Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Росфинмониторинг отчитался о преступлениях


Ольга Романова

Ольга Романова

Любопытные вещи творятся на свете, господа. Особенно в кризис и особенно в России. Невероятно пикантны небольшие, малозаметные события: дьявол, как известно в мелочах.

Вот, например, на неделе Федеральная служба России по финансовому мониторингу объявила, что преступные группировки все чаще пытаются обналичить деньги в условиях кризиса. Спикером от ведомства выступил зампред Дмитрий Скобелкин. Коротенько приведу основные тезисы его блистательного выступления.

Скобелкин сказал, что Росфинмониторинг отслеживает транзакции банков, связанные с использованием предоставленной им госпомощи, поскольку в конце 2008 года были выявлены случаи, когда нарушался порядок выполнения первоочередных задач, на которые должны были использоваться госсредства. "Сейчас количество нарушений сократилось. Все (банки) поняли задачи, и вся господдержка используется на те цели, на которые выделялась", – сказал замглавы Росфинмониторинга. Отвечая на вопрос о том, какие нарушения были выявлены на первом этапе предоставления банкам госпомощи в конце прошлого года, Скобелкин отметил, что некоторые банки приобретали иностранную валюту для получения сверхдоходов вместо того, чтобы кредитовать реальный сектор экономики. Еще финансовый чиновник сообщил, что в российских банках проводится 60% подозрительных операций.

Шестьдесят процентов подозрительных операций. Обалдеть. Это если бы вас вызвали в школу и сказали, что ваш отпрыск ведет себя в основном подозрительно. Или вас лично вызвал бы участковый и сообщил, что вы подозрительны, он берет вас на учет как потенциально страшного человека и, видимо, преступника. Это, очевидно, будет означать одно из двух: или участковый рехнулся, или вы действительно страшный человек и вас нужно остановить, пока вы не начали палить по работникам и покупателям супермаркета.

Но: даже если вы такой страшный и ужасный человек, вас простят при условии, что вы больше не будете отбирать у старушек пенсию. Вот вам дали денег из бюджета (то есть денег налогоплательщиков) в рамках госпомощи – ну, чтобы и вас поддержать, чтобы могли на рынок сходить, икорки прикупить, а сдачу отдать стареньким родителям, у которых пенсия маленькая и вообще задерживают. А вы на эти народные деньги купили икры побольше, положили в холодильник, гостей позвали, а еще какую-то часть просто притырили – вещь ценная, пригодится. А стареньким родителям не досталось. Так вот, если после всего вы пообещаете, что больше так делать не будете, вам еще денег дадут, а участковому скажут отлезть и больше не приставать.

И вот еще какая маленькая пикантная деталь – насчет обналичивания. Вот, дескать, выросло оно, обналичивание. А теперь вопрос: кому и зачем нужны наличные в большом объеме? До кризиса ответа было два: на взятки чиновникам и на крупные покупки, для ухода от налогов. Причем, как мы знаем по опыту и наблюдениям, в основном эти крупные покупки чиновники же и совершают: женам, деткам, тещам и т.д. Ну, или вкладывают в не слишком разборчивый – или уже совершенно закошмаренный – бизнес. Теперь не время для больших покупок, люди стараются придержать кэш. А взятки нужны по-прежнему. А еще во время кризиса в тень начали уходить зарплаты, то есть кэш нужен еще и для выдачи работникам в конвертах. Вот, видимо, эта часть обналички и подросла. А взятки так и остались, на том же примерно уровне.

Вот примерно об этом рассказал публике зампред Росфинмониторинга Скобелкин. Рассказал, и дальше пошел – работать.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG