Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Вене состоялась встреча лидеров Европейского Союза и президента США Джорджа Буша


Программу ведет Андрей Шар ы й. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Александр Гостев .



Андрей Шарый : Сегодня в Вене состоялась встреча лидеров Европейского Союза и президента США Джорджа Буша. Довольно много важных тем обсуждалось на этой встрече. В частности, Джордж Буш высказался за закрытие военной тюрьмы на базе Гуантанамо, где содержат подозреваемых в терроризме. В поездке Джорджа Буша сопровождает Государственный секретарь Кондолиза Райс. Помимо вот этой проблемы Гуантанамо, обсуждается ядерная проблема Ирана, итоги саммита в Брюсселе, региональные конфликты, секретные тюрьмы ЦРУ в Европе. Перечень вопросов очень большой. Проблемы перед союзниками стоят все-таки непростые, а иногда довольно спорные. За ходом переговоров следил мой коллега Александр Гостев.



Александр Гостев : Накануне встречи Буша с лидерами Евросоюза большинство экспертов в области международной политики сошлись во мнении - саммит в Вене необходим Вашингтону в первую очередь для того, чтобы продемонстрировать всему миру отсутствие ключевых разногласий между ним и его европейскими союзниками - таких, как несколько лет назад, во время начала вторжения в Ирак. С каким настроением Джордж Буш должен был отправиться в Европу - на этот вопрос Радио Свобода ответил научный сотрудник института Катона в Вашингтоне Мариан Тупы.



Мариан Тупы: Я думаю, президент Буш поднимет ряд вопросов, важных для США и американской внешней политики. Это прежде всего Ирак, а точнее вклад европейцев в экономическое восстановление Ирака. Ведущие страны Западной Европы обещали оказать Ираку финансовую помощь, и хотелось бы знать, когда и в каком объёме обещания будут выполнены. Естественно, проблема Ирана чрезвычайно важна для всех участников саммита. Это тот нечастый случай, когда между США и Европейским союзом существует взаимопонимание. Теперь надо договориться о дальнейших совместных шагах против иранских ядерных амбиций. Буш хотел бы добиться прогресса в вопросе о сельскохозяйственных субсидиях, которые мешают развитию глобальной торговли. Я не думаю, что проблема Северной Кореи займет одно из центральных мест в европейском саммите. Пусть Китай, Япония, Южная Корея и США занимаются этим вопросом. Для европейцев северокорейская проблема не так важна.



Ян Рунов: При каких условиях вы назвали бы венский саммит успешным?



Мариан Тупы: Интересно, что Белый дом не ожидает никаких важных результатов этого совещания. Одна из причин участия Буша в европейском саммите, который исторически никогда не отличался результативностью, в том, что Америке нужны европейцы, без поддержки которых Вашингтону трудно будет добиться поставленных целей. Белый Дом знает, что президент может подвергнуться жесткой критике за тюрьмы " Абу - Гра и б " и Гуантанамо, за тайную транспортировку подозреваемых в терроризме через воздушное пространство европейских стран, что в Австрии настроены против Буша и ожидаются антиамериканские демонстрации, но, несмотря на все это, Буш равно решил участвовать в совещании. Ему важно убедить Европу, что времена, когда его администрация действовала, не считаясь с европейскими союзниками, ушли в прошлое.



Александр Гостев : Визит президента США в Вену начался с легкой ноты - Джордж Буш встретился с Хайнцем Фишером - президентом Австрии, председательствующей сейчас в ЕС. Лидеры двух стран сфотографировались в компании с двумя женщинами, главами своих внешнеполитических ведомств - госсекретарем США Кондолизой Райс и главой внешнеполитического ведомства Австрии Урсулой Плассник. Буш в этот момент заметил.



Урсула Плассник : Это называется - два репейника между двумя розами!



Александр Гостев : Переговоры продолжались несколько часов. Канцлер Австрии Вольфганг Шюссель, первым затем беседовавший с журналистами, сказал, что беседа с Бушем показалась ему «весьма продуктивной». По словам Шюсселя, известная разница взглядов на возможные пути решения разных мировых проблем - ни в коей мере не бросает тень на общий высокий уровень отношений ЕС с Соединенными Штатами.



