, не имея возможности на вас официально жениться?

Татьяна: Нет, я не вижу причин его жалеть, потому что мне кажется, что я для него подарок, он прожил вот эти 26 лет очень хорошо, интересно, очень многое узнал и увидел. Поэтому, нет, не жалко. Я считаю, что он попал в хороши руки, так же и его мама считала. Я за брак по расчету, не имея в виду здесь только корыстные какие-то цели. В данном случае человек он действительно очень простой, средних, наверное, способностей, он не мог сделать карьеры никакой, у него нет даже высшего образования, но очень мягкий, добрый, надежный, верный человек. Поэтому я вот на нем и остановила свой выбор, не жалею до сих пор об этом, потому что мне жить с ним очень комфортно. Я думаю, что он не предаст, не обманет, я не видела измен с его стороны. Мне кажется, это редкость сейчас. И он мне нужен был для того, чтобы я... уже было за 30, и я считала, что уже нужно родить ребенка, попробовать и это в жизни - стать матерью. И, в общем, он оказался неплохим отцом, но прежде всего неплохим мужем.

Татьяна Вольтская: Конечно, такой длительный и благополучный гражданский брак, да еще по инициативе женщины - не такое частое явление. Гораздо характернее - молодые партнеры, живущие вместе, но еще не решившие, станут ли они семьей. Правда, статистика показывает, что отношение к своему семейному статусу у мужчин и женщин очень сильно различается: 92 процента женщин, состоящих в гражданском браке, считают себя замужними, но 85 процентов мужчин считают себя холостыми. Психологи тоже замечают, что, как правило, именно мужчина считает штамп в паспорте пустой ненужной формальностью, а женщина, даже если внешне с ним соглашается, в глубине души все же надеется, что когда-нибудь эти отношения будут узаконены. На мой взгляд, именно такая ситуация складывается в гражданской семье Сергея.

Сергей: У меня было два официальных брака, после чего я решил с этим делом больше не связываться, не вмешивать государство в свои отношения с женщинами. Официальное вмешательство нужно только тогда, когда есть что делить. Мое отношение к этому такое: ты не доверяешь партнеру, партнер не доверяет тебе, и в качестве третьего лица привлекается государство. Если какие-то споры возникают, то государство вмешивается и начинает делить: детей, имущество, еще и еще. Для себя лично я не считаю регистрацию в государственных органах чем-то важным.

Татьяна Вольтская: Скажите, пожалуйста, Сергей, как вы считаете, вот то, что вы живете в неофициальном браке, это влияет как-то на ваше чувство ответственности, скажем, перед вашей новой семьей.

Сергей: Да, влияет. Мне кажется, что в положительную сторону. Потому что я по натуре такой человек, которому трудно что-то делать по обязанности, поэтому когда я что-то хочу делать, не обязательно, но я хочу, - я это делаю с удовольствием, с душой. Но как только оказывается, что мне что-то нужно обязательно делать, по обязанности, - мне сразу этого делать не хочется. И в этом смысле официальное заключение брака, оно приведет к явно противоположному результату. Если брак будет официально заключен, то мое отношение к моей супруге независимо от моей воли переменится в худшую сторону - именно потому, что я буду чувствовать себя вынужденным что-то делать, и мне сразу этого не будет хотеться. А так мне кажется, что я поддерживаю какие-то вот в себе романтические чувства, романтическое отношение.

Татьяна Вольтская: Гражданская жена Сергея, Анна, в общем, поддерживает мужа.

Анна: Я, честно говоря, об этом не задумывалась. Но на самом деле, очевидно, мне дороги отношения с ним, и учитывая его мнение в этом вопросе, меня это устраивает. Действительно, нас не связывают имущественные отношения, что очень хорошо. Видимо, это все не произносится вслух, но, тем не менее, раз мне дорого его мироощущение, значит, я с этим...

Татьяна Вольтская: Соглашаетесь, да. Но я думаю, что помогает этому то, что все-таки у вас нет общих детей. Если бы были, то, может быть, картина была бы другая.

Анна: Ну, тут трудно сказать. Наверное.

Татьяна Вольтская: Зато у Сергея на этот счет - полная определенность.