Вольфганг Шюссель : Одна из важных тем, которую мы обсудили - как убедить Иран отказаться от обогащения урана? Тегеран должен сделать правильный выбор. Мы приветствуем участие США в этом процессе как исторический знак готовности Вашингтона к переговорам, если будут условия для их возобновления. Это придает вес единой позиции, которой придерживаются все участники переговоров по урегулированию кризиса вокруг иранской ядерной программы.



Александр Гостев : Джордж Буш, выступая после переговоров, призвал к созданию «единого дипломатического фронта» для решения иранской проблемы.



Джордж Буш : Это очень важно, чтобы руководство Ирана сказало себе: "Европа, США, Россия и Китай едины в желании удостовериться, что иранцы не разрабатывают ядерное оружие".



Александр Гостев : Другие темы, которые были подняты на саммите, вызывают между США и Евросоюзом куда больше разногласий, чем отношение к Ирану. Главная из них - это война в Ираке и сопутствующие ей обстоятельства, в первую очередь авиарейсы ЦРУ через Европу, якобы перевозившие подозреваемых в терроризме в секретные тюрьмы, а также тюрьма на базе США в Гуантанамо, где содержат подозреваемых в терроризме, и где трое заключенных недавно покончили с собой.


Джордж Буш сегодня четко высказался за закрытие тюрьмы в Гуантанамо - он подчеркнул, что предпочитает, чтобы заключенных отправили обратно на родину. Вместе с тем, президент отметил:



Джордж Буш: Там есть люди, которые должны предстать перед американскими судами. Они - хладнокровные убийцы. Если их отпустить, они совершат убийство. Я понимаю обеспокоенность европейских лидеров. Я сообщил им о моем глубоком желании завершить эту программу, но также я заверил их, что мы не намерены выпускать на свободу людей, которые могут повредить вам.



Александр Гостев : Вольфганг Шюссель добавил по этому поводу.



Вольфганг Шюссель : Мы можем победить терроризм, только если не будем поступаться нашими ценностями. Н астоящей победы над террористами не будет, если мы откажемся от своих ценностей - демократии, правосудия, прав человека. это важно знать.



Александр Гостев : Визит Буша в Австрию сопровождается массовыми акциями протеста против присутствия американских войск в Ираке. На улицы Вены вышли более тысячи молодых людей, держащих в руках антиамериканские транспаранты.



Андрей Шарый: О философии трансатлантического партнерства я беседовал с петербургским американистом, заведующим кафедрой североамериканских исследований Санкт-Петербургского университета, профессором Борисом Ширяевым.


Давайте постараемся сначала найти верное определение тональности нынешних отношений Западной Европы, Европейского Союза и Соединенных Штатов. Это близкие союзнические отношения, отношения осторожного союзничества? Как бы вы определили их температуру и окраску?



Борис Ширяев: Конечно, это близкие союзнические отношения. Те рассуждения в связи с акцией США в Ираке, как известно, они внесли определенную напряженность в этих отношениях, но, я думаю, это просто тактически. Просто европейские союзники США хотели бы в большей степени иметь как бы голос при принятии решений, а непросто выполнение тех решений, которые принимают Соединенные Штаты Америки. Безусловно, Соединенные Штаты Америки из Европы не уйдут. Европа в этом не заинтересована, да и Европейский Союз очень заинтересован, естественно, в отношениях с Соединенными Штатами Америки. Так что, вот эта концепция и стратегия трансатлантических отношений имеет, конечно, основания. Это будет длительное явление, и достаточно прочная деятельность стратегии. Это, безусловно.



Андрей Шарый: Концепция трансатлантических отношений сейчас, скажем, после 11 сентября 2001 года наполняется каким-то новым содержанием? Можно говорить о том, что это принципиально новая какая-то база метафизического сотрудничества Европы и Америки?



Борис Ширяев: Я бы так не сказал. Просто под влиянием разных ситуаций появляются нюансы. Но, в целом, конечно, это стабильные стратегические отношения. Другое дело, что Соединенные Штаты Америки хотели бы сделать Европу более управляемой. В последние годы, как известно, в США заговорили о новой Европе, делались намеки на то, что Соединенные Штаты Америки будут в большей степени полагаться на новых членов НАТО, в частности, выделяется Польша в большей степени. Но новые члены НАТО более активно поддержали США в иракской акции. Но это, я думаю, делается для того, чтобы показать Европе, что Соединенные Штаты Америки имеют достаточно много рычагов для управления вот этими отношениями в рамках трансатлантических отношений.



Андрей Шарый: Можно охарактеризовать хотя бы частично отношения Европейского Союза и США как отношения соперничества?



Борис Ширяев: Соперничество, безусловно, есть. Соперничество, прежде всего, в экономической сфере. Ведь Европейский Союз по экономическому потенциалу выходит на стратегические позиции. Это экономический соперник Соединенных Штатов Америки. Но опять-таки это конкуренция. Я думаю, что Соединенные Штаты Америки это не то, что не тревожит, но воспринимается достаточно спокойно. При всех каких-то возможных коллизиях, я думаю, что и руководство ЕС, и Соединенные Штаты Америки всегда найдут возможность придти к соглашению и как-то сгладить. Они не заинтересованы в конфронтации, а даже в каких-то острых расхождениях, несмотря на то, что и во Франции, и в Германии, и в некоторых других странах раздаются достаточно резкие критические замечания в адрес Соединенных Штатов Америки. Но это расхождения в лагере все-таки союзников.



Андрей Шарый: Периодами риторика критическая по отношению к политике российских властей со стороны Европейского Союза бывает довольно жесткой. Связано это, прежде всего, с нарушениями прав человека, с нарушением свободы печати, ситуацией на Северном Кавказе. Америка ведет себя в последние годы, по крайней мере, сдержаннее в этом отношении. Вы видите здесь какой-то большой люфт в позициях, или речь идет просто о каких-то конъюнктурных моментах?



Борис Ширяев: Во многих странах Европы очень сильные левые настроения. Традиционно ведь социал-демократические партии, вообще, социал-демократическая идеология в Европе имела очень большое влияние и продолжает иметь влияние. Короче говоря, левые либеральные традиции в Европе, безусловно, сильнее, чем в Соединенных Штатах Америки.


Не случайно то, что европейские страны, в частности, Европейский Союз, Совет Европы уделяют столь большое внимание проблемам прав человека. Это делается частично еще и для того, чтобы привлечь симпатии населения новых членов Европы, бывших союзников СССР по Варшавскому договору, да и часть населения России н свою сторону.


В Соединенных Штатах Америки тоже достаточно много критических таких настроений, но в США смотрят на это несколько по-другому, чем в Европе. Я бы сказал, более прагматично. В Америке важнее, наверное, их геополитический интерес. Они этого не скрывают. Смотрите, возьмем события на Украине - вот эту "оранжевую" революцию. Мне замечательными показались слова Бжезинского в одной из статей, когда проходили эти туры голосований и все события на Украине в 2004 году. Он сказал примерно так: Ставки на Украине чрезвычайно высоки. Они гораздо выше и важнее, чем судьбы демократии. Это очень примечательно.



Андрей Шарый: Вот этот сегодняшний венский саммит - это одно из последних, если не самое последнее такое представительное международное собрание накануне саммита "большой восьмерки" в Санкт-Петербурге. Ожидаете ли вы, что Европа и Америка постараются выработать какую-то общую, достаточно жесткую позицию относительно тех критических пунктов в отношении к России, о которых мы только сейчас говорили?



Борис Ширяев: Я бы два момента выделил. Во-первых, сам саммит показатель того, что США и Европа все-таки настроены на диалог, и на консенсус, и на то, чтобы сгладить все противоречия, которые время от времени появляются. В последние годы, в период второй администрации Джорджа Буша-младшего, явно заметен крен в сторону нормализации отношений с Европой, явно заметно стремление сделать более мягкими те достаточно негативные высказывания в Америке по поводу Европы в связи с Ираком. Это первое.


Второе. Да, возможно европейские союзники и США пытаются выработать какие-то общие позиции накануне встречи. Но я не думаю, чтобы были выработаны какие-то жесткие требования к России на этом саммите. Да, безусловно, видимо, речь идет о согласовании каких-то позиций на саммите. Я полагаю, что каких-то резкости и жесткости в отношении России не будет. После саммита возможно, да.


XS
SM
MD
LG