Сергей: Если бы были общие дети, то официальный брак был бы заключен обязательно с моей стороны. Это точно, потому что ответственность перед совершенно другим человеком - и тут уже... Мой личный опыт показывает, что, в общем, нельзя отдавать их на произвол судьбы, женщине просто так (смеется).

Татьяна Вольтская: А женщину можно на произвол судьбы.

Сергей: Женщину на произвол судьбы никто, в общем-то, отдавать не собирается. В данном конкретном случае женщина каждый раз говорила, что она совсем не стремится к замужеству, и у меня нет оснований ей не доверять.

Татьяна Вольтская: А нет оснований заглянуть поглубже и подумать: а нет ли у нее все-таки такого скрытого, тайного желания, которое, я думаю, часто бывает у женщины, если она даже в этом не признается?

Сергей: Я думаю, что оно есть. То есть я даже уверен, что оно есть, но нельзя же женщинам позволять настолько расслабляться, чтобы следовать своим тайным желаниям до конца (смеется). Если женщина почувствует право хозяйки на мужчину, я думаю, что ее отношение очень резко изменится. А пока она чувствует, что мужчина может в любой момент рассердиться и сказать: "Извините, я больше не могу" - она в чем-то себя сдерживает.

Татьяна Вольтская: Ага, значит, вы в какой-то степени культивируете такую психологическую зависимость вашей гражданской жены от вас.

Сергей: Нет, я просто не хочу осложнять себе жизнь, с одной стороны психологическую, а с другой стороны - материальную, официальную. При официальном заключении брака женщина считает себя вправе вести себя, на мой взгляд, не очень хорошо по отношению к мужчине. Во всяком случае, два раза такое уже было, третий раз я такого не хочу. И мне кажется, что когда брак официально не заключен, тут каждый живет с другим человеком только потому, что ему так хочется. А как только не хочется, ну, значит, можно расстаться.

Татьяна Вольтская: Анна не возражает против такого положения вещей.

Анна: Дай бог, пусть он так и считает, что он мной манипулирует. Эта игра в какой-то степени, конечно, осознанная, но она действительно добровольная - вот что является, наверное, основой наших взаимоотношений. То есть это есть налет романтизма - да, это есть, и для меня это важно.

Татьяна Вольтская: Наш разговор происходит в присутствии друзей этой семьи. Юлия Бояринова совсем не склонна видеть в таких отношениях высокого романтизма.

Юлия Бояринова: Нет, мне кажется, что ситуация, когда человек женат на одной женщине и имеет, как угодно, романтические отношения к другой или вот у него есть впечатление, что это его нынешняя семья, все равно его связывают отношения с той, другой женщиной. И на самом деле оказывается, что его представление о том, что вот в данной ситуации он свободен...

Татьяна Вольтская: Вы хотите сказать, что у него есть отношения с прежней семьей, о которых он предпочитает забыть.

Юлия Бояринова: Да. Не то что он предпочитает забыть, он предпочитает себе представлять, что у него нет имущественных отношений с этой семьей, с новой. У него с этой семьей имущественных отношений нет, а с той семьей они все равно есть. И пока он не разведется, он не перейдет на этот уровень. Поэтому его отношения с его ныненшей партнершей, по-моему, не совсем честные в этом смысле. Потому что если он все-таки считает, что их отношения складываются на долгосрочной основе, он не дает ей гарантий благополучия, заботы в старости. Потому что его отношения с той семьей полностью его связывают.

Татьяна Вольтская: А вообще бывают ли случаи, с вашей точки зрения, когда гражданский брак, по крайней мере на какое-то время, оправдан?

Юлия Бояринова: Безусловно, оправдан, когда люди только начинают жить, пока у них нет детей и если они, в принципе, чувствуют, что это недолгосрочные отношения. Если это долгосрочные отношения, то, по-моему, представление о том, что, не привлекая государство, путем гражданского брака ты полностью от него уходишь, это ложное впечатление. Потому что оно точно так же привлекается, но тогда твой партнер оказывается в невыгодных условиях.

Татьяна Вольтская: Говорила Юлия Бояринова.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG